[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Павел Федоров", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u0438","\u0442\u0432\u0438\u0442\u0442\u0435\u0440","\u043a\u0435\u0439\u0441","\u043b\u0430\u0439\u043d","\u0433\u0434\u0435_\u0447\u0435\u043c\u043e\u0434\u0430\u043d_\u0441_\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0430\u043c\u0438"], "comments": 0, "likes": 12, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "2258" }
Павел Федоров
3 133

Твиттер, Line и Пол Маккартни

Твиттер проиграл Пола Маккартни мессенджеру Line. Тому самому, который за два года вырос до 280 миллионов зарегистрированных пользователей (против 550 у Twitter) и готовится к IPO с оценкой в $28 млрд.


Итак, Маккартни. В твиттере у него 1,6 миллиона фолловеров.



Профиль музыканта в Line появился две недели назад и уже собрал там почти 4 миллиона подписчиков.



То есть, в мессенджере про картинки Маккартни моментально собрал в два раза больше подписчиков, чем в самом известном и популярном микроблогинговом сервисе мира. Почему?


Буквально в начале октября певец проводил в твиттере сессию вопросов и ответов, которую сам сервис использовал как демонстрацию того, как они готовы помочь VIP-пользователям найти свою аудиторию. Line же не только дал Маккартни большее число подписчиков, но и лучшую конверсию и вовлечение.


Отличие состоит уже и в подходе: пользователи мессенджера получают все апдейты прямо на телефон, тогда как в твиттере нужный пост может затеряться среди сотен других. Ну и главным источником монетизации (и популярности) Line являются стикеры, часто выпускаемые наборами, которые можно получить бесплатно, выполнив то или иное условие (и они очень, очень классные, – прим.ред.)


Стратегия продвижения аккаунта певца заключалось в том, что каждый, кто подписался на его профиль, мог бесплатно скачать набор стикеров с, собственно, Маккартни. Именно в таком простом решении состоит весь секрет бешеного роста подписчиков аккаунта, потому что фанаты Лайн жить не могут без новых нарядных картинок.



Дошло до того, что музыкант начал рекламировать свой аккаунт в Line в твиттере.




В итоге, довольны остались почти все. Маккартни получил прямой доступ к почти 4 миллионам фанатов, пользователи получили халявные стикеры и новости от кумира, а Line заработал денег.


Конечно, это только частный пример, и, пока Line ориентирован на Азию, микроблогинговому сервису как будто нечего бояться. Но вот когда мессенджер всерьез пойдет на рынки Европы, США, Латинской Америки (уже русифицирован, кстати), то ситуация с Маккартни будет более чем показательной.


Сейчас Line подходит к монетизации интереснее, чем сервис микроблогов, который просто предоставляет промоушн твитов или аккаунтов.


Но всё может измениться в тот момент, когда (и если) Твиттер выкатит свой собственный мессенджер.

#Соцсети #Твиттер #кейс #лайн #где_чемодан_с_деньгами

Популярные материалы
Показать еще

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления