[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 43, "likes": 55, "favorites": 34, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24165" }
Никита Евдокимов
16 308

Почему в стартапах насаждается культура трудоголизма

Мнение создателя фреймворка Ruby on Rails и сооснователя системы для управления проектами Basecamp Давида Хейнемейера Ханссона.

Поделиться

В избранное

В избранном

Если вы хотите понять, почему многие сотрудники стартапов страдают от нездоровых рабочих привычек или откровенного трудоголизма, сперва взгляните на мнение инвесторов.

Недавно бывший сотрудник SpaceX, Nest и Google Блейк Роббинс назвал работу в выходные и праздничные дни «рецептом катастрофы» и пожалел, что слишком мало времени проводил с семьей и друзьями. По его мнению, ему следовало «работать с умом».

Роббинса раскритиковали два известных инвестора: Кит Рабуа назвал его рассуждения «в корне неверными», а Марк Састер предположил, что известные спортсмены добиваются всего благодаря упорству, а не тому, что «работают с умом».

Эти слова — не случайное заблуждение. Они прочно закрепились в стартап-мифологии, где переработки и выгорание не только поощряются, но требуются. Необходимость проводить в офисе выходные и праздничные дни — это прямое следствие попытки инвесторов вместить жизнь человека в сжатые сроки венчурных фондов.

Несложно понять, почему такая мифология служит в первую очередь интересам дельцов, которые щедро делают ставки и выигрывают только в том случае, когда на рынке появляется еще один «единорог».

Когда человек жертвует своим временем — им это только на руку. Для них не будет практически никаких последствий, если многие попытаются прыгнуть выше своей головы и упадут замертво. Логика проста: «Помоги мне разбогатеть или умри в процессе».

Если предпринимателям нужны деньги, они добровольно соглашаются на такой ритм работы. Если ты знаешь о взглядах Рабуа или Састера, то взяв их миллионы, ты наверняка догадываешься, что отныне все твои праздники, выходные, отпуска, вечера с семьей находятся под вопросом.

Но под давлением оказывается не только предприниматель — оно распространяется и на его сотрудников. Его можно сравнить со снежным шаром, который катится вниз с горы, набирая массу. Потому что когда миллионы уже лежат на счету компании, количество сотрудников резко взлетает. Именно этим людям приходится делать все, чтобы оправдать ожидания инвесторов.

Коварные предприниматели заманивают сотрудников с помощью морковки. Органической местной морковки, заботливо приготовленной корпоративным шеф-поваром. В современных офисах есть все необходимые игрушки, чтобы избаловать людей.

Задача предпринимателей — создать иллюзию, будто сотрудники сами выбрали изнуряющий ритм жизни, что им нравится день (или ночь) напролет сидеть в этом проклятом офисе.

В антиутопии Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» большинство психологических проблем людей решалось с помощью наркотика под названием «сома».

В современном мире, если офисная «сома» перестает действовать, предприниматели всегда заводят напыщенную речь о Миссии: «Мы здесь не просто пытаемся привлечь внимание пользователей или вторгнуться в их личное пространство во имя рекламы, нет. Наша цель — объединить весь мир. Каждый из вас вносит свой вклад, и эти жертвы не напрасны — они ради лучшего завтра».

Ага, как же.

Чаще всего эти жертвы оказываются не только пустой, но и несоразмерной тратой времени. Разработчик, дизайнер, автор или даже менеджер, который соглашается работать по 80 часов в неделю, в конечном счете получает за свой труд условный банан, даже если у него в руках выигрышный лотерейный билет. Потому что львиная доля предназначается Шраму и его гиенам, а не мартышкам.

Однако многие сотрудники не могут остановиться, потому что зашли уже слишком далеко. В теории все знают, что такое невозвратные затраты, но почему-то немногие способны увидеть их на практике.

Люди уходят на дно в золотых наручниках: их тянет за собой обещание получить акции компании через четыре года и короткий промежуток, в течение которого их можно обналичить. Такие приемы разрабатывают мастера капитализационных таблиц, и они хорошо знают свое дело. Стоит человеку проглотить блесну, как он наверняка следом заглотит и леску, и грузило.

И все это несмотря на многочисленные публикации о пользе сна, отдыха и здоровых рабочих привычек. Даже у Коби Брайанта внесезонное расписание тренировок составлено так, чтобы заниматься не более шести часов в день. А он — мировая звезда баскетбола.

Тренировки Брайанта — это мощный микс, состоящий из бега, баскетбола и тяжелой атлетики. Его внесезонное расписание называют «666»: два часа в день он бегает, два — играет в баскетбол, а еще два — занимается в зале. Шесть часов в день, шесть раз в неделю на протяжении шести месяцев.

Его конкурент — Леброн Джеймс — ежедневно спит не менее 12 часов в день. Равно как и другие спортсмены, для которых сон и отдых — не менее важные причины спортивных побед, что и тренировки.

Для восстановления спортсменам требуется больше отдыха, чем обычным людям — врачи рекомендуют им спать по 8-10 часов в день. Причем не только в ночь перед игрой, а на протяжении всего сезона.

Чем сильнее человек нагружает мышцы, тем больше времени им нужно, чтобы прийти в порядок. Известно, что теннисист Роджер Федерер и баскетболист Леброн Джеймс спят по 12 часов в день, а бегун Усейн Болт и теннисистки Мария Шарапова и Винус Уильямс — не менее 10 часов.

А как насчет великих писателей и мыслителей, вроде Троллопа, Диккенса или Дарвина, которые старались работать в рамках небольших ограниченных временных отрезков в течение дня, а оставшееся время посвящали отдыху? Вот как выглядел обычный день Дарвина:

После утренней прогулки и завтрака, к 8:00 Дарвин уже сидел в кабинете. После полутора часов работы он принимался за чтение утренней почты и подготовку ответов. В 10:30 Дарвин снова возвращался к исследованиям, иногда покидая кабинет и наведываясь в теплицу, птичник и другие места, где он проводил эксперименты.

К полудню он обычно восклицал: «Сегодня я отлично потрудился» и отправлялся на часовую прогулку по окрестностям. Возвращаясь домой, он обедал и отвечал на оставшиеся письма.

В 15:00 он ложился подремать на часок, а затем снова отправлялся на прогулку по окрестностям Сэндуолка. После этого он работал до 17:30 и садился ужинать вместе со своей семьей.

В таком ритме он написал 19 книг, включая «Происхождение человека» и «Происхождение видов» — вероятно, самую известную книгу в истории науки. Во многом они до сих пор определяют наши взгляды на природу и самих себя.

Ни спортсмены, ни писатели не работают на износ: им не нужно приносить в жертву свое время. Умение найти баланс между работой и отдыхом не повлияло на их достижения: скорее, даже напротив.

Поэтому не говорите мне, что для создания очередного стартапа требуется больше времени, чем для написания «Происхождения видов» или пятикратной победы в национальном баскетбольном первенстве.

Это бред, который распространяют люди, чтобы оправдать собственные жертвы и сожаления. Или же те, у кого есть возможность влиять на жизнь и благополучие других, и они обращаются с ними, как с пушечным мясом.

​И наконец, что я хочу сказать о себе. Вот уже 14 лет мы развиваем очень успешный бизнес — Basecamp. Он начал приносить прибыль с первого дня существования, причем для этого ни мне, ни сооснователю Джейсону Фриду не пришлось умирать на работе или высасывать из сотрудников все соки.

Скажу больше — с 1 мая и до конца лета мы работаем по четыре дня в неделю. Я успеваю не только обслуживать больше ста тысяч клиентов, но поддерживать Ruby on Rails, писать книгу и отчаянно спорить со многими венчурными инвесторами, которые выжимают людей, словно губку.

Для этого мне достаточно не более 40 часов в неделю — и я думаю, что вам тоже хватит этого времени. Трудоголизм — это болезнь. Больным нужно лечение и помощь психолога, а не поводыри, которые обрекают их на страдание.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления