[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440\u0441\u043a\u0438\u0439","advertising","\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0438\u0433\u0440","gamedev"], "comments": 39, "likes": 17, "favorites": 5, "is_advertisement": true, "section_name": "default", "id": "25063" }
5 948

«Мы нанимаем только игроков»

Руководитель Riot Games в России и СНГ Алексей Крайнов об отборе кандидатов в команду и результатах необычного подхода.

Поделиться

В избранное

В избранном

Материал подготовлен при поддержке Riot Games

Моя работа в Riot Games началась три года назад. И практически на старте я совершил довольно серьезную стратегическую ошибку — с головой погрузился в продуктовую работу. Вместе с командой мы начали воплощать в жизнь все те интересные проекты, которые придумали для игроков региона. Проекты, которые мы видели необходимыми для развития и поддержки сообщества League of Legends в СНГ.

Мы запустили «Студенческие гильдии» — командную соревновательную систему, которая впоследствии эволюционировала в глобальный проект «Клубы»: разработали механику, сайт и приложение, произвели много контента, мерчендайза, провели «Совет гильдий» в Москве. Затем провели серию тематических вечеринок DJ Sona Tour в крупных городах страны. Продолжили работу в киберспортивном направлении в любительской студенческой и профессиональной лигах.

Увы, на выходе я обнаружил, что влияние наших проектов оказалось незначительным. Аудитория League of Legends в них участвовала, видела ценность, но ландшафт в регионе не менялся, как и представление о MOBA, о том, что делает Riot Games для игроков в СНГ. Уже через год быстрого продуктового старта мы уперлись в потолок своих возможностей.

Пришлось взять паузу и трезво посмотреть на происходящее. Не сразу, но всё же пришло осознание, что на ближайшее время ключевым фокусом для московского офиса должно стать не создание новых продуктов и запуск проектов, а построение команды профессионалов мирового уровня. Людей, объединённых идеей и культурой, способных делать сообща амбициозные, разноплановые и масштабные вещи.

Как мы выбираем сотрудников

Следуя философии Riot, мы ищем исключительно игроков. Не важно, есть у человека опыт в игровой индустрии или нет, главное, чтобы игры занимали значительное место в его интересах.

Убеждён, что сам попал в Riot Games во многом благодаря игровым годам эпохи ZX Spectrum. Скопил деньги на компьютер, подрабатывая летом плотником на заводе, после чего в моей жизни появилась Elite и множество других Spectrum-игр, в которых я благополучно пропал на пару лет. Впоследствии я продолжил играть, застал основные вехи игростроя — Quake, Warcraft и других «отцов-основателей», но постепенно становился казуальным игроком. Я осознавал, что буду рад вернуться в стан хардкорщиков, если у меня появится «легальное» обоснование для семьи на бессонные ночи за компьютером. И оно появилось!

Второе условие для будущего работника Riot Games — профессиональные достижения. Мы ищем лучших из лучших: опытных лидеров и специалистов своих сфер, которые успели себя проявить и не хотят останавливаться на достигнутом.

Другой важный компонент — культурная совместимость. Люди, которых мы ищем, обладают определенными чертами. «Райотер» — это командный игрок, нацеленный на развитие, открытый к обратной связи и хорошо понимающий свои достоинства и недостатки. Для нас важна скромность по отношению к собственной персоне, сопутствующая амбициозности в делах.

Правильный цикл: я знаю свои сильные и слабые стороны, я склонен себя развивать, а не принимать таким, как есть, и для развития мне нужна обратная связь, которую я получаю через работу в команде. Люди, для которых это звучит как органичный образ жизни, нам близки.

Мы не любим спешку в работе с талантами. Период от начала общения до выхода на работу обычно составляет от трёх до шести месяцев. Ниже пример карты отзывов на кандидата, прошедшего собеседования в Москве и Лос-Анджелесе (для этого мы используем GreenHouse):

Этот кандидат не был нанят: финальный интервьюер увидел и озвучил то, что не выглядело критичным для других, но при дополнительной проверке оказалось определяющим фактором.

Мы следуем довольно простому подходу в поиске людей:

  1. Через различные каналы рассказываем профессионалам о том, как устроена компания Riot Games, и о том, что мы делаем для игроков. Этим мы поднимаем уровень узнаваемости компании среди соискателей.
  2. Работаем с лучшими рекрутинговыми агентствами, чтобы найти и пригласить на интервью уже подготовленных, сильных и интересных нам специалистов.
Павел Беставашвили Head of Live Services. Играет в Final Fantasy, Warcraft и Heroes of Might and Magic. До Riot Games работал техническим директором RuTube

​В Riot важно быть открытым ко мнению других людей, быть готовым к изменениям. В игровой индустрии нет готовых работающих сценариев завоевания рынка, важно уметь адаптироваться.

Как мы провели Riot Conference и «вышли в люди»

Когда мы начали общаться с топовыми профессионалами различных индустрий, рассматривая их как потенциальных кандидатов, то обнаружили, что большинство из них почти ничего не знали о нас. Люди из игровой индустрии что-то слышали о League of Legends, но о компании Riot Games — совсем мало.

Компания оставалась под завесой тайны: «Есть одна хорошая игра, они её развивают, но в остальном... Киберспорт, вечеринки с DJ Sona, “Гильдии”... Что у этих людей в голове? Зачем они все это делают? Где новые игры?»

Стало понятно: нужно показать, что находится в «черном ящике». Так появилась Riot Conference. Идея конференции состояла в том, чтобы собрать топ-менеджеров Москвы из разных отраслей, включая лидеров игровой индустрии вместе с опытными «райотерами» и дать им возможность пообщаться на заданные темы. Мы хотели донести, что СНГ для нас — стратегически важный регион, в который Riot верит и будет инвестировать силы и время.

В Москву прилетели восемь международных топ-менеджеров Riot Games, включая вице-президента компании Николо Лорена, запустившего League of Legends во многих крупных регионах, и Джейсона Йи, директора по киберспорту в Европе. Они рассказали о наших принципах и культуре, о подходе к решению проблем, ответили на вопросы участников. Люди, заинтересованные в сотрудничестве с Riot Games, смогли соотнести наши культурные ценности и подходы с собственными взглядами и рабочими привычками.

Мы попросили участников оставить свои отзывы о конференции. Опрос прошли 69 человек из 270, вот его результаты:

Мы искали кандидатов в различных индустриях, поэтому серьезно вкладывались в участие в отраслевых конференциях. На первый взгляд эта работа казалась несложной и не слишком важной, но на поверку потребовала много усилий и времени, а что главное — привела к ощутимым результатам. Бренд Riot Games стали узнавать и понимать профессионалы.

Конференции, в которых мы приняли участие в 2016 году:

  • 16-18 марта — конференция Dive in Marketing.
  • 13-15 апреля — конференция РИФ.
  • 12-13 мая — DevGamm Moscow.
  • 4-5 октября — Российский Бизнес-Форум Атланты.

  • 11-12 октября — White Nights Moscow.

  • 18-19 октября — конференция Маркетинг 2020: программа роста продаж.

  • 10-11 ноября — DevGamm Minsk.

  • 1-2 декабря — ReForum.

Как мы использовали соцсети, партнерства с медиа и рекрутинговыми агентствами

При общении с кандидатами мы в основном используем социальные сети, общаясь как через личные страницы, так и корпоративные, например, в LinkedIn. Стоит отметить, что если LinkedIn лучше сработал при поиске кандидатов на «сеньорные» позиции, то Facebook оказался подходящим для связи со всеми типами кандидатов и для донесения наших проектов до аудитории в целом.

В то же время команда Riot продолжала готовить серьезные проекты, которые «играли на руку» рекрутинговым задачам: для сильных кандидатов именно они служили главным аргументом в пользу выбора нашей компании.

Дмитрий Левин Head of Business Services. Играет в Tomb Raider, Battlefield, GTA. До Riot Games работал в PricewaterhouseCoopers, CIS M&A Practice Leader

​Здесь нужно быть гибким, agile во всём: компания молодая, активно растущая в конкурентной индустрии, что ведет к достаточно активной смене проектов и тактики. Игровая индустрия сильно отличается от консалтинга, однако есть общие черты – абсолютный фокус на клиентах, командная проектная работа, молодой креативный коллектив.

Совместно с Анастасией Барышниковой (Talent Manager. Играет в The Witcher, World of Warcraft, Life is Strange) мы поняли, что рассказывать профессионалам о важных для наших игроков проектах вроде финала Континентальной лиги в Ледовом дворце ВТБ — потенциально самый органичный способ построения бренда Riot в качестве работодателя. Оставалось только правильно выстроить коммуникацию, чтобы кандидаты могли приобщиться к тому, что мы делаем для сообщества.

Для этого мы заключили партнерство с vc.ru и DTF, на страницах которых рассказывали истории: об особенностях разработки игры, о киберспорте, о локальных и глобальных новостях, публиковали колонки «райотеров», информацию о вакансиях.

Оказалось, что vc.ru — удачная платформа для сторителлинга, здесь всегда есть жизнь и острые комментарии, на которые интересно отвечать. Я даже сам придумал и запустил конкурс: составил довольно сложный ребус про выступление Albus Nox Luna на MSI, который был связан с количеством матчей и их результатами. Признаюсь, я не очень верил, что кто-то сможет его разгадать, но пять человек были близки, и один все-таки дал правильный ответ. Мы пригласили победителя в офис, отлично пообщались и подарили ему статуэтку Трэша.

Илья Полежаев Head of Ecommerce. Играет в FIFA, Civilization, Counter-Strike. До Riot Games работал в «Мире книги»

Самым большим открытием в Riot для меня оказался реальный Player Focus. Многие компании декларируют клиентоориентированность, но не все проявляют это на деле.

Конечно же, мы работали и со многими рекрутинговыми агентствами.

С кем мы сотрудничали за последние годы:

  • Spice Recruitment.
  • Odgers Berndston.
  • Adecco.
  • HAYS Recruiting Experts​.
  • Eagle Eye.
  • Marksman.
  • Intella Personnel.

  • Indigo (Ukraine).

  • MOST.

  • iD:HR.

  • Brainpower.

Евгений Преображенский Senior Consultant, Odgers Berndtson

Мы были впечатлены внимательным отношением Riot к ценностям компании и серьезному отбору кандидатов через этот фильтр. Это резонировало с нашим собственным взглядом на людей в бизнесе и жизни.

Нашей задачей было идентифицировать топ-менеджеров, являющихся хардкорными геймерами, либо увлеченных играми в прошлом. Тем, кто подходил под это определение, мы подробно рассказывали про компанию, ее уникальные продукты и культуру.

Сама постановка задачи была очень необычной. Это разрушило наш традиционный подход к поиску кандидатов, пришлось придумывать новые процессы. У нас даже появилась новая сущность в комплекте отчетов для клиента. Кроме лонг-листа и прогресс-репорта, мы внедрили gaming experience check report. В последней версии документа было 537 человек, найденных в ходе анализа 411 таргет-компаний. До интервью дошли 83 человека. В компанию попал только один. Совет потенциальному кандидату: прокачайтесь до 30 уровня в League of Legends.

Несмотря на трудоемкость, мы с большим удовольствием продолжали проект. Он настолько отличался от нашей стандартной работы, что это само по себе давало драйв. За время работы с Riot мы так глубоко погрузились в игровую индустрию, что для нас это стало целым направлением бизнеса.​

Сергей Волков ex-Head of GameDev Practice, Spice Recruitment

«Играете ли вы в игры?» — первый вопрос, который мы задавали потенциальным кандидатам при знакомстве. Это всегда шокирует, особенно топ-менеджеров, но помогает настроиться на правильную волну и отсечь тех, кто не понимает культуру игр и киберспорта.

Мы много играли в League of Legends, чтобы правильно презентовать продукт и Riot Games, и старались построить процессинг кандидатов таким образом, чтобы и они в процессе подготовки к интервью активно играли в LoL.

Совет тем, кто хочет попасть в Riot: помимо плюсов, честно называйте и свои минусы — в компании это ценят.​

Каких результатов мы достигли и кто такие 30 спартанцев

В совокупности наши активности позволили получить нужный поток качественных резюме. Это было критически важно. Дело в том, что лишь один человек из ста, подавших резюме, попадает в Riot (точное число — 1,2%). То есть, если даже провести интервью с 30 или даже 50 кандидатами, то чисто математически шанс найти подходящего крайне низок.

Чтобы собрать команду, нужно было поддерживать поступление новых качественных заявок и оперативно их обрабатывать, включая проведение интервью. В 2015 и 2016 годах более 70% рабочего времени я проводил за встречами с кандидатами и сорсингом (процесс поиска нужного предприятия, сотрудника или поставщика — vc.ru). Такая загрузка в найме была для меня чем-то новым, но она была необходима для долгосрочного успеха московского офиса.

Сейчас в команде трудится 24 «райотера». Все они пришли из разных индустрий, у них разный жизненный и профессиональный опыт, но их объединяют ценности и цели. Именно команда обеспечивает конвертацию инвестиций в то самое магическое player value (ценность для игрока — vc.ru), которое сложно, но можно измерить. Например, слабая команда возьмет миллион долларов и получит на выходе некачественные продукты и негативную реакцию аудитории. Средняя команда сделает за миллион то, что другие смогут только за два. Сильная команда возьмет 20 миллионов и превратит их в многомиллиардную компанию, что и сделали основатели Riot Games с командой из 30 человек в Лос-Анджелесе, выпустившей первую версию League of Legends.

Тут читатель должен задаться вопросом — зачем так все усложнять? Какая-то культурная совместимость, придирки к игровому опыту.

Мы инвестируем много времени и сил в отбор, поскольку это приносит убедительный результат в долгосрочной перспективе: благодаря общим ценностям и подходу люди в Riot отлично понимают другу друга, эффективно работают и развиваются вместе, что всегда проявляется и в результатах — продуктах для игроков.

Андрей Коршунов Head of Esports. Играет в Call of Duty, World of Tanks. До Riot Games работал в British American Tobacco, Anheuser-Busсh InBev, Alliance Healthcare

​Я работал на высоких позициях (Sales Director, Business Development Director) в крупных международных компаниях, но нигде не встречал настолько близкого контакта с аудиторией.

У нас не возникает классических ситуаций, когда под «горящий» проект нужно срочно найти лида. Riot смотрит на вещи по-другому: мы не будем браться за проект, если не найдем подходящего менеджера. Готовы потратить даже год на поиски лида, который осилит не только этот проект, но и возьмет на себя целое направление, значительно поднимет наш уровень с учетом планов на несколько лет вперед: «Hire to elevate, not to delegate».

Такой подход может показаться странным, но в нашем случае он работает. В прошлом году мы один за другим сделали несколько по-настоящему эпических проектов: запустили официальную профессиональную «Континентальную лигу» от Riot Games, собрали стадион «Дружба», заполнили Ледовый дворец «ВТБ» и, как некий итог всех этих усилий, увидели команду из СНГ в четвертьфинале Чемпионата мира по League of Legends.

Профессионализм команды позволил нам в этом году построить современную киберспортивную арену Riot Games c новым уровнем качества трансляций, организовать с нуля локальную службу поддержки, запустить ряд локализационных проектов и сделать многое другое.

При этом мы не подходим к построению команды экстенсивно. Каждый регион Riot смотрит на это по-своему. Корейский офис — около 100 человек, турецкий — 60, а в Японии едва наберется 20.

Максим Зелинский Head of Engineering. Играет в Deus Ex, Star Wars: Knights of the Old Republic. До Riot Games работал в Deutsche Bank, «Сбербанк-Технологии»

В компании создана уникальная атмосфера default to trust, когда по умолчанию ты доверяешь каждому коллеге. Все знают, как сложно попасть в Riot, и понимают, что если удалось – ты действительно разбираешься в своем деле.

Конечно, мы задавались вопросом, насколько большой должна быть команда, способная уверенно развивать сообщество League of Legends в СНГ и запускать новые проекты. Глядя на калибр людей, которых нам удалось собрать в команду московского офиса Riot Games, мы поняли, что не хотим «заплывать жирком». Нам нужна небольшая, но без всяких условностей сильная команда. Для себя мы назвали концепцию «30 спартанцев» — убрали один ноль, чем поставили себя в более сложное положение, чем воины царя Леонида. Для рутинных задач есть вендоры, а такого количества «райотеров» достаточно для поддержки ключевой операционной работы и запуска новых проектов.

Кто нам нужен сегодня

За несколько лет активной работы мы нашли «райотеров» на все ключевые позиции. Вакантным осталось только одно место — директора по маркетингу (Head of Publishing). Мы подобрали трёх кандидатов, которых я с верой представлял коллегам из центрального офиса. Ни один из них к Riot в итоге не попал — каждый по своим причинам.

Часто представители других индустрий думают: «Ага, игрушки делают, это несерьезно; если я сижу в международной компании на должности бренд-менеджера, то с легкостью потяну там на директора в небольшом офисе». Увы, нет, не тянут.

Мы ищем крайне сильного профессионала в области маркетинга, одного из лучших в области b2c-маркетинга, с серьезным опытом в стратегическом маркетинге, бренд-менеджменте и коммуникациях, отличным лидерским бэкграундом и, в идеале, с личным предпринимательским опытом.

Людей, которые выросли на играх, до сих пор активно играют и при этом смогли стать профессионалами высочайшего уровня в своей области с известными достижениями, — единицы не только в Москве, но и во всей России. Как мы говорим между собой, это мифические единороги, которые даже не догадываются, что мы раскидываем вокруг сети и бегаем с сачками, пытаясь их найти.​

Если вы директор по маркетингу в российском офисе сильной западной компании или российской компании с международным бизнесом, и компьютерные игры для вас не пустой звук — потенциально эта вакансия для вас. Напишите нам!

С учетом сильного сужения масштаба — для поиска директора по маркетингу нужна точечная, практически ювелирная работа, — мы приняли решение завершить наш плодотворный партнерский проект с vc.ru.

У меня был фирменный вопрос, который я задавал в самом начале своих выступлений на конференциях: «Кто из присутствующих в зале слышал про Riot Games?». Обычно в полутысячном зале в воздухе оказывалось лишь несколько рук. Во время последнего выступления на ReForum руку подняли две трети посетителей. Это один из приятных показателей результатов нашей работы по построению бренда Riot Games среди потенциальных кандидатов.

О ключевых событиях за последние пять лет

#партнерский #Рынок_игр

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления