Vladimir Zimogorov
3 688

Реалити-шоу «Дорога к IPO» на примере стартапа Meanwhile, часть 6

Сложно не заметить, что почти всегда самым ярким моментом в жизни стартапа является не факт создания или внедрения какой-то новой революционной технологии, а привлечение инвестиций. Мало кто сейчас навскидку вспомнит, что нового было в версии Инстаграма 2.0, но каждый безошибочно назовет точную сумму, за которую сервис был продан Фейсбуку.


В сегодняшнем эфире совместного проекта ЦП, Spark и стартапа Meanwhile нас ждет небольшое лирическое размышление на животрепещущую тему стартапов и инвестиций. Нужны ли стартапам деньги? Или, может быть, лучше без них? А если без них, то как?


HYUNCAo_vC8



Создал стартап — должен был косарь поднять


Когда вы решаете создать свой стартап, в голове сразу проносятся картинки красивой жизни. Вот вы с гордо поднятой головой подаете начальнику заявление об уходе и под завистливые взгляды уже бывших коллег покидаете ненавистный офис. А вот вы покупаете кожаный диван для нового офиса на Красном Октябре.


Вот вы в дорогом ресторане ужинаете с двумя приятными инвесторами и на салфетке рисуете экспоненциальный график роста продаж, а взамен получаете увесистый портфель, плотно набитый новенькими стодолларовыми купюрами. И солидных господ почему-то даже не интересует, что у вас нет ни прототипа, ни понимания потребностей целевой аудитории, ни маркетингового плана. Зачем это все, когда есть гениальная идея, которая, без всяких сомнений, сможет перевернуть весь мир!


Вернувшись обратно в реальность, с некоторым удовлетворением замечаете, что ваши мечты, в принципе, не так далеки от реальности. Уволиться действительно можно за день, снять офис на Красном Октябре тоже не самая сложная задача, ну а про диван можно и не говорить, и так всё ясно.


Единственная досадная мелочь, которая мешает осуществлению грандиозных планов - ваша гениальная идея почему-то не находит отклика в глазах инвестора. Им вроде бы всё нравится, и рыночная конъюнктура неплоха, и команда замечательная, и они понимают, что на развитие нужны деньги, но предлагают сначала создать продукт, начать зарабатывать, а уже потом заскочить к ним и поговорить про масштабирование бизнеса.


В душе затая обиду, вы уже готовите коварный план мести — надо просто пойти к другому дяде, который окажется чуть смышленее и не упустит золотую жилу в виде вашего стартапа. Но и второй, и третий, и даже четвертый только с легким раздражением качают головой и с грустной улыбкой провожают вас до двери.


И даже потом, намного позже, когда вы уже сто раз успели проанализировать ситуацию, поведение инвесторов всё еще ставит в тупик. Ведь очевидно, что для реализации любой идеи нужны деньги. От вас требуют проверить гипотезу востребованности продукта? Значит, инвестор должен оплатить вам эти исследования! От вас хотят хотя бы минимального прототипа? Ну так будьте любезны выделить пару сотен тысяч на разработку! От вас хотят взрывного роста пользователей? А на какие деньги рекламироваться? Инвестор и тут просто-таки обязан обеспечить вас наличными. А иначе никак.


А потом приходит понимание, что вам никто ничего не должен, и вы начинаете работать. Изучить рынок можно вполне, погуглив в пятничный вечер после работы за чашкой чая. Вдруг обнаруживается огромное количество свободных исследований (самые подробные пока были у J’son & Partners), и отпадает нужда нанимать дорогое агентство, которое по факту будет так же гуглить. Для создания прототипа не обязательно нанимать звездного дизайнера из Амстердама или Нью-Йорка. А вам как фаундеру зарплата не положена в принципе — и это нормально.


Среди стартаперов модно жаловаться на недостаточное финансирование, но на недостаточную проработку бизнес-идей, изучение рынка, или даже банальную проверку спроса у целевой аудитории почему-то не жалуется никто.


Проблема ранних денег в том, что вы не думаете, как заработать, а все мысли только о том, как потратить. Причем эффективность трат не важна. Возникает ощущение, что процесс расходования и есть самоцель проекта. Пошел к ребятам из Сметаны, заказал вирусный ролик за 25 000$, еще столько же на посев ушло. Вроде потратил 50 000$ на рекламу. Солидно, полное ощущение благополучия и успеха. И неважно, что конверсия жутко низкая, — главное, что рекламный бюджет был хороший, а следовательно, и рекламная кампания прошла на ура.


Когда появляются деньги, полностью исчезает чувство опасности. Кажется, ну вот получили инвестиции, значит, проект уже себя оправдал и доказал свою состоятельность. Можно расслабиться. А нифига!


Ранние инвестиции в стартап приводят только к образованию пирамид типа МММ. Пока ты в состоянии обеспечить приток нового капитала, дела идут хорошо, но в тот момент, когда деньги кончаются, а новые инвестиции не предвидятся, весь “бизнес” рушится в пух и прах. Ни один из популярных сервисов типа Твиттера, Форсквера или Инстаграма до сих пор не окупил и половины вложенных в них средств, и вряд ли сможет это сделать в ближайшем будущем. Или вы думаете, почему у Твиттера вдруг возникла такая резкая необходимость срочно выходить на IPO, а Инстаграм без разговоров продался Фейсбуку?


Ни один из этих сервисов никогда даже и не думал о прорабатывании бизнес-модели, выходе на окупаемость и т.д. Виноваты в этом или инвесторы, которые слишком рано дали денег и сознательно провоцировали создание пузырей, или сами фаундеры, которые не хотят замечать проблем, а только создают ажиотаж, чтоб иметь возможность привлечь следующий раунд или типа того. Можно смело возразить, что если вам удалось привлечь пару миллиардов и сотни миллионов пользователей по всему миру, то не всё ли равно, окупается проект или нет? Но успешных пузырей единицы, а тех, кто провалился, — десятки тысяч.


С вами был Владимир Зимогоров. Не создавайте мыльных пузырей!


P.S. На прошлой неделе мы отказались от инвестиций в почти 150 тысяч долларов в наш проект Meanwhile. И вы всё ещё думаете, что прибивать мошонку огромным гвоздем к Красной площади — это безумие?


28novio998-7zp

#instagram #инвесторы #реалити_шоу #meanwhile

{ "author_name": "Vladimir Zimogorov", "author_type": "self", "tags": ["instagram","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u043e\u0440\u044b","\u0440\u0435\u0430\u043b\u0438\u0442\u0438_\u0448\u043e\u0443","meanwhile"], "comments": 0, "likes": 12, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "2358", "is_wide": "1" }

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]