[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Ivan Koshurinov", "author_type": "self", "tags": ["\u0430\u0432\u0442\u043e"], "comments": 55, "likes": 26, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22574", "is_wide": "" }
Ivan Koshurinov
5 298

Экономика автопилотов: почему не стоит ждать революции на рынке

Аналитики предполагают, что автопилоты полностью изменят весь авторынок, который оценивается в два триллиона долларов ежегодных продаж автомобилей и сопутствующих сервисов. Обозреватель vc.ru объяснил, почему не стоит ждать упадка «классических» автопроизводителей и революции на рынке. 

Поделиться

В избранное

В избранном

Будущее пассажирских перевозок связывают с двумя понятиями: каршерингом и автопилотированием. Каршеринг — это замена частного автомобиля общественным, автопилотирование — отсутствие необходимости в водителе.

Для удобства мы посчитаем их экономику отдельно.

Грустная правда каршеринга

Оплачивая поездку на автомобиле, пользователь компенсирует связанные с ней расходы. У трат на автомобиль две составляющие: постоянная и переменная. Для простоты считаем, что постоянная статья не зависит от пробега, а переменная зависит только от него (это не совсем так, но важна общая картина).

Согласно исследованиям, средний автомобиль всего 5% времени проводит в движении. При среднем пробеге в 15 тысяч км в год и средней скорости для мегаполиса 30 км в час получаем примерно 500 часов — менее полутора часов в день. Покупая свой автомобиль, вы платите и за остальные 95% времени, когда автомобиль просто стоит на парковке.

Стоянка автомобиля у дома имеет понятную оценку в деньгах — это потеря стоимости, та самая постоянная статья расходов. По данным PwC, она составляет менее трети совокупных расходов на владение автомобилем. Если вы используете автомобиль, который ежегодно проезжает заметно больше тех же 15 тысяч километров, постоянная статья расходов практически полностью размывается на фоне переменных статей — топлива, технического обслуживания, стоимости парковки.

По таком принципу работает и такси. Но у экономики совместного пользования есть другая проблема: холостой пробег, дистанция между полученными заказами. У личного автомобиля холостого пробега нет по определению.

Если судить по форумам, даже у такси в службах уровня «Яндекса» или Uber холостой пробег составляет около 50% от эффективного. Его уровень перестал падать, несмотря на рост проникновения сервисов такси. То есть фактически оплачивается лишь 66% пробега. Значит, каждый оплаченный километр должен быть в полтора раза дороже просто для того, чтобы покрыть расходы на неоплаченные километры.

Возможно, дело в фундаментальных свойствах транспортных потоков, например, асимметричности: утром все едут в центр, вечером из центра. На выходные все уезжают из города, а не наоборот. График плотности дорожного потока имеет явно выраженные пики — автомобиль всем нужен примерно в одно и то же время.

Поэтому мы выкидываем постоянную составляющую расходов, в полтора раза увеличивая переменную. То есть умножаем в 1,5 раза статью, которая составляла 66% расходов, получая те же 100%. В переводе — расходы на эффективный пробег такси и частного автомобиля примерно равны.

Из приведенного отношения следует известный факт: такси выгоднее собственной машины при небольшом количестве поездок (вы избавляетесь от постоянной составляющей расходов), но проигрывает при большом числе поездок. А вот автопроизводителю вообще все равно: он же продает вам ресурс автомобиля, то есть пробег, который вы в любом случае сделаете.

Главная же задача каршеринга — уменьшение значения холостого пробега. Отсюда внимание сервисов такси к мощной математике, big data и росту любой ценой (чем больше машин, тем проще найти машину рядом). Именно так, на живых данных, считается экономика будущих беспилотников.

Сколько сэкономит автопилот

Здесь экономика намного проще. В стоимости километра такси вклад водителя составляет около 40%, но эти деньги никто не вернет клиенту полностью. Вместо водителей деньги получат автопроизводители — они уже прилично вложились в автопилотирование и обороты только растут. В числах это около 40-60 тысяч долларов в год с автомобиля — его вторая стоимость.

Кто еще получит деньги? Здесь нужно обратить внимание на строку Plate Lease Costs — это приведенная к году стоимость лицензии на такси. Можно предположить, что при переходе на стопроцентно администрируемые автопилотируемые перевозки стоимость государственных отчислений с машины только вырастет.

Кто получит преимущества​

Увы, стоимость поездки не упадет в разы — никаких предпосылок к этому нет. Скорее всего, речь пойдет максимум о 20-процентном (половина затрат на водителя) снижении стоимости поездки. 

Действительно снизить стоимость позволят другие сервисы — райдшеринг, заходящий на территорию общественного транспорта. Такие сервисы уже работают — например, Uber Cab, Blablacar и корпоративные карпулы. Исследования экономики в это сегменте еще только ведутся.

Другое дело — перераспределение реальных финансовых потоков, которые почти не уменьшатся. Вот за них и идет борьба. Падение продаж автомобилей под вопросом, но в любом случае будет компенсировано удорожанием автомобилей и премией за эксплуатацию автопилотов. Поле для маневра — от 30 до 60 тысяч долларов в год за каждого водителя такси. По разным оценкам, в мире минимум 15 млн водителей такси — это 500 млрд долларов ежегодно.

На чем еще автопроизводители с удовольствием сэкономят, так это на дилерах. Их не особенно любят — так, в Штатах законодательно нельзя продавать автомобили напрямую и Tesla регулярно судится по этому поводу. В дилерской сети оседает примерно 10% стоимости автомобиля — около 150 млрд долларов ежегодно. Примерно в такой же объем оценивается выручка от сервисных услуг — эти деньги тоже заберут у частных компаний. Всего получается около 800 млрд долларов в год, которые сейчас полностью проходят мимо автопроизводителей. Рост рынка на 50%.

Кроме того, распространение автопилотов тесно связано с переходом на электромобили. В таком случае топливные компании (продают топливо для генерации энергии в автомобиле) уступят место энергетическим (генерируют энергию и передают автомобилю). Ежедневно в мире потребляется около 11 млрд литров бензина — это минимум 6 млрд долларов в день или 2 трлн долларов в год.

Так что развитие автопилотов приведет к серьезному перераспределению прибыли в пользу существующих крупных игроков — поэтому автопроизводители вкладывают любые разумные деньги в автономные технологии. Корпорации в выигрыше, сервисы в выигрыше. 

#Авто

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления