[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 20, "likes": 16, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22836" }
Daria Khokhlova
4 595

«Рынок в тумане, но провал Uber не обрушит пузырь»

The Atlantic побеседовала с экспертами отрасли о том, как лопнет новый ИТ-пузырь и когда это произойдёт.

Поделиться

В избранное

В избранном

«Особенность рыночных пузырей заключается в том, что никто не знает, насколько они велики, — пока они не всплывут. И когда становится ясно, каковы их объёмы, обычно уже поздно», — пишет редакция The Atlantic.

Крах доткомов в начале 2000-х годов обошёлся индустрии в $5 трлн. С тех пор представители отрасли гадают, когда же лопнет следующий пузырь и сколько ещё инвестиций успеют влить в стартапы фонды. Эксперты отмечают ранние сигналы надвигающегося кризиса: закрытие или поглощение компаний, снижение объёма инвестиций и выходов на биржу, завышенная стоимость акций, падение стоимости стартапов.

«А затем на рынке появляется условный Uber, который, несмотря на убыточность, оценивается в $70 млрд и оказывается в центре одного скандала за другим. Только в 2017 году против стартапа объявили бойкот, его обвиняли в незрелости корпоративной культуры и краже интеллектуальной собственности».

Каждый раз, когда кто-то пытается привлечь очередные инвестиции, я боюсь, что рухнет вся отрасль.​

— пользователь агрегатора Hacker News

«Будущее Uber, технологий, огромные средства и тысячи рабочих мест висят на волоске. Насколько все эти вещи связаны и взорвётся ли пузырь вместе со стартапом — вопрос, который не дает никому покоя, и на который ни у кого нет ответа. И он достоин обсуждения», — пишет The Atlantic.

«Такие проекты постоянно балансируют на краю. Если Uber спотыкается, сердца представителей индустрии уходят в пятки», — продолжает The Atlantic. Часть пузыря, пишет издание, образуется в среде с низкой процентной ставкой — деньги стекаются туда, если стекаться больше некуда.

Это, по мнению The Atlantic, ключевой момент — и именно он определяет реальную стоимость Uber. Проблема проекта в том, что он не предлагает ничего уникального — на этот рынок может войти любой разработчик. Для пользователя переход с одного приложения на другое не составит особенного труда: единственное, что ему нужно будет сделать, — заново ввести данные банковской карты.

Что произойдёт с другими компаниями-"единорогами", если Uber падёт? Что будет потом?​

Эксперты, с которыми удалось побеседовать The Atlantic, не думают, что возможный крах компании подорвёт всю остальную отрасль. «Важно видеть разницу между действительно ценными проектами и пустышками, которые получили деньги только потому, что их было больше некуда вкладывать».

В качестве примера редакция приводит медицинский стартап Theranos, который предлагал клиентам прогрессивную технологию тестирования и анализа крови. Компания оценивалась в $9 млрд, а позже выяснилось, что всё это время её основатели обманывали инвесторов и пациентов.

«Theranos развалилась, но пузырь так и не всплыл. Возможно, в этот раз всё не так, как во времена доткомов. Вопрос в том, считают ли инвесторы случаи с Theranos и Uber симптоматичными или полагают, что это лишь единичные примеры, — объясняют эксперты. — Инвестиционная среда сейчас совсем не та».

Как объясняет редакция The Atlantic, скептикам стоит обратить внимание на два основных изменения, который произошли с момента краха доткомов.

Первое — почти каждая компания к 2017 году успела стать технологической. В 2000-х годах никто не интересовался технологиями, а иногда пользователи даже не подозревали, что именно у них в руках. Сейчас технологиями пользуются все. По мнению экспертов, это создаёт некую защиту для инвесторов.

Второе изменение заключается в том, что рынок стал гораздо более разнообразным, — как и вкладывающие в него средства инвесторы. Во времена доткомов интернет-компании финансировала небольшая группа людей, а сейчас деньги поступают от самых разных фирм и частных инвесторов и направляются в широкий спектр отраслей.

Поддерживающая стартапы инвестиционная инфраструктура изменилась — и это во многом связано с тем, как изменилось отношение к технологиям. Если Uber провалится, — хотя не факт, что это случится, — что скажут инвесторы? «Очень жаль, что мы финансировали технологический сектор» или «очень жаль, что мы финансировали эту компанию»?​

Представители рынка считают, что провал Uber покажет другим предпринимателям, как не стоит вести бизнес. Уже сейчас компании приходится прикладывать всё больше усилий, чтобы поддерживать и восстанавливать свой имидж после очередных скандалов.

«Uber появляется в новостях не в связи со своими успехами или разработками, а в связи с поведением руководства. Если компания закроется, другие основатели поймут, что вести бизнес таким образом на ранних этапах развития продукта может быть продуктивным, но на более поздних только навредит проекту», — объясняют эксперты.

При этом инвесторы всё чаще смещают внимание с платформ, агрегаторов и прочих разработок на более наукоёмкие проекты: датчики самостоятельного вождения для автомобилей, медицинские технологии, исследования в области робототехники.

Однако многие полагают, что вне зависимости от судьбы Uber пузырь рано или поздно лопнет — на рынке намечается стагнация. Инвесторы уже не так охотно раздают свои средства стартапам. «Рынок в тумане — ровно как в 2001 году», — говорит один из партнёров фонда Sequoia Capital Ральф Бота.

«Стартапы не должно волновать, сколько ещё инвестиций привлечёт Uber — так или иначе, его судьба вряд ли окажет влияние на образовавшийся пузырь. Важно понять, что корректировка рынка уже началась. Вопрос в том, лопнет пузырь так же резко, как в прошлый раз или просто сдуется», — заключает редакция.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления