[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435"], "comments": 24, "likes": 15, "favorites": 18, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "23361" }
Редакция vc.ru
3 787

«Пока что они продают "кроличью еду" по цене икры»

Как развивается акселератор для ИТ-фермеров Кимбала Маска.

Поделиться

В избранное

В избранном

Перевод статьи редактора блога Backchannel Стивена Леви.

Кимбал Маск. Источник: Business Insider

Фермерам всегда было непросто. Они сталкивались с ненасытными банкирами, полевыми вредителями, непогодой и безжалостными требованиями снизить цены для крупных поставщиков продуктов.

А теперь они и вовсе должны конкурировать с 10 бруклинскими хипстерами из акселератора Кимбала Маска Square Roots, которые втискивают свои высокотехнологичные фермы в стоящие на парковках шестиметровые ISO-контейнеры. Растениям не требуется даже почва, а современные агропредприниматели могут не обращать внимание на плохую погоду и получать урожай даже зимой.

Впрочем, пока молодые агробизнесмены не собираются бросать вызов своим коллегам из крупных холдингов. В конце концов, у каждого из них есть только эквивалент поля размером в 8 000 м², втиснутый в грузовой контейнер.

И хотя они выращивают определенно «фермерские» продукты, их покупателями становятся элитные рестораны и офисные служащие, которые отказываются от снеков в пользу салатов

Это свидетельствует о динамике аграрных технологий, которые растут быстрее, чем кукуруза в Небраске в середине июля. Более того, Square Roots можно назвать частью корпораций Tesla и SpaceX, поскольку основатель акселератора — брат Элона Маска Кимбал Маск — член совета директоров этих компаний.

Страсть Кимбала — еда. Именно «настоящая» пища, не заражённая чрезмерным количеством пестицидов или насыщенная сахаром или добавками. Его группа ресторанов The Kitchen продвигает здоровое питание. Он основал сельскохозяйственный учебный центр, который с помощью модульных садов помогает детям изучать растения. Совсем недавно он запустил кампанию по изменению привычек питания самых неряшливых американских городов, начиная с Мемфиса.

«Это рассвет настоящей еды. Пища, которой можно доверять. Она хороша для тела, хороша для фермеров», — утверждает Маск.

Развитие Square Roots — это попытка расширить влияние The Kitchen, уверен соучредитель и генеральный директор ресторанов Тобиас Пеггс, давний друг Маска. Сам Маск занимает место председателя совета директоров.

Пеггс — находчивый британец с докторской степенью в области искусственного интеллекта. Периодически Маск обращается к нему за помощью в развитии бизнеса, кроме того, они работают вместе над проектами, связанными с едой.

И он, и Маск уверены, что сейчас полезная еда — это не просто «запросы бруклинских хипстеров», а национальный феномен, который возник из-за недоверия к промышленной продовольственной системе, о которой Пеггс говорит с презрением. Он уверен, что людям нужна местная еда.

И когда Пеггс и Маск произносят это со сцены, перед ними зачастую стоят молодые люди, которые хотя и согласны с их словами, но не знают, что именно можно предпринять.

«В технологическом бизнесе, если у меня есть идея для мобильного приложения, я нахожу разработчика на Украине, получаю от инвестора $100 тысяч и запускаю компанию, — говорит Пеггс. — А в мире настоящей пищи нет лёгких путей».

Штаб-квартира компании находится в районе Бруклина Бедфорд-Стюверсант, рядом с жилым комплексом Marcy Houses, где прошло детство рэп-исполнителя Jay Z.

The Kitchen — это один из более чем 40 стартапов, связанных с продуктами питания, которые размещены на территории бывшей химической фабрики Pfizer. В свое время там производилась значительная часть всего американского аммиака. Ее нынешняя роль — центр производства салатов и зелени — своеобразная форма покаяния за прошлое.

Несмотря на то, что офис Пеггса, общая зона и кухня находятся в здании, большая часть деятельности Square Roots происходит на парковке. Это место, где расположены десять огромных грузовых контейнеров.

Фермы — это высокотехнологичные камеры по $85 тысяч за единицу. Они оснащены датчиками, экзотическим освещением, техникой для полива, вертикальными креплениями, системами климат-контроля и, наконец, салатами.

Маск, Пеггс (в центре) и члены Square Roots — гроуверы из Бруклина

О каждом из этих контейнеров заботится свой индивидуальный предприниматель — десять человек были выбраны из 500 претендентов. Главный критерий, благодаря которому Маск и Пеггс принимали решение — это увлеченность и твердость характера, а не знания в области сельскохозяйственных наук.

В резюме этих городских фермеров написано — музыкант, учитель йоги и любитель индийского танца. Зато у Square Rooots есть свой эксперт по сельскому хозяйству, который работает на полную ставку, и другие ресурсы.

В конце концов, идея Square Roots заключается не в разработке фермерских технологий, а в обучении людей городскому агропредпринимательству — как продавать и доставлять здоровую пищу. «Упаковать все необходимые компоненты в контейнеры — это не сложно. Гораздо сложнее заработать на этом», — говорит Маск.

Пеггс провёл мне небольшую экскурсию по ферме в конце 2016 года, когда созревал первый урожай. Самих предпринимателей я не увидел. В мире ИТ-фермерства зелень растет каждый сезон, и после того, как контейнеры засеяны, всеми процессами можно управлять дистанционно — через iPhone.

Пеггс открыл дверь контейнера и показал стеллажи с какими-то зелёными листьями. Внутреннее пространство было залито горячим розовым светом, что напомнило мне съёмочную площадку научно-фантастического фильма.

Свет выбран не случайно — для фотосинтеза растениям нужна только красно-синяя часть цветового спектра. Кроме того, оказалось, что зелень растет на боку. «Представьте, что вы на двухмерном поле, затем опустите поле на бок и повесьте рассаду. Это значит, что вы можете сжать эквивалент открытого поля площадью 8 000 м² в контейнере площадью 12 м²», — объясняет Пеггс.

Благодаря возможности скорректировать такие факторы, как свет, влажность и температуру, в контейнерной ферме можно спроектировать вкус продукта. Если вы знаете условия различных регионов, то у вас получится повторить вкус культуры, выращенной там в определённое время и в определённом месте.

«Если лучший базилик, который вы пробовали, вырос в Италии летом 2006 года, я могу воссоздать его здесь», — заявляет Пеггс.

Однако пока предприниматели Square Roots еще не достигли такого уровня точности, но они стараются, и к продажам подходят с фантазией. Например, они прошлись по окрестным офисам и предложили работникам приобрести салатную нарезку по $7 за пачку, чтобы они могли «клевать» ее в течение дня вместо картофельных чипсов.

Другие доставляют в элитные рестораны. Иногда Square Roots запускает свою версию фермерского рынка неподалеку от штаб-квартиры на улице Флашинг-авеню или в других местах — например, в ресторанах в нерабочие часы.

Цены на зелень выше, чем в среднем супермаркете или даже в магазинах здорового питания премиум-класса вроде Whole Foods. Но Пеггсу не нужно далеко ходить за примером — шестизначная цена первого двухместного автомобиля Tesla не остановила нетерпеливых покупателей. Он говорит: «Думайте об этом так, словно лук — это родстер». Позже сам Маск уточняет: «Страсть, с которой работают предприниматели, улучшает вкус еды в 10 раз».

Одно из конкурентных преимуществ товара — это гиперлокальность. То есть его продают там же, где и выращивают. Нередко представитель Square Roots перевозит урожай не на грузовиках, а на метро. Это похоже на недавнюю моду покупать овощи, выращенные в локальных терруарах.

Я спросил Пеггса: действительно ли продукты, выращенные в высокотехнологичных контейнерах в густом городском районе так же полезны, как и свежие сельскохозяйственные культуры с традиционных ферм? Можно ли определить по вкусу винограда, где его вырастили — в Уильямсберге или Краун-Хайтсе?

Пэггс отмахнулся от моих возражений. Для него местное — это местное. То есть все дело в прозрачности и связях с локальным сообществом: «Современные потребители оторваны от продуктов, оторваны от людей, которые их выращивают. А наша же ферма расположена в четырёх остановках от Сохо. В любой момент вы можете встретиться с фермером. Вы можете поболтать с ним и увидеть его урожай. Мы боремся с общим врагом — промышленной продовольственной системой», — рассказывает Пеггс.

Square Roots — далеко не единственная подобная ферма: ИТ-фермерство — это привлекательная отрасль для инвесторов. Возможно не настолько, чтобы предприниматели могли получить $100 тысяч только за факт своего существования, но в то же время достаточно привлекательная, чтобы некоторые влиятельные миллиардеры потратили на них свои деньги.

Недавно я разговаривал с генеральным директором компании Plenty Мэттом Барнардом. Его инвесторы — председатель совета директоров компании Alphabet Эрик Шмидт и основатель Amazon Джефф Безос. В испытательном центре на юге Сан-Франциско Plenty разрабатывает методы, которые, как надеется Бернард, приведут высокотехнологичное сельское хозяйство к полкам магазинов Walmart во всём мире.

По мнению Барнарда, выращивание продуктов в помещениях — это единственный способ прокормить миллиарды новых жителей Земли: «У нас нет выбора. Из-за того, что в США недостаточно плодородных земель, доля импортируемых продуктов продолжает расти», — утверждает он.

Как следует из названия, Plenty хочет превратиться в огромную компанию, которая будет кормить миллионы людей. По мнению Барнарда, который раньше строил технологическую инфраструктуру для Verizon и Comcast, необходимо построить сотни логистических хабов (представьте себе Amazon или Walmart), вблизи каждого населенного пункта.

Тогда, возможно, 85% всего населения земли будет находиться в нескольких минутах езды от такого центра. При этом, такие культуры не нужно будет модифицировать, ведь их не потребуется доставлять за тысячи километров от фермы до продуктового магазина. «Наша еда — для людей, а не для грузовиков. Это позволяет нам использовать семена таких сортов, которые никогда ранее не выращивали для коммерческих целей. Это будет невероятно вкусно. Например, клубника, словно выращенная во дворе вашей бабушки», — рассказывает Бернард.

Что касается этой цели, Plenty похожа на Square Roots. Но Барнард настаивает на том, что ключевым элементом агротехнологий будет масштаб. «Вырастить местную еду — легко. Гораздо сложнее обеспечить пищей семь миллиардов человек по цене, которую мог бы себе позволить каждый продавец», — считает гендиректор Plenty.

Пеггс и Маск тоже заинтересованы в масштабах. Square Roots — это основа. В результате развития движения появится поколение новых агропредпринимателей, которые станут производить органические, местные продукты.

Ранее в этом году Маск заглянул в Square Roots, чтобы увидеться с инвесторами и друзьям, а затем поговорить за ланчем с предпринимателями. В середине 2106 года Square Roots — пионеры городских агротехнических компаний — всё еще были в восторге, когда описывали свои товары.

Набила Лахани, которая изучала питание и общественное здоровье в Нью-Йоркском университете, рассказала о том, как её особый сорта пряной горчичной зелени стали популярны у местных покупателей: «Они потеряли голову».

Электра Джарвис, которая родом из Бронкса, также занимается фермерством, и продаёт пакеты с пекинской капустой (по $7 за 70 граммов — почти $100 за килограмм) для офисных работников.

В отличие от своего брата, который может быть суровым, Кимбал — очень общительный человек, который загорается, когда ему удается заразить других людей своим хобби.

«Вы зарабатываете деньги?» — спрашивает он фермеров. Большинство из них кивают утвердительно. Только недавно они обнаружили, что программа Farmer2Office, которая, по сути, продает вкусную «кроличью еду» по цене икры, может стать крупным источником дохода: на данный момент у неё 40 корпоративных клиентов.

Пеггс предполагает, что к концу года выручка некоторых фермеров превысит $100 тысяч (предприниматели платят за операционные расходы и делятся доходами с компанией). Но поскольку Square Roots покрывает капитальные затраты самих ферм, трудно утверждать, что они пожинают огромную прибыль.

«Делать бизнес непросто. Это как жевать стекло. Но если вам не нравится бутерброд со стеклом — не ешьте. Вы сами выбираете и свою судьбу и людей вокруг», — обращается к предпринимателям Маск.

Затем он говорит о возможностях Square Roots. В будущем они с Пеггсом планируют набрать еще фермеров. «Настоящая проблема в том, как охватить всех. Мы не собираемся решать эту проблему в Square Roots. Но есть так много способов повлиять на мир, когда мы выйдем отсюда. Вся еда наполнена вредными добавками, а мы можем стать Amazon для настоящей пищи. Если не мы, то один из вас, ребята. Но кто-то должен решить эту проблему», — заключает он.

#Будущее

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления