[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 54, "likes": 30, "favorites": 23, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24881" }
Daria Khokhlova
7 767

Семь особенностей российского онлайн-рынка c точки зрения европейца

Мнение основателя платформы Promokodex.ru Антона Дерябкина, который 17 лет живёт и работает в Германии.

Поделиться

В избранное

В избранном

За одного битого двух небитых дают

Первое, что сильно бросается в глаза «из-за бугра» — это молодой топ-менеджмент в России. Если в Европе средний возраст продукт-менеджера стремится к сорока годам, то в России управленцы крупных интернет-проектов гораздо моложе. По моим наблюдениям, средний возраст российского руководителя находится в районе 30 лет.

То же самое можно сказать и о среднем возрасте сотрудников онлайн-бизнеса. Российские офисы забиты двадцатилетними пиарщиками, оптимизаторами, контент-менеджерами и руководителями среднего звена.

Объяснение этому простое — в Европе средний возраст студента-выпускника составляет 27 лет, а в России можно говорить о 22 годах (при поступлении в 17 лет). Как в России, так и в Европе в онлайн-бизнесе работают именно студенты и недавно окончившие вуз специалисты.

А вот разницу в возрасте в менеджерском составе объяснить можно другой причиной, а именно более ранним появлением и распространением интернета в Европе. Лично я впервые столкнулся с интернетом в России в 1996 году. В Европе к этому моменту проникновение сети в общество было куда более глубоким.

Первые онлайн-стартапы уже создавались тогдашними школьниками и студентами. Сейчас этим первопроходцам европейского рынка уже далеко за сорок. Европейские топ-менеджеры давно имеют проседь в волосах и богатейший опыт работы в онлайне.

Поколение Z? Нет, не слышали

В России всё чаще говорят о проблемах с так называемым «поколением Z» (молодёжь, родившаяся в нулевые и с рождения подключенная к интернету). В российском интернете это поколение обвиняют в инфантилизме, лени, отсутствии амбиций и летаргии.

Только за последнее время в России вышло множество публикаций на эту тему: «Поколение Z: как работодателю достучаться до самодостаточных индивидуалистов», «Поколение Z: Как ставить задачи сегодняшним двадцатилетним», «Поколение Z и что от него ждать». Российские менеджеры сокрушаются и плачут от злосчастного поколения Зета.

Как же обстоит дело, например, в Германии? Всё просто, ни про какое поколение Z здесь никто не говорит. Никто не сокрушается по поводу того, как же быть с этой молодёжью.

С точки зрения работодателя всё просто — кто хорошо работает, тот получает деньги и славу. Кто работает плохо — тот больше не работает. С точки зрения маркетолога поколение Z очень удобно, так как эти люди «пасутся» исключительно в интернете, и как с ними работать, давно уже известно. Откуда в России проблемы с новым поколением — непонятно.

Грязные танцы с конкурентом

Отдельно нужно упомянуть славную российскую конкуренцию, где порой больше сил тратится на то, чтобы навредить конкуренту, чем на развитие своего продукта. Если в Германии грязная конкурентная борьба встречается довольно редко и уголовно наказуема, то в России это скорее норма. Завалить сервер конкурента? Классно. Закупить на $10 плохих ссылок на вышестоящего в органической выдаче поисковика? Конечно.

Приблизительно так выглядит конкуренция в России. А что же «за бугром»? Во главе угла стоит качество продукта. Битва состоит именно в улучшении своего продукта, а не в «чёрном пиаре» своего конкурента. За годы работы в Германии мне всего пару раз приходилось сталкиваться с проявлением нечестной конкурентной борьбы. В России, к сожалению, картина совсем другая.

Долг платежом красен

Раз уж разговор зашёл о продукте, то стоит поговорить о коммерческой близорукости российских интернет-маркетологов. А именно с желанием заработать сегодня 100 рублей, вместо того, чтобы подойти к делу с умом и заработать 500 завтра.

Чтобы не быть голословным, приведу пару примеров. С 2013 года я развиваю купонный проект Promokodex.ru. У нас в базе 600 интернет-магазинов, чьи промокоды и акции мы распространяем на широкую аудиторию. Ежедневно наша база промокодов пополняется тысячами новых скидок. Однако лишь 10% магазинов оплачивают нам наш труд.

Каждый раз я слышу от своих российских коллег одно и то же: «Зачем ты работаешь бесплатно? Удаляй из базы магазины, которые тебе не оплачивают размещение». А как же пользователь? А как же качество продукта? Да, сегодня за свой счёт привлекаю трафик на магазины, которые не платят мне ни гроша. Зато я удовлетворяю пользователя, делаю свой продукт лучше, чем мои конкуренты.

Более того, нередко интернет-магазины, чьи промокоды и скидки я бесплатно для них распространяю, обращают на меня внимание и задают вопрос: «Вы можете делать больше?» Бинго. «Да, я могу делать больше. Давайте поговорим о том, как сделать это выгодным для обеих сторон». Именно так работает интернет-коммерция в Европе. И именно это не укладывается в головах российских онлайн-предпринимателей.

Утром деньги — вечером стулья

Ещё одна интересная особенность российского бизнеса — краткосрочность планирования. Большинство интернет-стартапов хотят как можно скорее зарабатывать деньги, вернее, большие деньги. Планирование интернет-проекта делается на год–два. Не больше.

В Европе при запуске стартапа говорят о 3–5 годах. Понятно, что онлайн-бизнес может выстрелить за пару месяцев и принести сверхприбыль, однако в Европе изначально строятся планы на более дальнюю перспективу. В России интернет-предприниматели ожидают результата в перспективах одного года. При этом, если проект не выстрелил, то начинаются попытки монетизировать проект любыми способами, даже если это вредит качеству самого продукта.

Причины краткосрочного планирования для меня очевидны — они кроются в российском опыте. Отсутствие стабильности ведёт к тому, что предприниматель пытается найти экспресс-метод для зарабатывания денег.

Если говорить о той сфере, где я работаю (купонные сервисы), то ситуация именно такая, как я описал выше. Есть лишь небольшие исключения.

Пара российских купонных сервисов являются филиалами немецких компаний. Запустившись в 2013 году, они только сейчас выходят на самоокупаемость. Множество российских проектов в этой области давно уже канули в лету в погоне за быстрым и длинным рублём. Российские спринтеры выдохлись, остались европейские марафонщики. Это очень типичная ситуация.

Продавцы воздуха

Следующее, что сильно бросается в глаза на российском рынке, — это нереально завышенные цены на услуги рекламы в России.

Недавно мы готовили акцию для нашего онлайн-сервиса Promokodex.ru и решили обратиться к российским интернет-журналам, ориентированным на женскую аудиторию. Выяснилось, что цены на публикацию партнёрского материала в разы выше, чем на Западе.

За нехитрую публикацию своего материала женские журналы требуют сумму с пятью нулями. За эти деньги на «загнивающем Западе» можно получить больше и лучше. Российский рынок рекламы нереально раздут и необоснованно дорог. При минимальном качестве услуг и смутных перспективах запрашиваются такие деньги, что проще опубликоваться где-нибудь на сайте Le Figaro.

По мнению моих немецких коллег, ценовая политика российской рекламы прямо пропорциональна профессионализму менеджеров, которые закупают размещения на популярных площадках. Именно они (имея большие бюджеты и небольшое представление о понятии ROI) заливают рынок деньгами, делая его малоэффективным для вдумчивого предпринимателя.

Выводы «из-за бугра»

На первый взгляд описанные выше моменты могут показаться негативным вяканьем свалившего экспата. Однако если приглядеться повнимательнее, то окажется, что речь не о том, что стакан наполовину пуст. Российский рынок очень интересен именно из-за своей первобытности.

Несмотря на некоторые проблемы в отношениях между Россией и Западом, европейский бизнес всё больше обращает своё внимание на Россию. Проработав четыре года в немецкой компании, я видел активную экспансию немцев на польский рынок, затем Индию, Латинскую Америку. Это очень интересные регионы с большим потенциалом. Совершенно не значит, что там не было раньше интернета, отнюдь. Но там не было системного и профессионального подхода к интернет-коммерции.

Когда эти более перспективные рынки будут выжаты и плотно заняты, десятки седовласых европейских управленцев обратят своё внимание на Россию. И тогда «местным» придётся или работать хорошо и качественно, или уступить своё место европейским интернет-конкистадорам. Тут уж решайте сами.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления