[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 30, "likes": 29, "favorites": 41, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24955", "is_wide": "" }
Никита Евдокимов
15 264

Счастливый криптофермер

Рассказ об инвестиционном менеджере фонда Runa Capital, который помогает желающим заработать на майнинге криптовалют.

Поделиться

В избранное

В избранном

В венчурном фонде Runa Capital Константин Виноградов занимается поиском, анализом и сделками со стартапами, помогает портфельным компаниям, а также отвечает за взаимодействие фонда с научными, образовательными и государственными организациями.

Кроме того, он интересуется новыми технологиями и трендами. Поэтому когда информация о криптовалютах впервые вышла за пределы узкого сообщества любителей, он обратил внимание на новинку и купил осенью 2013 года свой первый биткоин — примерно за $600.

4 декабря 2013 года стоимость криптовалюты достигла $1147, а месячный темп роста превысил 570%. Однако в последующие дни биткоин подешевел почти наполовину, и смог восстановить прежние позиции только к январю 2017 года. Виноградов успел продать криптовалюту, когда курс только начал падать, и заработал на разнице около 40% от вложенного капитала.

После этого он, по его словам, немного остыл к криптовалютам, и не следил за ними активно до 2016 года, но тем не менее продолжал интересоваться блокчейн-стартапами. К примеру, 11 января 2016 года он связался с основателем Ethereum Виталиком Бутериным. Тот рассказал ему о принципах работы сети, о смарт-контрактах и процессе майнинга и познакомил с несколькими перспективными «криптостартапами».

В начале 2017 года знакомый его друга — вице-президент «одной крупной публичной компании» — заинтересовался майнингом. Ему предлагали купить ферму-контейнер для добычи биткоинов в промышленном масштабе. Однако он колебался — контейнер стоил $1,2 млн, и он не был уверен, что сможет быстро «отбить» вложения.

Тогда топ-менеджер обратился к Виноградову, чтобы тот критически оценил ситуацию и представил аргументы — стоит ему совершать такую покупку или нет.

«Изучив данные, я понял, что майнинг биткоинов — это не очень перспективная история с точки зрения экономики и рисков. А вот майнинг "эфира" показался мне более выгодным и менее рискованным занятием», — рассказывает Виноградов.

Счастливый «криптофермер»

В начале 2017 года он решил заняться добычей «эфиров» самостоятельно как хобби-проектом. По его подсчетам, вложив 130 тысяч рублей в оборудование, за четыре-шесть месяцев можно «отбить» деньги и выйти на прибыль.

Для майнинга можно использовать четыре вида систем: CPU, GPU, FPGA и ASIC. У каждой из них есть свои слабые и сильные стороны, которые определяют спектр криптовалют, которые можно майнить с точки зрения экономики.

Например, сейчас для майнинга биткоина мощностей графических процессоров уже не подходят, и современный майнинг происходит на ASIC-чипах, производимых, например, Antminer или Bitfury. А для добычи «эфира» ASIC и FPGA не подходят по техническим ограничениям, и все используют GPU. Поэтому можно приобрести несколько видеокарт и собрать ферму, которая будет приносить $10-20 в день.

Поучаствовать в новой авантюре Виноградов предложил хорошему другу, Алексею Золотареву, с которым они познакомились еще в 2008 году во время учебы в Московском физико-техническом институте и с тех пор время от время делали совместные проекты.

Золотарев занимается инвестициями в одной из самых крупных девелоперских компаний. «Наши компетенции идеально дополнили друг друга — я был хорошо погружен в ИТ и криптоэкономику, а Алексей понимал, как решать проблемы материального мира вроде помещений, электроэнергии и охлаждения», — рассказывает Виноградов.

Вместе они заказали сборку первой фермы у знакомого технического специалиста. Она заработала 31 марта 2017 года и стала приносить предпринимателям по $9-10 в день. Затем в течение пары месяцев в их команду влились опытный hardware-специалист и программист, а также менеджер по операциям и закупкам.

Проект с подачи Виноградова решили назвать Cryptocow — из-за ассоциации с фермами и термином «денежная корова».

​Самое важное, дефицитное и дорогое в этих установках — видеокарта. Сейчас есть несколько видеокарт, которые хорошо подходят для майнинга — AMD Radeon RX 470, а также модели 480, 570, 580. Еще есть Nvidia, но с точки зрения соотношения доходности и цены AMD выгоднее.

— Константин Виноградов

К лету 2017 года о возможности стать «криптофермером» и получать пассивный доход от майнинга узнала еще более широкая аудитория. Видеокарты, специализированные материнские платы и блоки питания превратились в дефицитный товар, а ритейлеры повысили цены — если раньше себестоимость ферм Виноградова составляла около 150-170 тысяч рублей, то теперь — 210-230 тысяч рублей.

Как превратить хобби в бизнес

Однако майнинг оставался для Виноградова просто экспериментом — до тех пор, пока об этом не узнали его знакомые, которые слышали о заработках с помощью майнинга, но не знали, как подступиться к этой проблеме. Многие из них хотели бы вложить деньги в майнинг, но не представляли, как решать проблемы, связанные с работой установок.

Тогда Виноградов и Золотарев придумали бизнес-модель. Они предложил знакомым взять на себя все хлопоты — собрать ферму по себестоимости, настроить ее и подключить. Взамен он предложил брать процент от прибыли в качестве вознаграждение за управление. При этом ферма для добычи «эфиров» становится собственностью «вкладчика».

«Человек просто дает деньги, и у него появляется своя майнинговая машина. Ее обслуживанием и управлением занимаются другие люди, и ему не нужно заморачиваться», — поясняет Виноградов.

Сейчас под управлением партнеров находится более 100 ферм. Каждая из них приносит своим владельцам $15-20 в сутки, однако когда в середине июня 2017 года цена на «эфир» резко выросла, доход увеличился до $30 в день.

Таким образом, с учетом текущего курса доллара и эфира (59,9 рублей и $265), каждая ферма приносит от 27 до 54 тысяч рублей ежемесячно. Выплаты «вкладчикам» Виноградов осуществляет также ежемесячно.

Основная статья расходов — оплата электричества. Помещение с фермами находится в Москве, и за питание каждой машины приходится платить по 4 тысячи рублей в месяц.

Из-за роста стоимости видеокарт, срок окупаемости вложений также вырос — по мнению Виноградова, тем людям, которые только начинают заниматься майнингом, придется ждать до 9-10 месяцев, прежде чем выйти на прибыль.

Закупкой видеокарт и комплектующих занимается специальный сотрудник, который отслеживает изменение цен у крупных оптовых поставщиков из Китая. Всего в компании работает пять человек, включая Виноградова и его партнера.

Риски

По мнению предпринимателя, большую часть рисков компании удалось избежать благодаря выбору GPU в качестве системы для майнинга. На ASIС можно майнить только одну «предустановленную» криптовалюту: «В этом случае, если человек добывает биткойн, а его цена летит вниз, то ферму на ASIC можно нести на свалку».

В том случае, если рухнет курс «эфира», Виноградов переключится на майнинг других криптовалют — например, Ethereum Classic, Hush, Zcash. Если упадет весь крипторынок, то он преобразует свою ферму в дата-центр на GPU и будет сдавать вычислительные мощности в аренду для расчетов нейросетей или 3D-рендеринга.

«В самом плохом случае — закроемся и продадим оборудование на радость геймерам, которые нас ненавидят: мы перехватываем видеокарты еще до того, как они попадают на полки магазинов», — рассказывает Виноградов.

Однако аналитик не думает, что цена на эфир упадет в долгосрочной перспективе. Она будет опираться на две фундаментальные особенности Ethereum — ликвидность платежной системы и смарт-контракты, для проведения которых требуется «эфир». Это создает спрос.

Кроме того, многие инвесторы вкладывают деньги в блокчейн-стартапы, которые используют Ethereum в качестве платформы для смарт-контрактов своих ИТ-систем. «В условиях ограниченной эмиссии "эфира" это должно создать рост цены на криптовалюту», — поясняет старший инвестиционный менеджер Runa Capital.

Еще один риск — быть выдавленным из майнинга эфира из-за изменения метода защиты в сети Ethereum. Сейчас используется proof-of-work, благодаря которому шансы «намайнить» криптовалюту выше у систем с более высокой вычислительной мощностью (хэшрейтом).

Если будет внедрен метод proof-of-stake (PoS), то возможность вознаграждения будет зависеть и от вычислительной мощности, и от количества «эфиров», которое майнер разместит «на депозите» в сети Ethereum.

В этом случае, рассказывает Виноградов, для начала майнинга потребуется внести депозит, который может составлять около 1000 «эфиров» — $213 тысяч по курсу на 13 июля 2017 года. Однако полноценное внедрение PoS в ближайшие 12 месяцев маловероятно — это слишком фундаментальное изменение протокола и среди криптоэкспертов есть скептики, которые считают, что этот метод «нереально воплотить на практике».

Тем не менее, если команда Ethereum сможет внедрить PoS, то это должно положительно повлиять на цену криптовалюты с одной стороны, а с другой, снизить вычислительную мощность (хэшрейт) за счет отсекания мелких майнеров. И у Виноградова есть план, как продолжить майнить «эфир», даже если порог входа станет запредельно высоким.

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления