[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Albert Khabibrakhimov", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0431\u043a","\u043c\u0438\u0445\u0430\u0438\u043b_\u043f\u0440\u043e\u0445\u043e\u0440\u043e\u0432","\u0435\u0441\u043d"], "comments": 10, "likes": 12, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24561" }
Albert Khabibrakhimov
1 749

«Любую новость можно написать позитивно»

Важные высказывания из интервью нового владельца медиахолдинга РБК Григория Берёзкина газете «Ведомости».

Поделиться

В избранное

В избранном

Владелец «Онэксим» Михаил Прохоров 16 июня после нескольких месяцев переговоров закрыл сделку по продаже медиахолдинга РБК предпринимателю Григорий Берёзкину. Компания «Сотол проект», входящая в холдинг ЕСН Берёзкина, получила 65% РБК.

В интервью «Ведомостям» Берёзкин рассказал о планах по дальнейшему развитию РБК, взаимоотношениях с властями и будущем потребления информации.

Григорий Берёзкин. Фото: ТАСС

О будущем журналистики и желании сделать журналистов акционерами РБК

Берёзкин считает, что если раньше СМИ конкурировали брендами, акционерами и системой дистрибуции, то сейчас ключевую роль играют обычные корреспонденты: «Каждый журналист или блогер — медиавеличина. Именно они определяют рейтинг, цитируемость СМИ, от них напрямую зависят рекламные доходы».

Предприниматель рассчитывает получать от журналистов РБК информацию о ключевых событиях, поскольку журналисты зачастую узнают новости первыми.

«Первый узнал — значит, быстрее всех понял ситуацию. Для меня как бизнесмена это предельно ценно. Для других моих бизнесов тоже», — сказал Берёзкин. При этом он отметил, что рассчитывает получать аналитику, а не инсайды.

​Далеко не все, что узнают журналисты, сразу ложится на бумагу. Экономические журналисты часто мощнее аналитиков инвестбанков.

Вы увидите, как через годы будет происходить миграция: из журналистов — в инвестбанки, из аналитиков инвестбанков — в журналисты. Это очень близкие рынки.

Берёзкин также заявил, что размышляет о возможности сделать журналистов акционерами медиахолдинга, но уточнил, что пока это только «мысли вслух».

​Задача владельца СМИ — максимально заинтересовать ярких, хороших журналистов. Через некоторое время мы придем к тому, что акционерами тематических блоков в РБК или даже всего холдинга будут люди, которые там работают. Наравне со мной будут совладельцами. Такое будущее я вижу.

О вмешательстве в редакционную политику и отношениях с властью

На вопрос, что он будет отвечать «уважаемым людям» о том, почему журналисты РБК «опять написали нехорошую историю про „Роснефть“», Берёзкин ответил, что не намерен вмешиваться в редакционную политику издания.

​Может, я буду, как Прохоров, ходить без мобильного телефона: возьму и торжественно утоплю телефон в Москве-реке. Если серьёзно — не буду разговаривать на эти темы. Есть редакция, есть [генеральный директор РБК Николай] Молибог, которые прекрасно держат эти удары, пусть с ними разговаривают.

Я вообще не собираюсь влиять на редакционную политику. Это такой ящик Пандоры, его один раз откроешь — и потом проблем не оберёшься. У людей снижается мотивация, персональная ответственность.

Берёзкин заявил, что не будет снимать с РБК тексты по требованию представителей администрации президента или других органов власти — даже под угрозой закрытия издания. Он добавил, что Молибог и Прохоров «жили в парадигме, что ничего снимать не нужно».

​Нет, требовать так не будут. Если верить Молибогу, так резко вопрос никогда не ставился. Опять же — если журналисты раскопали реальный факт о чиновнике, это проблема чиновника. Главное — писать объективно. Если будет особо душещипательное расследование, я, может быть, попрошу других журналистов из РБК проверить ещё раз факты.

И как я вообще могу снять текст с РБК? Как вы себе представляете этот процесс?

Берёзкин пообещал также не использовать РБК в своих бизнес-интересах. Его холдинг ЕСН владеет двумя нефтеналивными терминалами (Уяр и Сковородино), 50,5% энерготрейдера «Русэнергосбыт» (основной потребитель – РЖД), а также контролирует компанию «Русэнергоресурс», которая поставляет электроэнергию для «Транснефти».

По словам бизнесмена, он «запросто» представляет себе ситуацию, когда РБК выпускает расследование о ЕСН, а он узнаёт об этом уже по факту публикации.

​Чем сильнее РБК как самостоятельный бизнес-проект, чем авторитетнее журналисты, тем уважительнее относятся ко мне как к бизнесмену в целом.

Менять команду РБК в ближайшее время, по словам Берёзкина, он тоже не планирует. Он отметил, что пока не встречался с редакцией издания, поскольку договорился с Прохоровым, что не будет общаться с коллективом РБК, пока идёт сделка. Из всех сотрудников холдинга новый владелец знаком только с соруководителем редакции РБК Елизаветой Голиковой и гендиректором Николаем Молибогом. Последний Берёзкину понравился, и он предложил ему остаться.

​Бывший гендиректор GE Джек Уэлч говорил: после покупки компании 45 дней нельзя принимать никаких кадровых решений. Не знаю, как пойдёт с РБК дальше, но пока я не планирую никаких изменений ни в редакции, ни в коммерческой части. Я постараюсь сработаться с этим коллективом.

Вместе с тем Берёзкин отметил, что у РБК и некоторых других изданий подача материалов персонифицирована «больше, чем это необходимо». По его мнению, любую новость можно подать «позитивно», а «негативные новости — не значит негативные люди».

О сделке с Прохоровым

Переговоры с Прохоровым по покупке РБК Берёзкин назвал «затяжными и непростыми». По его словам, обе стороны потратили большие средства на юристов, которые занимались согласованием финансовых параметров сделки.

​Михаил занял жёсткую переговорную позицию по цене, я же четко представлял диапазон, в рамках которого готов был заплатить. Он не торопился продавать — я не спешил покупать. ​

Финансовые условия сделки Берёзкин не раскрыл, объяснив это взаимной договорённостью с Прохоровым. По данным «Ведомостей», в апреле 2017 года Прохоров был готов продать медиахолдинг за $250 млн, включая долг компании на $200 млн. Берёзкин сказал, что часть долга осталась на компании, и РБК будет её выплачивать.

Предприниматель усомнился в том, что для Прохорова это вынужденная продажа. Весной 2016 года, когда впервые стало известно о планах Прохорова продать РБК, СМИ связывали это решение с давлением на бизнесмена со стороны Кремля, где остались недовольны серией публикаций РБК о высшем руководстве страны. В апреле 2017 года источник vc.ru также связывал продажу холдинга с давлением на Прохорова со стороны замглавы администрации президента России Алексея Громова.

Я с трудом могу совместить Михаила с таким понятием, как «вынужденная продажа». Я проанализировал, что же такого «криминального» за последнее время написал РБК? На мой взгляд, ничего. Другие издания печатали то же самое.

Берёзкин добавил, что ни разу не консультировался с Громовым по сделке с РБК.

О синергии РБК и «Комсомольской правды»

Григорий Берёзкин — один из владельцев «Комсомольской правдой» и российской версии газеты Metro. В 2015 году структуры предпринимателя интересовались покупкой у немецкого издательского дома Axel Springer российской версии журнала Forbes, Берёзкин называет его «РБК меньшего масштаба». Однако владельцем издания в итоге стала ACMG Александра Федотова.

В начале июня 2017 года источники «Ведомостей» говорили, что Берёзкин вновь заинтересовался покупкой Forbes и обсуждал этот вопрос с Федотовым. «Мне всё ещё интересен Forbes как актив, больше мне пока нечего к этому добавить», — сказал тогда Берёзкин. Федотов отказался отвечать на вопросы «Ведомостей».

В мае 2017 года Берёзкин говорил, что в случае покупки РБК собирается объединить все медиаактивы в один холдинг «на корпоративном уровне». В разговоре с «Ведомостями» он уточнил, что речь прежде всего об опыте «Комсомольской правды» по запуску радио «рядом с газетой».

​Мы об этом давно думали. Это сильно расширяет аудиторию. Мы ведь столько часов проводим в машине. Радиостанция — не самая простая история. РБК и сам прежде изучал такой вариант. Но хороших бизнес-менеджеров в этой области мало. На эту тему мы пообщаемся, в частности, c Алексеем Абакумовым, одним из создателей Business FM. И если договоримся с ним по работе в РБК, то он будет как раз заниматься запуском радиостанции.

Пересекаться по редакциям РБК и «Комсомольская правда» не будут, так как по аудитории «это совсем разные СМИ», заверил Берёзкин. «Зато можно договориться, как не конкурировать друг с другом на рынке рекламы. Возможна синергия по бэк-офису — бухгалтерии, отделу кадров, юристам», — сказал он.

По словам Берёзкина, он старается не вмешиваться в управление «Комсомольской правдой» и российской версией газеты Metro. Он сказал, что ему никогда никто не звонил с претензиями к публикациям в этих изданиях.

При этом у ЕСН есть совет по бизнесу, который ставит для компаний план по экономическим показателям.

​В «Комсомолке» ключевую роль играет, конечно, [её гендиректор и главный редактор Владимир] Сунгоркин. Мы первые два года после покупки осуществляли финансовый контроль и, сейчас признаю, делали это избыточно, что не нравилось Сунгоркину. Потом мы убедились, что всё в порядке, отношения выстроились и все вопросы по редакционной части он решает сам.

Metro несколько лет управляла моя дочь Анна, которая сейчас в декрете. Возможно, как выйдет, будет принимать участие в управлении РБК.

По словам Берёзкина, Metro — успешный прибыльный бизнес, который платит акционерам дивиденды, а «Комсомольская правда» остаётся безубыточным изданием и не требует дотаций, хотя в последние годы ситуация «осложнилась».

О будущем потребления информации

Берёзкин считает, что в будущем наука будет иметь большее значение для бизнеса, чем информационные технологии: «Следующий экономический бум в мире будет не ИТ, это будет биохимия. В энергетике, в информации, во всех отраслях».

​Я сам увлекаюсь наукой, каждый день читаю научные журналы. Даже успеваю сам публиковаться в научных журналах.

Чем дальше, тем больше наука будет иметь значение для бизнеса. Скажем, через 30 лет потребление информации кардинально изменится. Это будет не бумага или сайт, и даже не чтение, это будет таблетка по утрам. Она будет запускать в мозгу цепь химических реакций на усвоение определенной информации. А чтобы выучить английский, нужно будет принять недельный курс таблеток. Я не шучу, я реально это вижу.

#РБК #михаил_прохоров #ЕСН

Статьи по теме
«Отсутствие конфликтов строится на правде, не задевающей эмоции человека»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления