[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ivan Koshurinov", "author_type": "self", "tags": ["\u0430\u0432\u0442\u043e"], "comments": 29, "likes": 22, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "23518" }
Ivan Koshurinov
4 366

«Электромобили уже стали понятным товаром»

Обозреватель vc.ru о том, как авторынок адаптируется к появлению машин на электрической тяге.

Поделиться

В избранное

В избранном

В конце 2016 года в СМИ обсуждалась новость о том, что Германия станет первой в мире страной, запретившей производство автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. Был назван срок начала действия запрета — 2030 год. И все же запрет оказался игрой формулировок, а ликование гиков преждевременным.

На самом деле никакого закона немцы не приняли — имеющая массовое представительство в Бундесрате партия «зеленых» выработала соответствующую рекомендацию и подала идею на рассмотрения. Может с чего-то и нужно начинать, но пока самой действенной мерой поддержки электромобилей является субсидирование. В той же Германии с 2016 года покупателям электромобилей возвращают по 4 тысячи евро и предоставляют бесплатную парковку.

Электромобили справедливо считаются транспортом будущего — они проще и, даже считая полный цикл производства, экологичнее бензиновых и дизельных автомобилей. Прямо сейчас у электромобилей есть только одна принципиальная проблема — низкая плотность хранимой в батарее энергии, то есть недостаточная емкость и большой вес аккумулятора.

Разница по сравнению с привычным топливом заметна: например, если в баке автомобиля помещается 50 литров (то есть 40 кг) бензина, то для аналогичного запаса энергии потребуется примерно 400 кг батарей — в реальности чуть меньше из-за более высокого КПД электродвигателей.​

Стоимость аккумуляторов тоже остается проблемой. По словам руководства Tesla, батарея стоит примерно четверть автомобиля, но некоторого снижения стоимости стоит ожидать хотя бы за счет массового производства на фабриках Gigafactory. Bloomberg полагает, что к 2022 году стоимость электромобилей сравнится со стоимостью машин того же класса с двигателем внутреннего сгорания.

Но даже в современном виде электромобили уже стали понятным товаром. Они продаются по всему миру, существует рынок подержанных электрокаров. В интернете множество форумов обладателей электромобилей. Можно почитать сравнительный тест в автомобильном журнале — с позиции покупателя, который выбирает новую машину в районе 30 тысяч долларов. Для нового Chevrolet Bolt, который пока занимает вакантное место самого интересного электромобиля 2017 года, доступны даже ресурсные тесты.

Кроме новинки Chevrolet на рынке доcтупен еще десяток моделей электромобилей, самые популярные из которых разошлись тиражом в несколько десятков тысяч за последние годы. В общей сложности на конец 2016 года по миру ездило примерно 1,3 миллиона электромобилей, что практически в тысячу раз меньше общего количества автомобилей — их примерно 1,2 миллиарда. Итого накопленная доля электромобилей составляет 0,1%.

Иногда можно встретить другую оценку: 2,5 миллиона электромобилей и 0,2% соответственно. Оценка зависит от методики подсчета. Путаница в определениях позволяет назвать электромобилями (PEV — plugin electric vehicle) и «чистые» электромобили (BEV или BOEV — battery-only electric vehicles), и так называемые подключаемые гибриды (PHEV — plug-in hybrid electric vehicle) — автомобили с бензиновыми двигателями, которые можно подзаряжать от розетки.

Формально они способны двигаться на чистой электротяге, но в реальности пробег «плаг-инов» составляет около 20-30 километров. Их продажи примерно равны продажам электромобилей — и растут столь же быстро. Автопроизводители с удовольствием хеджируют риски выхода в новые сегменты: например, Volkwagen одновременно продает и электрический e-Golf, и подключаемый гибрид Golf GTE.

Пример PHEV — новый Porsche Panamera Turbo S. Автомобиль с 550-сильным бензиновым мотором иногда на законных основаниях попадает в статистику электромобилей. Странность методики позволяет машине с силовой установкой мощностью 680 лошадиных сил показывать расход бензина в 2,9 литра на 100 км пути. На деле этот параметр можно расшифровать примерно как «первые 60 км автомобиль пройдет с расходом, эквивалентным 2,9 л на 100 км». Из них 50 км он вообще проедет на электротяге — замеры гибридов проводятся с полностью заряженной батареей.

Мимо электромобилей не смогли пройти и мировые автомобильные премии. Авторитетный конкурс WCOTY (World Car of the Year) в 2013 году отдал звание самого экологичного (World Green Car) автомобиля Tesla Model S. Потом снова начали побеждать подключаемые гибриды — BMW i3 (бензиновый мотор в котором именуют Range Extender) и i8 соответственно. В 2016 году всех переиграла водородная Toyota Mirai — титул больше похож на дань признания инженерному гению японцев, а не на подтверждение рыночных перспектив технологии.

Самым титулованным электромобилем мира по сей день остается Nissan Leaf — «Всемирный автомобиль 2011 года». По совпадению — и самым популярным. За шесть лет существования модели продано 250 тысяч экземпляров. Отсюда и скепсис экспертов в отношении планов Элона Маска и Tesla Model 3 — за один год он планирует продать больше машин, чем прежней самой популярной модели за шесть лет. А за три оставшихся до конца десятилетия года Tesla хочет продать больше электромобилей, чем было продано за всю историю — включая модели самой Tesla.

Nissan Leaf

Все остальные автопроизводители настроены более консервативно: опыт последних лет говорит о том, что электромобили заняли свою нишу — и только. Сегмент растет примерно на 100 тысяч автомобилей в год, но делает это линейно. Самый очевидный враг электромобилей, подключаемые гибриды, растут точно теми же темпами.

Кто из гигантов верит в электромобили сильнее прочих

Renault-Nissan. Компания уже сделала самый массовый электромобиль в мире и успешно продает его в США. В Европе при поддержке правительств Renault ZOE и Kangoo Z.E. разошлись тиражами в десятки тысяч штук. После присоединения к альянсу марки Mitsubishi у Renault-Nissan появился еще один популярный электромобиль — это Mitsubishi MiEV.

​Renault ZOE

Tesla производит только электромобили, в штучных продажах уступает лидерство, но в деньгах ее доля больше.

Tesla Model S

BMW — первыми из премиальных марок зашли в сегмент еще четыре года назад. Создали отдельный суббренд — вплоть до того, что BMW i отдельно от головной марки инвестирует в mobility-стартапы и собирается делать уже второе поколение своих электромобилей.

BMW i8

#Авто

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления