[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 37, "likes": 19, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24729" }
Vladislava Rakhmanova
6 914

Что ждет медиа после блокировки Telegram

Последствия запрета мессенджера для авторов каналов и сторонних СМИ.

Поделиться

В избранное

В избранном

Руководитель направления социальных сетей в 2DO2GO и автор канала «Трафик есть!» Алина Дмитриева

О том, что Telegram грозит блокировка, впервые заговорили несколько дней назад. Утром 23 июня число запросов о Telegram в Google выросло примерно до 5 тысяч, а уже на следующий день все федеральные издания и телеканалы запустили массовую кампанию по теме «Telegram — рассадник терроризма, его надо заблокировать и как можно скорее».

Это особенно любопытно, учитывая, что несколько часов назад появился график о количестве заблокированных каналов и ботов ИГИЛ в Telegram, начиная с сентября 2016 года. Рассадник терроризма, говорите?

Так или иначе, несмотря на то, что блокировка Telegram, как и запрет VPN, обсуждается вполне серьезно, многие до сих пор не верят, что это возможно. Одной из причин служит то, что подобных «обещаний запретов» в России было немало, и лишь немногие из них претворялись в жизнь.

Представим, что Telegram и правда заблокируют. Что будет с медиа, имеющими в мессенджере свои представительства? А с теми, которые сфокусировали свою работу исключительно внутри Telegram? Разберем все случаи.

Начнем с изданий, для которых Telegram — это всего лишь ещё один канал для продвижения, такой же, как Facebook или «ВКонтакте». Да, формат другой. Да, аудитория хорошая. Но зачастую все читатели медиа в Telegram — это лишь сотая доля от его общей аудитории. Например, издание Meduza при ежемесячной посещаемости в 27 млн визитов имеет всего лишь около 36 тысяч читателей в Telegram.

В основном СМИ идут в Telegram, потому что это «круто»: можно делать подборки, запускать ботов. Но при работе на трафик это не имеет смысла — переходить по ссылкам в публикациях будут от силы 5-7% от общего количества читателей.

Алексей Пономарь издатель «Лайфхакера»

​Уверен, что именно для медиа ничего особенно не изменится. Всё-таки для большинства из них Telegram — не основной канал дистрибуции. Будем искать эту аудиторию в других местах.

Аудитория из Telegram, безусловно, очень качественная — здорово, что здесь нет ботовых подписчиков в таком количестве, как в обычных соцсетях. Трафик из Telegram у нас сейчас сопоставим с трафиком из Twitter, правда, число подписчиков различается в шесть раз.

Илья Красильщик издатель «Медузы»

Думаю, никак особенно это всё на нас не повлияет. Российские медиа привыкли к тому, что им постоянно придумывают искусственные приключения: то «Яндекс.Новости» убьют, то главного редактора погонят. То собственника сменят, то вообще всех разгонят. В связи с этим закрытие Telegram для медиа (конечно, если это не Telegram-медиа) — не катастрофа.

В том числе это не катастрофа для Павла Дурова, для которого Россия — далеко не главный рынок. Более того, блокировка мессенджера в России может даже улучшить его репутацию в других, более «важных» регионах.

Но катастрофическая эта ситуация для людей, которые пользуются Telegram в качестве мессенджера. Ведь это один из наиболее удобных и быстрых сервисов для общения. Им пользуются все — от сотрудников администрации президента до вас и до нас. Так что пока это всё напоминает какую-то массовую стрельбу по собственным ногам.

Вероятно, от блокировки Telegram крупные СМИ практически ничего не потеряют: перераспределят бюджет и другие ресурсы на контент — толку, возможно, будет даже больше.

Гораздо большую опасность блокировка Telegram представляет для медиа, существующих исключительно в рамках мессенджера или, по крайней мере, использующих его в качестве основного канала для развития и продвижения. Авторы каналов потратили немало ресурсов на то, чтобы получить свои 10, 30, 50 тысяч подписчиков, и блокировка Telegram может свести все их усилия к нулю.

Тем не менее, многие авторы уже начали готовиться к «апокалипсису»: размещать в своих каналах информацию о сторонних площадках, на которых их публикации будут доступны в любом случае, рассказывать подписчикам о возможности подключения VPN прямо через Telegram без каких-либо сторонних сервисов.

Конечно, такие меры не помогут сохранить всю аудиторию целиком — некоторый процент читателей давно не активен или по каким-то причинам не желает читать интересующий его контент «на стороне».

О масштабах проблемы для внутренних медиа рассказала Валентина Евтюхина, автор канала Digital Eva.

Сколько времени и средств ты потратила на развитие и раскрутку канала?​

Потратила чуть больше года. Раскручивала практически без денег, но тратила каждый день около трех часов на мониторинг инфоповодов и написание текстов.

Сколько зарабатываешь на своем медиа?

Канал в Telegram приносит примерно 50-80 тысяч рублей в месяц. Иногда, конечно, бывают отклонения в меньшую или большую сторону.

Как скажется блокировка на внутренних медиа?

Пока сложно сказать. Если она будет только на словах, а сам Telegram продолжит функционировать у тех, кто уже пользовался мессенджером, — тогда практически никак, потому что проблемы будут только с регистрацией новых пользователей.

Если всё же каким-то образом заблокируют, то я потеряю большую часть аудитории читателей и коммуникаций внутри мессенджера.

Как можно будет обойти блокировку и как это делаешь ты?

Я загрузила на телефон приложение, которое было первым в списке App Store по запросу «VPN». То же рекомендуют делать своим читателям все авторы популярных Telegram-каналов — многие публикуют списки проверенных VPN-сервисов и гайдлайны по их установке.

Выходит, у внутренних медиа остается только два способа сохранения своей аудитории: публикация в канале руководства по установке VPN и создание представительств канала на сторонних площадках, таких как «ВКонтакте», Facebook или «Яндекс.Дзен», либо запуск самостоятельного блога, который не будет зависеть от сторонних сервисов.

Чем раньше авторы каналов в Telegram начнут готовиться и готовить своих читателей к блокировке, тем меньше будут потери, если это всё-таки произойдёт.

Резюмируя: сторонние медиа ничего не потеряют от блокировки Telegram, а, наоборот, только приобретут освободившиеся ресурсы; внутренние же издания смогут перераспределить контент по сторонним площадкам и перевести активный процент своей аудитории туда, где ей будет удобно получать информацию. А Роскомнадзор, как обычно, останется ни с чем.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления