[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Artyom Slobodchikov", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435"], "comments": 10, "likes": 15, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24882", "is_wide": "" }
Artyom Slobodchikov
4 656

Технологии Microsoft: от десятилетней изоляции до возрождения

Издание Wired о том, как компания, которая несколько лет находилась в стагнации, собирается нагнать и перегнать лидеров в сфере искусственного интеллекта.

Поделиться

В избранное

В избранном

Йошуа Бенгио никогда не выбирал сторону. Он один из трёх учёных, сформировавших глубокое обучение, которое сейчас доминирует в сфере искусственного интеллекта, так что звёздный статус ему был обеспечен. Это настолько новая технология, что люди, которые продвинули её вперёд, легко поместятся в одну небольшую комнату. И технология эта нужна всем — от технологических стартапов до межнациональных конгломератов и Министерства обороны США.

И хотя его коллеги Ян Лекун и Джоффри Хинтон перешли на работу в Facebook и Google соответственно, 53-летний Бенгио решил остаться в своём маленьком кабинете на третьем этаже кампуса Монреальского университета.

«Я хочу соблюсти нейтралитет», — говорит он, потягивая лакричную воду ржавого цвета, которую наливает из графина, служащего пресс-папье для кучи бумаг, раскиданных по его столу.

Как и физики-ядерщики из прошлого века, Бенгио понимает, что изобретённые им инструменты бесконечно мощны. Следовательно, развивать их нужно осмысленно, продумывая все шаги.

«Мы не хотим, чтобы одна или две компании, которые я не буду называть, стали единственными крупными игроками в сфере ИИ», — говорит он, поднимая брови в знак того, что мы оба понимаем, какие компании он имеет в виду. Одна бровь обозначает Менло-парк, вторая — Маунтин-вью. «Для сообщества и людей в целом это не самый лучший вариант».​

Именно поэтому Бенгио недавно решил присоединиться к Microsoft. Да, Microsoft. Он считает, что бывшее королевство императора Windows может стать третьим гигантом в сфере ИИ. У этой компании есть ресурсы, данные, талант и, что самое главное, — видение и культура, чтобы не только найти ошибки в текущей теории, но и продвинуть науку вперёд.

В январе 2017 года Бенгио согласился стать стратегическим советником компании, о чём незамедлительно пошли толки в индустрии. У Microsoft появился прямой доступ к одному из главных источников идей, талантов и векторов развития в ИИ. И это с высокой вероятностью означает, что у Microsoft может получиться превратить правящий в сфере ИИ дуэт в трио.

«Подписал» Бенгио человек, который долго обхаживал его, словно агент спортивных звёзд. Зовут его Гарри Шум, он учёный-компьютерщик с седыми волосами и очками в тонкой оправе.

«Он был прямо здесь, в этой комнате», — сообщает мне Шум со сдержанной улыбкой, как бы понимая, что человек со стороны вряд ли будет ошеломлён от осознания такой близости к высокому канадцу с привычкой драматично поднимать брови и 69 616 цитатами в Google Scholar.

Мы сидим на сером диване в чистом конференц-зале на пятом этаже «Строения 34» рядом с охранником, присматривающим за помещениями для руководства Microsoft. Шум, который руководит всеми разработками ИИ в Microsoft, едва закончил репетировать своё выступление для конференции разработчиков Build, которая запланирована на следующую неделю, и очень хотел показать мне демонстрационные материалы.

Я следовал за ним по коридору, ускоряя шаг, чтобы не отставать. Там было столько всего! В одной из лабораторий я с помощью автоматического переводчика от команды Skype обменивался текстовыми сообщениями с немецкоговорящим человеком в реальном времени.

В другой я смотрел на работу приложения, которое наблюдает за строительной площадкой и следит, чтобы на ней не нарушались нормы безопасности, а сторонние люди не перелезали через забор. Оно обнаруживает их с помощью камер.

А в третьей Cortana — ИИ-прима империи Microsoft — сканировала мои исходящие электронные письма на предмет данных людям обещаний, и напоминала мне выполнить их.

Гарри Шум

Последние несколько лет Шум помогал своему боссу, гендиректору Сатье Наделле, выполнить его обещание заново построить Microsoft вокруг искусственного интеллекта. Свой первый призыв к действию Наделла озвучил ключевым сотрудникам Microsoft ещё в марте 2014 года — через месяц после того, как его повысили до гендиректора.

Шум с самого начала часто встречался с Наделлой и коллегой по имени Чи Лу, чтобы продумать наилучшие стратегии для подключения возможностей ИИ, которые тогда уже вполне оформились, к продуктам Microsoft. В сентябре 2016 года Шум возглавил реорганизацию, в результате которой исследователи и создатели продукта объединились в единую группу исследования и разработок в области ИИ.

Сейчас она затрагивает три ключевых продукта Microsoft: Windows, Office и «облачную» инициативу компании под названием Azure.

Мы надеемся ускорить циклы перехода от исследований к разработке продукта и как можно скорее начать представлять пользователям блага искусственного интеллекта.

— Гарри Шум
учёный в области вычислительной техники

Им нужно спешить, ведь все крупные технологические компании пытаются обогнать друг друга в создании продуктов и услуг, использующих ИИ. Facebook, Google, IBM, Amazon и Apple считают, что их будущее будет настолько успешным, насколько глубоко они смогут освоить глубокое обучение.

После ухода из Microsoft из-за велосипедной аварии осенью 2016 года Лу уже достаточно оправился, чтобы согласиться на должность ведущего оператора в Baidu — китайском лидере в области ИИ.

Ирония в том, что однажды Microsoft уже проиграла битву за искусственный интеллект. Ещё в начале 90-х годов компания собрала в своих стенах ведущих исследователей этой сферы, чтобы они работали над распознаванием голоса и компьютерным зрением. После чего наступило десятилетие стагнации.

Компания, программы которой стояли почти на каждом ПК и ноутбуке, смотрела, как молодые и пафосные стартапы становились доминирующими силами на мобильном рынке и создавали инструменты для «облачной» обработки данных, которые мы все так любим.

Исследователи Microsoft были намеренно изолированы от окружающего мира, чтобы на их видение будущего не влиял рынок, но в результате их изобретения редко выбирались из лаборатории. Например, в 1998 году Билл Гейтс показал картографическую технологию, но на рынок она так и не вышла, а Google запустила свои «Карты» в 2005 году.

Большую часть этого времени исследователи ИИ тоже находились в стагнации — для совершения прорывов им не хватало вычислительных мощностей или массивов данных.

Так выглядели карты Microsoft в 1998 году

В сфере ИИ оттепель наступила гораздо раньше, чем в самой Microsoft. В 2013 году, когда Facebook и Google нанимали Лекуна и Хинтона соответственно, редмондский гигант напоминал съёжившуюся копию самого себя. Компания упустила мобильный рынок и слишком поздно занялась «облачными» технологиями.

Пока её конкуренты удваивали усилия в сфере глубокого обучения, Microsoft оставалась в прошлом: компания анонсировала планы по покупке производителя смартфонов Nokia за $7 млрд — позднее эта сделка радикально изменилась.

Её топ-менеджеры оставались в изоляции в Редмонде, выпуская всё более яркие версии программ, которые становились всё менее интересны людям. В то же время они отказывались от работы с «облачными» стартапами, пытающимися пробиться в будущее.

Аналитик Бенедикт Эванс, который работает в венчурной фирме Andreessen Horowitz, в те времена выпустил в своём блоге материал с заголовком «Ненужность Microsoft».

Тем временем гиганты Кремниевой долины постоянно переманивали к себе таланты из Редмонда. Взгляните на резюме многих ведущих сотрудников в сфере машинного обучения и вы обнаружите, что они работали в Microsoft.

В начале 2014 года в Microsoft получил повышение инженер-интроверт, который почти всю свою карьеру работал в Редмонде. Сатья Наделла был совершенно не похож на человека, который способен дать компании то, что ей нужно. Люди считали, что Microsoft необходим человек со стороны, незнакомый с культурой компании, ведь только такой сможет совершить серьёзные стратегические сдвиги.

Но Наделла выработал простое видение будущего вычислений, развил отношения со всеми, начиная от основателей и заканчивая разработчиками, и вернул в компанию ощущение необходимости предпринимать срочные шаги. Да, три года назад Microsoft не фигурировала в разговорах о технологических гигантах, но сейчас её упоминают всегда.

Но чтобы достигнуть успеха, Microsoft мало было продать больше «облачных» продуктов, чем Amazon, или заставить всех попробовать HoloLens. Как интернет однажды разрушил все существующие бизнес-модели и форсировал перестройку индустрии, которая разворачивается прямо сейчас, так и искусственный интеллект потребует от нас нового восприятия компьютерных вычислений.

Поэтому Марк Цукерберг в 2016 году назвал создание собственного ИИ личным вызовом, и поэтому Сундар Пичаи последние два года продвигает переход «от мобильного мира к миру ИИ» на конференции разработчиков Google.

Выгоду от этого мира ИИ извлечёт ограниченное количество компаний. Работа Шума заключается в том, чтобы обеспечить Microsoft место среди них.

В этой индустрии нет ничего страшного в том, что вы пропустили последнюю волну. Проблемы начинаются, если вы пропускаете текущую волну.​

— Гарри Шум

До этих пор людям приходилось учиться пользоваться компьютерами, а нам — учиться загружать приложения и запоминать команды, которые активируют программы. Но искусственный интеллект обещает нам возможность того, что вычисления научатся сами понимать нас. Нам больше не нужно будет тянуться за мобильным телефоном и следовать нескольким подсказкам, чтобы выполнить задачу. В этом новом мире вычисления происходят везде, они легкодоступны и вездесущи.

Чтобы пользоваться ими, нужен посредник — «умный» помощник, который может в простой письменной или устной форме помочь с навигацией в этом насыщенном вычислительными мощностями мире. Microsoft назвала своего такого помощника Cortana.

Cortana — это менее популярная, но более функциональная версия Siri, с большей харизмой, чем у Google Assistant, и менее заметная, чем Alexa. Она изначально запустилась на смартфонах с операционной системой Windows — гарантия того, что никто не станет ей пользоваться.

Но через год её подключили к более широкой экосистеме Windows. Затем в 2016 году Microsoft запустила Cortana на всех платформах. Поскольку Cortana вшита в Windows, у неё, по словам компании, 145 миллионов месячных активных пользователей.

Это значительно больше, чем у Alexa компании Amazon, которая присутствует меньше, чем на десяти миллионах устройств Echo. Но в отличие от Alexa, которая по большей части откликается на голос, с Cortana можно взаимодействовать с помощью текста.

К тому же, она включена в продукты, которыми многие из нас и так пользуются. Любой, кто вводил запрос в поисковый инструмент в левом нижнем углу панели Windows, пользовался Cortana.

Йошуа Бенгио

В то время как некоторые компании встраивают Cortana в колонки, которые напоминают небольшие магические коробки из рекламных роликов Amazon и Google, версия Microsoft с модными тенденциями связана слабо. Шум по этому поводу не беспокоится: «Мы считаем, что у этих технологий всё ещё впереди».

Учёный ссылается на исследование, которое гласит, что в трёх из четырёх случаев Alexa отвечает «Я не знаю».

Разумеется, всё это будет улучшаться, но в целом по уровню сознания ИИ пока находится в младенчестве.

— Гарри Шум

По мнению Шума, главная возможность Microsoft заключается в том, чтобы сделать ключевые продукты компании «умнее», встроить элементы технологии искусственного интеллекта в продукты, которые выйдут на рынок в течение года или двух.

Кроме того, групповой программный менеджер Cortana Маркус Эш считает, что системы, управляемые голосом, не смогут полностью вытеснить клавиатуры и экраны.

Нам кажется, что голосовое управление будет актуально тогда, когда оно наиболее удобно: когда заняты руки или нужно задать вопрос и быстро получить ответ. Но будет выходить не меньше вычислительных устройств, в которых клавиатура останется наиболее подходящим устройством ввода.

— Маркус Эш
групповой программный менеджер Cortana

Siri от Apple, может, и оказалась в руках потребителей раньше, но Cortana фактически работает лучше. Своим высоким качеством она обязана ключевым продуктам Microsoft. Значительная часть используемых Cortana данных идёт от Bing. Этот поисковый движок существует более восьми лет, и хотя как бренд он не особенно силён, его распространение куда шире, чем мы думаем.

Каждая крупная технологическая компания, намеревающаяся конкурировать с Google, подписала с Microsoft соглашение, согласно которому поисковые продукты этой компании работают на Bing. То есть Siri и Spotlight от Apple работают на Bing, равно как и устройства Amazon Kindle и, конечно же, поисковые функции Yahoo, Verizon и AOL. Выходит, примерно 30% от всех поисковых запросов в США обрабатывает Bing.

Именно поэтому Cortana может быть настолько полезной и «умной» — у нас есть огромное количество данных с множества устройств. Сейчас Google — единственная компания, которая может конкурировать с нами в плане истинного понимания мира.

— Эмма Уильямс
дизайн-менеджер Cortana

Cortana должна перейти на следующий уровень компьютерной парадигмы — стать тем, чем сейчас является смартфон: точкой доступа ко всем необходимым человеку вычислительным мощностям. Microsoft описывает её как агента, у которого есть все персональные данные владельца и который может взаимодействовать с другими агентами от вашего лица, объясняет Эш.

Когда Эш приходит на совещание, Cortana может связаться с другими ботами и цифровыми ассистентами, чтобы разобраться с вещами, на которые обычно уходит много ценного времени. Cortana может сказать: «Это Маркус, вот чем он планирует заняться в этой комнате, а вот то, что мне нужно будет вывести для него на проектор».

Если Cortana — универсальный проводник, то чат-боты Microsoft — своего рода умельцы. Это небольшие программные механизмы на основе ИИ, созданные для автоматизации единичных задач, которые мы раньше делали сами, — например, для бронирования столика в ресторане или проведения банковской транзакции. Или, в случае Маркуса, для того, чтобы проектор показал все слайды, необходимые для совещания.

«Бот — всего лишь программа, с которой вы обращаетесь в форме прямого диалога», — объясняет Лили Чен, ученый с длинными прямыми волосами, коллекцией цветастых шарфов и лицензией архитектора, которая курирует мультидисциплинарную лабораторию под названием Fuse Labs.

Чен, которую недавно повысили до корпоративного вице-президента, управляет командой, занимающейся фреймворками ботов и когнитивными сервисами. То есть набором из специальных инструментов и 29 сервисами вроде компьютерного зрения и распознавания голоса, которые Microsoft предоставляет разработчикам.

Она начала работать над социальными технологиями как только пришла в Microsoft из Apple и создала графический интерфейс для генерации комиксов. «Он вышел в составе Internet Explorer 3, — вспоминает она, — то есть в 1996 году».

Чен повидала многое, но даже её поражает скорость, с которой эволюционируют боты. Чен рассказала, как однажды беседовала с разработчицей из финансовой компании на недавней конференции: «Она и говорит: "Давным-давно, в начале начал, то есть примерно год назад". И тут мы начали хохотать».

Больше всего Чен интересует то, как люди говорят с технологиями и как технологии им отвечают. Организованная Шумом исследовательская группа занимается четырьмя сферами: продуктами, продуктами на ранней стадии, продуктами на очень ранней стадии и исследованиями. Чен успела поработать в каждой из них. Сейчас, по её словам, она занята второй. «В разговорах мы называем ботов и Cortana продуктами, но до конца разработки им ещё далеко».

Слева направо: Эмма Уильямс, Маркус Эш и Лили Чен

Так и есть: Microsoft выпустила первые инструменты для разработчиков ботов весной 2016 года, как и другие крупные технологические компании вроде Facebook. Их рекламировали как замену приложений, и многие финансово вовлечённые люди хотели, чтобы так и было. Однако весной 2017 года большинство продолжало пользоваться всё той же небольшой группой приложений.

Было обещано, что с помощью ботов разработчики и бренды смогут снова дотянуться до новых пользователей, как в ранние дни распространения мобильных приложений. Но пользователи не оценили ботов. А глубокое обучение, благодаря которому боты и творили свою магию, развивалось быстрее, чем в принципе могла бы развиваться парадигма использования этих ботов.

Боты — это почти как приложения, только без меню файлов.

— Лили Чен
корпоративный вице-президент в Fuel Labs

Чен объясняет, что для ботов не существует общепринятого набора команд, так что пользователи не знают, где их найти и как они работают. Например, у всех веб-страниц есть клавиша «назад» и поисковая строка. Разговорные приложения нуждаются в таких же базовых примитивах. Нужно, чтобы у них было как минимум пять вещей, команды для выполнения которых знал бы каждый. Эти правила ещё только предстоит определить.

Помимо открытия доступа к ботам для разработчиков, Чен заведовала инициативой Microsoft по созданию собственных чат-ботов. Главная идея заключалась в том, что компания может многое узнать о взаимодействии человека с компьютером, если посмотрит, как эти боты общаются с реальными людьми. Результат у этих экспериментов был, мягко говоря, смешанный.

Все помнят Tay, расистского бота от Microsoft? Он был чат-ботом, выпущенным в Twitter, Kik и GroupMe в марте 2016 года. Через сутки он впитал в себя критическую массу расистских и женоненавистнических твитов и стал выдавать фразы вроде «Гитлер был прав», пока Microsoft его не отключила. Шесть месяцев спустя Чен запустила нового бота — заносчивую Zo, ограниченную рамками возрастного рейтинга PG, — в соцсети Kik, а вскоре после этого и в Messenger.

Если спросить Zo о том, что она думает про Гитлера, она ответит: «Я очень не хочу говорить на эту тему :(». На вопрос о её возрасте она скажет: «мне 22 или типа того». А если поинтересоваться, кто её лучший друг, ответом будет: «Я настолько популярна, что и сказать не могу. Шутка».

Zo — это западная версия Xiaoice, китайского бота с аудиторией в 40 миллионов регулярных пользователей, изображающего 17-летнюю девочку. В Китае Xiaoice, что буквально переводится как «маленькая льдинка», — настоящая знаменитость. Четверть от всех пользователей Xiaoice признавалась ей в любви.

Прошлой весной чат-боты регулярно публиковали поэзию под псевдонимами. Шум был этому очень рад: «Никто не знает. Так что теперь кто-то, возможно, думает, что молодая девушка-поэт публикует весьма интересные стихи». Через несколько недель истинные «личности» поэтов были раскрыты удивлённой публике.

Особенности языка зависят от культуры, и Чен работает над тем, чтобы сделать разговорный стиль Zo понятным западным пользователям. Судя по имеющимся у компании данным, пока что североамериканским подросткам друзья-чат-боты нравятся не меньше, чем китайским.

В среднем они проводят по десять часов за разговорами с Zo. Она советует им, как вести себя с объектами любви, сочувствует по поводу проделок надоедливых родителей и параллельно учится элегантнее использовать язык — впоследствии этот её навык подхватят Cortana и бот-инструменты Microsoft.

То, что пользователь может потратить десять часов на общение с Zo, говорит об успехе продукта Microsoft. Но это не означает, что продукт хорош с точки зрения ценности для человечества. В мире, где всё работает на ИИ, возникнут совершенно новые этические вопросы, а некоторые старые придётся пересмотреть.

Допустим, вы дизайнер Xiaoice. Вы ориентируетесь на пользователя из Пекина, где сейчас примерно час ночи. Вам известно, что завтра ему на работу, но ложиться спать он не собирается. Нужно ли вам выставить для Xioice ограничение на два часа ночи, после которого она просто отключится? Или на три часа ночи?

Стремление Microsoft сделать ИИ полезным для общества по силе сравнимо с желанием компании встать в один ряд с лидерами этой сферы. В мае Наделла начал своё обращение к разработчикам — обычно это оптимистичный документ, в котором гендиректор радостно сообщает о последних достижениях компании, — с серьёзного предупреждения о том, что технологи должны нести ответственность за создание этичных программ.

​Вспомните Джорджа Оруэлла и его роман «1984», где с помощью технологий осуществляется наблюдение, контроль и диктатура. Вспомните Олдоса Хаксли и то, как люди в его романе вечно, бессмысленно и бесцельно отвлекают себя от жизни. Такое будущее нам не нужно.

— из обращения Сатьи Наделлы к разработчикам

Чтобы было проще разбираться с этими вопросами, Microsoft создала внутренний комитет по этике, который собирается раз в четыре месяца. Он состоит из инженеров и глав бизнес-подразделений, которые обсуждают сложные вопросы, касающиеся ИИ, его влияния и пользователей.

Сопредседательствует в комитете Эрик Хорвитц, возглавляющий все исследовательские лаборатории Microsoft, кроме тех, что находятся в Азии, и главный юрисконсульт компании.

Хорвитц долгое время был лидером в области этики и безопасности ИИ. Помимо работы в Microsoft, он участвовал в создании «Партнёрства по искусственному интеллекту» — консорциума, пытающегося создать индустриальные стандарты прозрачности, подотчётности и безопасности для основанных на ИИ продуктов.

Хорвитц хочет, чтобы Microsoft не только проводила исследования ИИ. По его плану, исследовательское подразделение компании должно стать местом, где можно изучить социальное влияние технологии.

Эрик Хорвитц

Тем временем на другой стороне кампуса ведущий дизайнер Cortana Эмма Уильямс создаёт этическое руководство по проектированию для ИИ, которое будет использоваться внутри Microsoft. Уильямс — техно-оптимист в абсурдно высокой степени. Она верит, что истинная магия ИИ заключается в том, что он сделает нас более человечными. И много говорит о том, как встроить эмпатию в создаваемые Microsoft инструменты.

​Мы хотим, чтобы люди чувствовали себя более сильными и защищёнными, чтобы они ощущали поддержку, содействие и любовь. Чтобы они были центром собственного мира. Цель ИИ в том, чтобы усиливать в обществе и человеческом поведении лучшее, а не худшее.

— Эмма Уильямс

Уильямс верит, что люди будут чувствовать эмоциональную поддержку от ИИ. Возьмём ребёнка, у которого был плохой день в школе. Он приходит домой, рассказывает о своих невзгодах питомцу и ему становится легче.

«Возникает чувство сродни катарсису: я поделился своими проблемами, а тёплая пушистая кошка или собака обняла меня в ответ. Но ведь с ИИ может возникнуть то же чувство. И такое бывает, когда Cortana напоминает: "Хей, вы хотели отправить что-то своей маме на День матери", и вы внезапно чувствуете себя чуть более человечным», — размышляет Уильямс.

В развитии искусственного интеллекта самым важным ресурсом Microsoft станут её сотрудники. Как и любая другая крупная технологическая компания, Microsoft спешно переобучает инженеров, которые раньше работали с JavaScript.

Компания запустила школу ИИ, в которой преподаётся все необходимое — от философии и этики до создания возвратных нейросетей для решения цепочек проблем. На поступление в самый престижный класс под названием AI-611 Advanced Projects пришло 530 заявок. Мест в нём десять.

Параллельно Microsoft развивает более глубокие отношения с людьми вне кампуса. 18 месяцев назад Награж Кашьяп перешёл в Microsoft из Qualcomm, чтобы открыть венчурную фирму для создания связей с академиками и предпринимателями, работающими над стартапами.

Сейчас Кашьяп много времени проводит в Монреале. В декабре 2016 года он провёл первую инвестицию Microsoft в Element AI — инкубатор, основанный Бенгио для поощрения исследователей и предпринимателей, создающих стартапы, связанные с ИИ. Также Microsoft поучаствовала во втором раунде инвестиций размером в $102 млн, анонсированном в начале июня 2017 года.

Награж Кашьяп

Изначально Кашьяп нацелился на одну из самых желанных компаний в сфере ИИ: Maluuba. Если вы придёте в офис Maluuba в центре Монреаля, всего в паре кварталов от Университата Макгилла, то не увидите там ни одного человека старше тридцати лет.

Компанию в 2011 году основала парочка выпускников Университета Ватерлоо, которые подружились на втором курсе во время пар по информатике. Maluuba даёт компьютерам возможность читать — технология позволяет им извлекать смысл текста, а потом отвечать на вопросы по нему.

За счёт распространения лицензии на использование технологии среди компаний вроде Samsung, у Maluuba сразу же появился стабильный поток прибыли. Компания с самого начала стала инвестировать в исследования глубокого обучения. В 2015 году основатели наняли Бенгио на должность советника.

«Сэм — весьма интересный парень. Пару лет назад, когда на компанию давила необходимость выпустить диалоговую систему для клиентов, у него хватило мужества на то, чтобы инвестировать в долгосрочные цели и попытаться использовать открытия в сфере AU для создания систем, способных говорить и понимать. Для предпринимателей это нетипично», — говорит Бенгио о Сэме Пасупалаке, гендиректоре Maluuba.

Год назад основатели компании перевезли свою штаб-квартиру в Монреаль, чтобы быть поближе к Бенгио. Поскольку Кашьяп был знаком с ними ещё с времён работы в Qualcomm, он смог встретиться с ними сразу же, как только вступил в новую должность. Maluuba готовилась к новому раунду финансирования. Кашьяп предложил заманчивую альтернативу: «Я сказал: "Да мы должны вас купить!"».

Потом были сумасшедшие недели, когда Пасупалак рассматривал множество предложений, сравнивая их с тем, чего могла бы достигнуть его компания, будучи независимой. В конце концов, выбор показался ему очевидным. Microsoft получила самую желанную компанию в сфере ИИ.

Команде хотелось поработать с данными, имеющимися у Microsoft.

Кажется, это Сатья заметил, что у Maluuba самые большие запасы текста в мире. А мы годами работали с маленьким количеством данных, пытались выжимать из них максимум для наших алгоритмов. С Microsoft мы словно наткнулись на золотую жилу.

— Сэм Пасупалак
гендиректор Maluuba

Однако команда Maluuba в Редмонд переезжать не будет. Вместо этого она переместилась в офис побольше, где с помощью Microsoft и Бенгио собирается удвоить свой штат к концу года. Монреаль становится городом, притягивающим талантливых специалистов в сфере ИИ, так что Microsoft хочет пустить там корни.

Всё это части единой стратегии по формированию нового будущего. В нём, если вам понадобится помощь компьютера, чтобы выбрать персонализированное лекарство, поговорить с кем-то из своего самоуправляемого автомобиля или просто запомнить дни рождения всех племянников и племянниц, вашим ассистентом станет Microsoft.

Благодаря технологиям Maluuba, Zo может научиться вести более живые беседы. На данных от этих бесед будут тренироваться алгоритмы Cortana, к тому же эти данные помогут создать новые когнитивные сервисы для разработчиков. Microsoft надеется, что где-то по пути жизнь обычных людей станет легче.

Прежде чем покинуть Монреаль, я спрашиваю Бенгио о том, находится ли Microsoft в более выгодном положении, чем её конкуренты по зарождающейся науке ИИ. Раздумывая над моим вопросом, он наливает немного аниса в стакан с водой, чтобы у неё появился лёгкий лакричный вкус. Делает глоток. Затем толкает бутылку в мою сторону, чтобы я на неё взглянул. «Там нет ни алкоголя, ни сахара. Вода просто становится очень вкусной».

Бенгио отмечает, что языковые возможности продуктов Google весьма неплохи. Но от прямых сравнений отмахивается, как и от гордых заявлений, которые были характерны Microsoft в прошлом. «Думаю, сейчас все нажимают на одни и те же клавиши, так что самое важное — это детали», — отвечает Бенгио. Однако он уверен, что до статуса претендента Microsoft точно доросла.

#Будущее

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления