[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 937, "likes": 189, "favorites": 53, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22857" }
Vladislava Rakhmanova
62 862

Слив бюджета, неоправданная наценка и другие особенности работы с «торшинским трестом»

Частный консультант и создатель проекта stressa.net Ольга Юрковская поделилась своим опытом работы со скандальным digital-специалистом Еленой Торшиной.

Поделиться

В избранное

В избранном

Известно, что люди с хорошей профессиональной репутацией в медийной среде не рискуют связываться с инфобизнесменами, финансовыми консультантами и прочими клиентами из мира «непроверенных предложений». Кажется, они только и живут ради спасения мира от шарлатанов, которыми полнится сеть за пределами их страниц в Facebook. Кто-кто, а они уж точно не подведут и с кем попало не свяжутся.

Однако потом выясняется, что честнейшее издание «Медуза» публикует нативную рекламу про финансовую пирамиду (впоследствии материал был удалён — прим.ред.), а один из самых известных и шумных digital-специалистов российского рынка Елена Торшина «на свою голову взялась работать с инфобизнесменами». А если быть точнее — со мной.  

Ольга Юрковская

Мы не заключали официальный договор, и это, конечно, было моей большой ошибкой. Я поддалась харизме и была под хорошим впечатлением от нашей предварительной беседы. А потом допустила вторую ошибку – согласилась на 100% предоплату. И с октября по январь 2017 года отправила Торшиной частями 1,1 млн рублей.

Ориентируясь на предполагаемое количество размещений, я была уверена, что суммы будет достаточно далеко наперёд. Однако через время Елена прислала письмо, в котором сообщила о том, что деньги «выработаны», и попросила прислать ещё. Недоумевая, откуда взялась задолженность, я попросила объяснить, за какие именно услуги счёт неожиданно превысил размер предоплаты. 

Ничего критичного в ситуации я сначала не увидела: мало ли, перерасход, выпадение из бюджета – случается. Но мне всегда казалось, что просьба клиента разъяснить дополнительные расходы – это разумное и закономерное желание. Однако в ответ от Елены и от её партнёра Михаила Фадеева я получила серию крайне грубых писем. Выяснилось, что спорное требование доплатить 260 тысяч рублей касалось четырёх бесплатных пиар-публикаций (на «Лайфхакере», Womanhit и Ivona.bigmir.net).

По договорённости с Торшиной, над бесплатными размещениями моих статей должны были на полный день трудиться два человека. В разговоре по Skype Елена пообещала мне делать ежемесячно по 10-20 размещений в журналах уровня Kleo. Но за четыре месяца работы «Тресту» удалось опубликовать только четыре текста на совсем других сайтах – далёких от мира женских глянцевых журналов.

Позже оказалось, что нанятая Торшиной девушка-фрилансер просто разослала шаблонные спам-письма с предложением написать статьи в 52 редакции, но 46 редакторов даже не стали вступать с ней в переписку. На этом девушка посчитала свою работу выполненной.

Елена тем временем утверждала, что у неё два человека месяцами, не зная отдыха, переписывались с редакторами. Увидев отчёт сотрудницы с таблицей из 53 пунктов и комментариями вроде «Отправлено одно письмо в редакцию. Ответ не получен», Торшина снизила цену до 110 тысяч рублей. Напомню, за бесплатное размещение четырёх нерекламных статей без ссылок.

Убедившись в дилетантстве PR-специалистов, я решила прекратить сотрудничество. Но тогда же я получила несколько писем из «Торшинского треста» от уже упомянутого партнёра Елены – Михаила Фадеева. Угрожая полным прекращением работы со мной, он отказался пояснить, как именно они израсходовали мою предоплату и за что требуют «добавки» в полмиллиона.

С трудом переварив этот монолог, я перенаправила общение на мою помощницу. Она получила от Фадеева уже другой текст — с угрозами «из девяностых».

Подобная риторика со стороны представителей компании заставила меня обратиться к независимым экспертам, чтобы те могли проанализировать всю работу PR-специалистов. Появились факты, которые, мягко говоря, ставят под сомнение профессионализм Торшиной и нанятых ею фрилансеров. Вдобавок встал вопрос о ценообразовании на услуги нигде не зарегистрированного «Торшинского треста».

Вскоре Елена опубликовала текст о нашем сотрудничестве с апломбом обиженного профи (по ссылке первая, ещё не отредактированная версия этой заметки). В нём она смело оперировала несуществующими фактами моей личной жизни: обсудила мою внешность, написала о моих якобы брошенных трёх детях и о том, что я скрываюсь от мужа-уголовника. Реальные имена не были использованы (и правильно, ведь тогда пришлось бы ответить за клевету).

Избавившись от розовых очков, которые Торшина надевает на клиента с помощью своих эмоциональных и якобы искренних высказываний, я очень скоро убедилась, что внушительных публичных кейсов у пиарщицы попросту нет. Поэтому я решила ей с этим помочь. И привела несколько примеров того, что может произойти, если вы вдруг захотите стать её клиентом.

«Слив» бюджета на нецелевую аудиторию

Моя целевая аудитория — женщины 30-45 лет, о чём Елена знала, когда получила от меня заказ на размещение именно у женских блогеров. Однако она предпочла опубликовать мою рекламу на YouTube-канале kamikadzedead, где преобладает мужская аудитория. Искать в этом влоге женщин в возрасте от 30 до 45 лет — это как тушить пожар, черпая воду дырявыми носками.

Я была очень сильно удивлена медийным выбором «профи». Моя реклама — в мужском блоге, да ещё и в нелепом ролике про Путина.

И было бы смешно, если бы не одно обстоятельство: эту рекламу пиарщица продала мне за 95 тысяч рублей. При этом точных цен на размещение у блогеров Торшина мне не предоставила, и впоследствии я узнала, что подобная реклама на его канале стоит 20-35 тысяч рублей.

Могу предположить, что заказ рекламы у kamikadzedead для психолога-консультанта преследовал только одну цель – освоение бюджета. Ведь продать размещение у блогера с большим количеством подписчиков можно дороже, а соответственно «наварить» на нём можно больше.

Не отличается снайперским попаданием в целевую аудиторию и реклама на канале Hotpsychologies, где подписчики в основном — «сексуально обеспокоенные молодые мужчины» (по словам самой блогерши). Разумеется, ничего, кроме недовольных мужских комментариев на моём канале, после такого продвижения я не получила. Однако Торшина списала за эту рекламу с моей предоплаты 125 тысяч рублей.

И на десерт — публикация в Facebook у блогера Андрея Фрольченкова, которая стоила мне 30 тысяч рублей из предоплаченного бюджета. Того самого Андрея Фрольченкова с продвинутой молодежной аудиторией, которая совсем не напоминает дам 30-45 лет. Заметка сейчас удалена, и найти её нельзя даже через кэш Google, зато есть отчёт о его выходе от Елены.

Как мы знаем, «Сноб» всегда отличался «весёлыми колумнистами», которые пишут про свои фантазии и воображаемые миры. Каким-то фантастическим образом мне в ленту подсунули ещё одного такого колумниста – Юрковскую. Это вроде как психолог, который, ясное дело, пишет в том числе про отношения! (А психологи вообще про что-то ещё пишут?). Говорит в частности, что всё, что нужно женщинам и юным девушкам – манеры мужчины. Кто на этикете и манерах – тому сто очков вперёд, а дальше – хоть бухай, не работай и поднимай руку, но твои сто очков за манеры и этикет с тобой на всю жизнь, как и баба, которую ты ими покорил. Как только я женился со своими-то манерами – ума не приложу.

– текст заметки, которая была опубликована в профиле Андрея Фрольченкова на Facebook
Картинка, которой была проиллюстрирована публикация

Такие странные размещения, конечно, вызвали всплеск запросов по моим имени и фамилии в «Яндексе». Но никакого коммерческого смысла поисковые запросы от любопытствующей нецелевой аудитории не имеют.

В той же гневной записи про меня Торшина решила посчитать мои деньги и сравнила результаты продаж третьего квартала с четвёртым кварталом (правда, соврала, что якобы сравнивала с цифрами год назад, так как к этим данным доступа у неё никогда не было). И выдала самую обычную сезонную разницу за свои успехи в продвижении.

Согласно моей практике, монетизация подписчика происходит через 6-12 месяцев, то есть эффект от продвижения возможен не раньше мая. И то, что оборот декабря в три раза превышает оборот августа, — нормальное явление для многих бизнесов.

Удаление уже оплаченных публикаций

После того, как мы запросили неделю на проверку отчёта о проделанной работе, Торшина разослала блогерам угрозы с сообщением о том, что перестанет давать заказы, если ими не будут немедленно удалены все записи и видео; мол, клиент оказался мошенником, не оплатившим осенние публикации. В итоге блогеры, испугавшись за свои потенциальные заработки, удалили уже оплаченные мною размещения на сумму 703 тысячи рублей. 

Поисковая оптимизация в YouTube по принципу продвижения в поисковике «Яндекс»

То, что Елена и её команда ничего не смыслят в продвижении YouTube-каналов, мне стало понятно только когда я начала сотрудничество с другими специалистами. Торшина продвигала мой канал с помощью поисковой оптимизации по ключевым словам из «Яндекс.Wordstat». 

Однако продвижение на YouTube работает по другим алгоритмам и даёт основной трафик через раздел похожих видео (что продемонстрировано на скриншоте личного кабинета моего канала). Стратегия Елены для моего продвижения на YouTube была построена по принципу поисковой оптимизации статей. То есть «что умею, то и делаю». Это дилетантство, за которое Торшина списала с моей предоплаты 75 тысяч рублей.

Космические прогнозы просмотров постов на Facebook и умасливание ворованными базами данных

В целом, чтобы выбить бюджет, ожидаемые результаты работ в плане, предоставленном Торшиной, были завышены в несколько (иногда десятков) раз по всем направлениям (YouTube, Instagram, Facebook, ЖЖ, женские сообщества). 

Например, реклама на YouTube-канале Hotpsychologies с ожидаемыми Торшиной 900 тысячами просмотров реально дала результат в 55 тысяч просмотров. Большинство роликов этого канала также набирают примерно по 50 тысяч просмотров, о чём Торшина знала заранее. Разумеется, стоимость просмотра оказалась совсем не обещанные 20 копеек, а свыше 2 рублей. В чем причина завышения прогнозов, если не в желании получить под это предложение бюджет?

Проанализировав рекламную кампанию на Facebook, эксперты заключили, что прогноз Елены о 100 тысячах просмотров за 6 публикаций в соцсети совершенно нереалистичен. Непонятно, с каких пор на Facebook можно узнать точное количество просмотров записей личных страниц. Цифры взяты с потолка.

Особенно позабавило, что в качестве компенсации за заведомо нерабочую рекламу на Facebook Елена прислала мне украденную базу клиентов «Бизнес-молодости» и университета «Синергия», предложив сделать по ним спам-рассылку.

Привлечение ботов вместо подписчиков

Подрядчики, с которыми я стала работать в Instagram, отказавшись от торшинского продвижения, выявили подключение к моему аккаунту сервиса по накрутке подписчиков. Специалисты попросили в срочном порядке отключить это, ведь Instagram навсегда банит аккаунты за такое нашествие мёртвых душ. Позже оказалось, что, пытаясь замаскировать свою профессиональную беспомощность, ботов торшинцы гнали и на YouTube.

Цены в несколько раз выше рынка, наценка до 1800%

На своем сайте Елена говорит о скромных 18-20% маржинальности её рабочей группы. При этом публикуемые записи в большинстве случаев писали сами блогеры. То есть работа агентства заключалась только в том, чтобы выбрать блог (это делалось скорее всего наобум) и отправить предложение (блогеры позже мне жаловались в личной переписке, что никакая Торшина им не писала, по поводу меня с ними связывались какие-то невнятные фрилансеры, не умеющие вести переговоры).

При этом, как я выяснила, несмотря на то, что писали записи или снимали видео сами блогеры, Торшина платила им совсем не те деньги, которые списывала с моей предоплаты. Вот сравнительные цифры:  

Анализ всего отчёта показал, что за всё время нашего сотрудничества блогерам Торшина заплатила общую сумму 427 тысяч рублей. Если бы, как Елена изначально обещала, она бы сделала наценку до 30%, то моя предоплата позволяла бы нам работать дальше.

В своём блоге Елена также написала, что якобы блогеры не хотели размещать мою рекламу и спрашивали Торшину, зачем она со мной связалась. Это тоже ложь. Практически все предложенные Еленой в октябре площадки сразу же согласились на мои размещения. У меня складывается впечатление, что работа, сброшенная на фрилансеров, выполнялась просто абы как, и про тестирование курсов никто даже не заикался.

Изначально мы договаривались, что блогеры будут изучать мои курсы и писать реальные отзывы о своих результатах — это обязательство по содержанию размещений чётко зафиксировано в коммерческом предложении Торшиной, и именно под это обещание я переводила ей предоплату.

Однако Елена либо размещала простенькую рекламу уровня производства регионального фрилансера, либо у блогеров выходили странные посты с дискредитирующим, как видно, меня содержанием. За что тут переплачивать — я не понимаю. Это не пиар, а слив бюджета.

Сейчас те же самые блогеры, у которых Елена размещала мою рекламу, после общения с другим подрядчиком реально проходят мои курсы и пишут об этом у себя в ЖЖ, причём в несколько раз дешевле. Например, рекламу, которую Елена продала мне за 47 тысяч рублей, я покупаю через другого специалиста за 8 тысяч рублей. Без услуг Торшиной ежемесячно в ЖЖ у меня выходит несколько десятков размещений, на которые вкупе я трачу меньше, чем на семь размещений через Торшину.

Горькое разочарование

Самые показательные цитаты из текста, которым Торшина привлекает клиентов, передают разочарование от диссонанса между ожиданием и реальностью по поводу сотрудничества с ней:

  • «Ещё у меня есть одна серьёзная проблема, из-за которой я бы уже давно разорилась. Я боюсь называть нормальные цены за свою работу и тем более за свою экспертизу, готова браться работать за три копейки».
  • «Поэтому в Торшинском тресте всеми финансовыми вопросами занимаюсь не я, а жадный еврейский партнёр».
  • «Очень надеюсь, что скоро меня окончательно поглотит его жидовская натура».
  • «Маржинальность моей рабочей группы в районе 18-20%».
  • «В плане, который я вам сделаю, будут площадки сразу с ценами с учётом этой маржи и написания текстов, создания роликов и прочего контента» — вот этот план, при внимательном взгляде специалиста он говорит сам за себя.​

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления