[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Maria Łacińska", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 77, "likes": 54, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24181" }
Maria Łacińska
15 945

«Мы не хотим, чтобы всюду Google заменили на "Яндекс"»

Важные высказывания из интервью сооснователя «Яндекса» Аркадия Воложа «Ведомостям».

Поделиться

В избранное

В избранном

Фото ТАСС

О решении ФАС относительно Google

В апреле 2017 года Google и ФАС заключили мировое соглашение. В сентябре 2015 года ведомство признало компанию нарушителем антимонопольного законодательства после рассмотрения жалобы «Яндекса».

Волож назвал это событие «историческим прорывом» и «мировым прецедентом». По словам сооснователя «Яндекса», Россия стала первой страной, где на операционной системе Android была восстановлена конкуренция.

Юридически это, конечно, локальная победа, но по последствиям, я предполагаю, она шире. Можете называть меня идеалистом, не мне ведь об этом судить, но мне кажется, что руководители Google пересмотрели свои позиции. Пессимисты скажут, что они просто посчитали и решили, что договориться с нами дешевле. Но мне хочется верить, что они вернулись к своим прежним принципам: строить бизнес, основанный на морали.​

Волож считает, что главное в решении ФАС — это возможность устанавливать приложения «Яндекса» и других разработчиков на любом экране в Android-устройствах.

Вторая важная вещь, как полагает сооснователь «Яндекса» – это окно выбора поисковика в браузере Chrome и выбор сервиса в поисковом виджете на первом экране.

Также Волож допустил, что после того, как компании дали «доступ к Android», «Яндекс» может обсуждать и создание собственного телефона.

О Ларри Пейдже, Сергее Брине и Сундаре Пичаи

Волож рассказал «Ведомостям», что обсуждение шло на всех уровнях. Прямой диалог с основателями Google Сергеем Брином и Ларри Пейджем, а также гендиректором компании Сундаром Пичаи, по словам Воложа, помог разрешить конфликт.

У меня всегда было большое профессиональное уважение к ним, но я очень рад, что у нас остались и чисто человеческие отношения, общее понимание каких-то базовых принципов.

Я уверен, что нам еще не раз придется разговаривать, потому что похожие ситуации будут возникать все в новых сегментах.​

Также Волож признал, что Пейдж и Брин — «отличные ребята», и добавил, что управление такой огромной структурой, как корпорация Alphabet, сравнимо с управлением империей.

О прибыли «Яндекс.Такси»

Волож рассказал, что «Яндекс.Такси» уже приносит компании прибыль в Москве и Санкт-Петербурге. По его словам, в столице две трети вызовов такси совершаются через приложения на смартфоне, из них около 60% – «Яндекс.Такси».

Этот рынок все еще растет в 4–5 раз в год по количеству поездок и будет расти в разы еще несколько лет. Плюс такси выходит на новые территории гораздо активнее, чем это делает поисковый «Яндекс».

Например, такси работает в странах Закавказья, где о «Яндексе» редко слышат, но это не мешает нашему сервису такси быть популярным.​

Кроме того, Волож отметил, что «Яндекс» — уже не только поисковая компания, так как у нее есть большой бизнес в других сферах. Например, «Яндекс.Такси» является самым быстрорастущим бизнесом компании, а «Яндекс.Маркет» после «определенных шагов» может превзойти поиск по оборотам.

О своей Prisma

Нежелание покупать проекты, напоминающие приложение для обработки фотографий при помощи нейросетей Prisma, Волож объяснил «взрослым» этапом в развитии «Яндекса».

По его словам, «заводят» компанию не «маленькие приколы», а проекты, создающие новые рынки. Нейросетям «Яндекс» нашел «серьезное применение»: в частности, компания стала с помощью этой технологии улучшать качество цифровых спутниковых карт.

Мы подумали, что картинки можно не только стилизовать «под Ван Гога» или «под Пикассо». Если объяснить автомату, что такое «хорошая», «качественная» картинка, то он все плохие картинки сможет рисовать «в стиле хороших картинок» – например, размытые картинки делать четкими.

А поскольку мы индексируем весь веб, в котором миллиарды самых разных картинок, то мы провели небольшой эксперимент. Мы показали машине примеры одинаковых картинок, но в разном разрешении. Только мы машину немного обманули, сказав, что из нечетких картинок люди делают картинки высокого разрешения. На самом деле, конечно, наоборот. А машина поверила и научилась улучшать разрешение слабых картинок.

Волож отметил, что подобные эксперименты не такие «прикольные», как массовые приложения, но приносят «гораздо большее творческое удовлетворение».

Предприниматель добавил, что компания не стала бы покупать Prisma, поскольку подобные сервисы быстро набирают «первую сумасшедшую волну», но не всем из них удается ее удержать и выйти на стабильную монетизацию.

О «Яндекс.Маркете» и покупке других площадок

«Яндекс.Маркет» возглавил новый генеральный директор. Волож анонсировал значительные изменения в сервисе, а также не исключил покупку дополнительных активов.

Рынок точно ждет консолидация. И мы точно будем делать интересные шаги, поскольку уже давно выходим за рамки просто вычислительной системы, которая по сути – рекламный движок. Просто рекламные движки больше никому не нужны.​

Волож подчеркнул, что до покупок пока еще очень далеко и компании следует улучшить то, что у нее есть сейчас. В частности, в приоритете стоит переделка самого «Яндекс.Маркета».

О заморозке поиска в Турции

Волож рассказал, что турецкий офис по-прежнему работает, но у компании нет дистрибуции на турецком рынке, а поисковая доля остается на уровне 5%.

При этом «Яндекс.Навигатор» лидирует в Турции среди аналогичных продуктов. По словам Воложа, это первый успешный продукт «Яндекса» за пределами СНГ.

Мы приняли для себя решение в дальнейшем работать там только в партнерстве с кем-то. Собственный поисковый бизнес мы там строить не будем. Уже идут разные тесты, часть из которых была замечена снаружи. На ситуацию сильно влияет то, что сейчас в Турции очень динамичная политическая обстановка.

Основным принципом для «Яндекса» в Турции является возможность предоставления пользователям выбора.

О мировой экспансии

«Яндекс» не планирует запускать поиск на других рынках — по крайней мере, до изменения «антиконкурентных» практик в мире. Однако Волож допустил возможность запуска за рубежом других сервисов «Яндекса».

Возможно, будем выходить с «Такси», с какими-то приложениями. Пока самым удачным нашим нероссийским опытом являются «Карты» и «Навигатор» в Турции. Настоящий народный продукт получился, любимый и самый популярный в своей нише.​

О возможном регулировании «Яндекс.Дзена»

Волож не отрицает возможное государственное регулирование сервиса «Яндекс.Дзен», но полагает, что оно произойдет не скоро, так как перед ним «большая очередь».

Важно, что у «Дзена» совсем другая направленность, там мало политических новостей. В нем в основном материалы по нишевым интересам. Это могут быть тексты про ваши хобби, картинки, занимательные видеоформаты.

В отличие от «Яндекс.Новостей», у которых главное свойство — показывать, что общего сейчас для всех, свойство «Дзена» – показывать свое для каждого, потому что это персональная лента.

Основатель «Яндекса» прогнозирует, что такие рекомендательные ленты пользователи будут получать от производителей с каждым новым устройством. При этом он уверен, что «Дзен» будет более интересным — за счет алгоритмов и объёма данных.

О «Яндекс.Новостях» после закона об агрегаторах

Волож сообщил, что по состоянию на 31 декабря 2016 года в сервисе было около 7 тысяч источников, а уже 1 января 2017 года их стало около тысячи. Остались те, которые имели свидетельство о регистрации СМИ в Роскомнадзоре.

Как вы думаете, качество сервиса могло остаться прежним? С тех пор источников немного прибавилось.

Кроме того, мы стараемся настроить алгоритмы под новую реальность – склеивать сюжеты и так было не всегда просто, сейчас требуются новые прорывы, чтобы уметь работать с сильно уменьшенным набором данных.

Предприниматель отметил, что сервис подлежит переименованию, и предложил вариант «Сейчас в новостях страны» — «чтобы люди не думали, что новости пишет сам "Яндекс"».

Об Илье Сегаловиче

Волож ответил на вопрос о том, как компания пережила уход из жизни в 2013 году её сооснователя Ильи Сегаловича.

Заменить Илью некем. И его не надо заменять. Надо строить компанию дальше. Чтобы и после себя оставить живую систему, которую кто-то также будет строить дальше, и она тоже будет другой – но тоже живой. Я думаю, что Илья ответил бы примерно так же.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления