{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 918, "likes": 42, "favorites": 26, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22920", "is_wide": "" }
Vladislava Rakhmanova
38 585

Елена Торшина ответила на обвинения в некачественном предоставлении услуг по продвижению

Передаём микрофон.

Поделиться

В избранное

В избранном

Сначала хотела прокомментировать коротко: «Меня разоблачили! Ну ****** (удивление — прим. ред.) теперь!». Но вышло длиннее.

Как меня угораздило заняться продвижением инфобизнеса

В отличие от консультантов по всеобщему успеху, «Торшинский трест» не вкладывается в собственный PR. Вообще. Никаких конференций, вебинаров, рекламы, отдела продаж, холодного обзвона, рассылок, фотосессий и прочего. Пару публикаций в месяц на сайте на вольные темы — и это всё.

При этом поток обращений — обширный. Попадаются люди с нормальными бизнесами: в последнее время много производственников с действительно интересными и уникальными продуктами. Но попадаются и другие товарищи — с полным бардаком и «лохотроном» вместо бизнеса.

Причем вторые преобладают — так уж повелось: юродивых всегда и везде больше. А деньги в этой жизни чаще водятся у злых ********* (негодяев — прим. ред.). Если отказывать вообще всем, кто не нравится, оправдываясь аллергией на уродов или высокими моральными принципами, — денег не заработаешь. Нормальные производственники довольно консервативны и долго раскачиваются перед тем, как заняться продвижением. Юродивые, наоборот, активны — им надо как-то крутиться, присасываться к инвесторам, искать «терпил» и так далее.

Конечно, селекция никуда не девается, так что кейс с «частным консультантом» — вершина айсберга, огромное подводное дно которого спрессовано из сотен посланных инфобизнесменов, форекс-контор, онлайн-казино, БАД и прочего.

Но факт остаётся фактом: у «Медузы» — «Лаборатория инвестиционных технологий», у YouTube-блогеров — «радиоактивные Beats», а у Торшиной, выходит, Юрковская.

А если завтра ко мне постучит клиника, торгующая органами, и у них будут нормальные деньги на трафик и продвижение, я возьму эти деньги и понесу их в СМИ и блогерам, да. А они возьмут эти деньги. И представляете, мир не рухнет: хомяки построчат в комментариях, а машина бизнеса поедет дальше, смазанная новыми деньгами.

Что получила Юрковская от работы с «Торшинским трестом»

Разбираться в том, кто и как друг друга послал — весело и интересно, но бизнес всё переживёт. Поверьте, я тоже могу вывалить тонну скриншотов из писем Юрковской и её горе-фрилансера Яны Хозяиновой.

Начиная с того, как Юрковская оскорбляет моих сотрудников, называет их дешёвыми, ленивыми бездарями и заканчивая тем, как сама Яна даёт распоряжение трафик-менеджеру привлекать на рассылку Юрковской несовершеннолетних, от которых пользы — 0,0%.

Или, скажем, про то, как Юрковская называет бездарем ту же личную помощницу Яну, к мнению и целеуказаниям которой «можно не прислушиваться», так как «Лена, я тебе доверяю во всём!»

Я поступлю иначе — покажу другие скриншоты.

Например, эффект работы «Треста» по Юрковской в статистике поисковых запросов «Яндекса»

Несмотря на то, что, по словам Юрковской, она делала «очень много активности с другими подрядчиками, поднимала своими силами собственный ЖЖ», новогодний «горб» приходится именно на недели выхода наших основных публикаций. Причём, списать такие показатели на сезонность – ну очень сложно.

«Яндекс.Wordstat» демонстрирует резкий скачок популярности, который аккуратно совпадает с датами выпусков у блогеров и также точно сходится с тем моментом, когда мы закончили работу, и рост прекратился. Удивительное совпадение.

Similarweb демонстрирует резкий рост с ноября

А теперь самое интересное. Ольга Юрковская показывает рост продаж на скриншотах из своего личного кабинета в сервисе приёма оплаты заказов.

Результаты с августа по ноябрь (до подключения «Треста»)
Результаты с ноября 2016 года по февраль 2017 года

Это и есть очевидные последствия работы «Торшинского треста». Прирост – 4 007 447 рублей. И он коррелирует с ростом популярности поискового запроса и с ростом посещаемости сайта.

Отсылки к сезонности звучат странно. Какое-то продвижение в августе, которое вдруг привлекло вагон клиентов, но при этом вообще не сказалось на статистике запросов и посещений сайта — мистика.

Давайте лучше спишем всё на сильную магнитную бурю в январе 1976 года, когда был зачат костяк аудитории курсов Юрковской. Ну и «многие бизнесы» приведём в пример: курсы успеха, как известно, в декабре растут в продажах, как лыжи и айфоны. Ведь именно это каждый мечтает найти под ёлкой.

Поэтому раздражает это общественность или нет, раздражает это конкурентов с рынка или нет, но Торшина – «золотое копытце», и Юрковская это хорошо понимает. Не зря она клялась мне в любви и умоляла работать с ней дальше, но без моих партнёров, у которых на неё аллергия.

Понимают это и десятки других собственников, которые ко мне приходят и со мной остаются, зарабатывая отличные деньги и давая возможность зарабатывать мне.

Что касается 1800%

Мне уже, если честно, все кишки проела тема, почему стоимость работы с внешним исполнителем не равна суммарной стоимости всех выпусков у блогеров, в СМИ. Шок! Торшина берет за работу деньги!

Невероятный факт: в частных клиниках анализ кала стоит от 300 рублей, хотя себестоимость работы автоматического анализатора — 10-20 рублей. Остальное берут за необходимость лаборантов погружаться в чужой… эмм… сложный продукт.

Инфографики на эту тему не нашлось, поэтому вот вам инфографика структуры цены любимых кроссовок любимого персонажа СМИ последнего уикенда.

Приходишь в магазин и требуешь кроссовки «Найк Аирмакс Димон Эдишон» по цене сырья — за 1200 рублей. И потом идёшь не туда, куда послали, а писать изобличающую колонку о жадных делателях кроссовок.

Не желаете оплачивать моё время и время моих людей, желаете получать всё по себестоимости и ниже – работаете на себя сами и сами двигаете свои продукты. Какие проблемы? Если ваше время бесплатное – вперёд. Моё – нет. Если вы знаете на рынке рекламные конторы, где менее 35-40% от бюджетов отъедается на человеческий ресурс (менеджмент, тексты, редактура, оплаты блогерам), я вас поздравляю.

Отправляйтесь работать с ними и наслаждайтесь спектаклем, в котором они прикидываются лохами, не замотивированными на заработок, и выдают на выходе унылые и невнятные креативы. И какими публикациями на площадках (которые на самом деле не стоят ничего) потом вам отчитываются.

У нас так принято: если заказчику постоянно втирать, что работаешь на пределе и только себе в минус, то ему спокойно и комфортно. Ему приятно думать, что он имеет дело с лохом. Как только исполнитель устает играть эту роль лоха, который довольствуется тремя копейками – всё, он уже злой обманщик, мошенник и неадекват.

Выходит, бизнес должен зарабатывать, но людям, которые прилагают самое деятельное участие к росту этого бизнеса, платить не надо. За что им деньги давать? Они не совладельцы, продукт не их, идея не их. Подумаешь, статейки у блогеров делают — их маржа не должна быть больше розничной стоимости пакета «Доширака». Ну, если очень хорошо работать будут, так и быть – в «Макдоналдсе» покормлю за свой счёт.

За три с половиной месяца, что мы возились с Юрковской, в проекте варилось полтора десятка моих людей: авторов, редакторов, менеджеров. И, вы знаете, никто из них не захотел поработать на Юрковскую бесплатно. Не захотел днями и ночами проникаться её психологическими курсами всеобщего успеха из любви к искусству.

Ещё более странно то, что все три с половиной месяца Юрковская переводила этот свой гигантский миллион рассрочкой: по 50, 100, 150, 200 тысяч рублей раз в две-три недели. При этом все сотрудники и блогеры получали оплату одной полной суммой в конкретный день.

О компетенции «Торшинского треста»

Юрковская соорудила адскую компиляцию из писем, чатов, рамочных планов — всего на свете. Я заколебусь разбирать каждый её скриншот, но отвечу хотя бы про YouTube – как мы там «непрофессионально» отработали.

Главная цель двух упомянутых Ольгой размещений на YouTube у Kamikadzedead и Hotpsychologies — нагон живых подписчиков на канал. Первый дал около 7-8 тысяч подписчиков, второй — 4-5 тысяч. Цели этих публикаций были заранее озвучены Юрковской. Сценарии интеграций, как и все остальные материалы, были заранее согласованы с ней до буквы. То есть публикации, показанные как «слив бюджета», сделали 70-85% процентов нынешней аудитории канала Ольги.

Когда мы перестали двигать канал и когда Юрковская начала весь этот замес с «неудовлетворенностью результатами» и криками о том, что мы выполняем работу на уровне региональных фрилансеров, её помощница — Яна Хозяинова — пришла переманивать двух моих сотрудников. И продвигать дальше их канал через мою голову.

То есть те самые люди, которые «отвратительно» двигали её YouTube-канал, писали «ужасные тексты, которые иначе как антипиар оценить нельзя», получили «интересные предложения» работать мимо моей кассы в тот же момент, как Юрковская закрыла со мной работы.

Переманить никого не удалось. Зато Юрковская пошла набирать людей на свой новый курс о том, как продвигать канал на YouTube. Основываясь на той мудрости, которую она получила в процессе «неудовлетворения» нашей работой.

Теперь продаёт семинары, на которых делится полученным от моих сотрудников умом-разумом

Но я бы не советовала эти курсы покупать — Ольга, видимо, не до конца поняла суть и путается. Говорит правильно, как мой человек в комментариях два месяца назад научил. Но иллюстрирует это скриншотом, на котором видно, что «торшинцы» делали всё, как надо.

Юрковская говорит, что недовольна, но продолжает использовать все наши наработки

Берёт SEO-болванки, которые мы использовали для оптимизации YouTube, продвигается на площадках из нашего плана (где-то даже выходит опубликоваться), сайт переделывает согласно нашему аудиту, канал своим детям завела — с названием, концепцией и рубриками, которые полностью придумали и разработали мы. Даже курсы ведёт по знаниям, которые переняла у «некомпетентных торшинцев».

Вывод

Я работала, работаю и буду работать за деньги. И только за деньги. В своей команде я не держу тупых идиотов, поэтому люди у меня дорогие – можно сказать, уникальные. И команда обходится очень и очень недёшево. Но работают со мной люди годами.

Моя специализация – коммерческий трафик и быстрый взлёт бизнеса или продукта. Это самое дорогое, что есть в рунете, и я умею с этим обращаться. Не собираюсь никому и никогда снижать ценник. Если кому-то кажется, что покупать отзыв в женском сообществе за 2 тысячи рублей, а продавать его за 20 тысяч – это беспредел, они идут и сами находят персонажа, у которого можно разместить отзыв, пишут его, контролируют индексацию и попадание в топ поиска. Eсли не попадает, предпринимают меры – и так до бесконечности, пока выдача не начнёт работать на их продукты.

Если кто-то из злопыхателей этого замеса продаёт золото по цене говна, я их поздравляю с первой группой инвалидности — атрофией мозгов.

Вот фрагмент внутреннего отчёта, где даны расчёты и итоговые трудозатраты (в деньгах) времени сотрудников по проекту, фактическая и расчётная маржинальность. Причём две цифры (синяя заливка, выделено красными рамочками) – на уже выполненного и после запланированного этапа работ. Также даны уже поступившие платежи и то, что Юрковская осталась должна за уже выполненные работы.

И плановая маржа не была поднебесной, но фактическая опустилась вообще ниже плинтуса. В том числе из-за того, что очень много времени ушло на предоставление тонн новых и новых дополнительных отчётов и прочие «разборки» с Юрковской.

Время людей – как известно, деньги. И не малые. Юрковская, к сожалению, этого понять так и не смогла. Ну, значит пусть дальше работает с разрозненными фрилансерами или вообще сама всё делает. Энергии у этой женщины предостаточно.

Кому проще слушать, чем читать: аудиокомментарий моего еврейского бизнес-партнёра Фадеева, который курирует подобные финансовые калькуляции.

#Колонка

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]