{ "author_name": "Сергей Разумов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 5, "likes": 16, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "25391", "is_wide": "" }
Сергей Разумов
3 235

«Google Glass на производстве — не игрушка»

Главный редактор Backchannel Стивен Леви рассказал о перерождении «умных» очков.

Поделиться

В избранное

В избранном

Издание «Идеономика» опубликовало перевод материала.

Не называйте Хизер Эриксон гиком.

Да, она носит Google Glass. Но она использует их не для того, чтобы проверять Facebook, отправлять сообщения или записывать видео, катаясь на американских горках. 30-летняя Эриксон — сотрудница завода в Джексоне, штат Миннесота. Для неё Glass — не модный способ пользоваться приложениями, а рабочий инструмент — такой же, как механический ключ. Каждую смену она использует очки от Google в заводском цехе, где собирают двигатели для тракторов.

Хизер Эриксон

Никого на заводе не волнует, что изначальный всплеск интереса к потребительской версии Glass сменился осуждением за жуткий вид и угрозу чужой приватности. В мыслях создателей первой версии устройства существовал наивный образ масс, блаженно проводящих жизнь в объёмных очках с крошечным компьютерным экраном, парящим перед глазами.

Но мечта быстро сменилась разочарованием: первые пользователи обнаружили, что получили куда меньше, чем было обещано, а кроме того ещё и стали объектом агрессии окружающих, обеспокоенных своей приватностью. Через три года Alphabet (материнская компания Google) и её дочерняя компания, «фабрика прорывных технологий» под названием X отказались от Glass — по крайней мере, так решили обыватели.

Но они не знали, что Alphabet создала небольшую группу для разработки производственной версии Glass. Команда расположилась в подразделении X, где когда-то и родились Glass как плод энтузиазма Сергея Брина, сооснователя Google. Теперь фокус был смещён в сторону создания рабочего инструмента, который экономит время и деньги. Сейчас новые очки наконец-то представлены миру — это Glass Enterprise Edition.

Именно их Эриксон и носит каждый день. Хизер работает в AGCO — это компания-производитель сельскохозяйственной техники, которая одна из первых внедрила Glass EE. В течение двух лет Glass EE спокойно использовалась на десятках рабочих мест незаметно для блогеров, аналитиков и самозваных футуристов.

Да, число пользователей потребительской версии Glass резко упало. Но Alphabet продавала всё больше Glass EE — это улучшенная версия продукта, который изначально был представлен как Explorer Edition в 2013 году.

Компании, тестирующие EE, (а в их числе есть такие гиганты, как General Electric, Boeing, DHL и Volkswagen) отмечают значительное повышение производительности и заметное улучшение качества. То, что начиналось в этих корпорациях как пилотные проекты, теперь превращается в планы по широкому внедрению. Другие (например, медицинские) предприятия используют Enterprise Edition на рабочих местах для упрощения ранее обременительных задач.

По прогнозу Forrester Research, к 2025 году почти 14,4 миллионов американских рабочих будут носить умные очки. Это говорит о том, что изначально была разработана весьма многообещающая технология, но в Google не смогли сразу понять, кому и для чего она лучше всего подходит. Теперь же компания это осознала.

Версия для предприятий — это серьезное изменение для одного из самых продвигаемых продуктов в истории Google. Glass впервые появился на сцене пять лет назад после большой конференции Google в 2012 году. Первая реакция была восторженной: Time объявила Glass одним из лучших продуктов года, и все — от принца Чарльза до Бейонсе — горели желанием попробовать эти очки.

Но вскоре недостатки Glass стали очевидными: их неудобно было носить, пользователи не понимали, какова их основная функция. Затем поднялась волна недовольства людей, взаимодействующих с пользователями Glass: окружающие опасались, что их личные моменты будут незаметно записаны на видео.

Многие организации начали запрещать использование Glass. Проект попросту не работал и к январю 2015 года полностью ушёл в тень. На сайте продукта было написано: «Спасибо, что попробовали». Казалось, это и был конец, хотя компания также обещала: «Путешествие на этом не заканчивается».

Однако уже тогда фактически началось другое путешествие. Ещё несколько лет назад пользователи обнаружили, что очки могут решить многие проблемы на производстве. Работники, чьи руки были заняты, но которым нужна была информация в режиме реального времени, стали естественными пользователями Glass, хоть Google тогда ещё не поняла этого.

Некоторые компании нахваливают шлемы «смешанной реальности», совмещающие на одном дисплее дополнительную графику, необходимую информацию и картину реального мира. Однако такие устройства довольно дорогостоящие, громоздкие и не очень подходят для ежедневных производственных задач.

В случаях, когда работник нуждается в ежесекундном доступе к информации, большой шлем, перекрывающий всю область зрения — это чересчур. Смарт-очки — это облегченная версия дополненной реальности (некоторые называют её «вспомогательной») с компьютерным дисплеем, к которому можно обратиться, просто переместив взгляд, а затем вернуться к реальному миру. Это дешевле и удобнее, чем полное погружение.

Без всякого стимулирования со стороны Google компании начали приобретать компоненты Explorer Edition Glass и использовать их с помощью специального программного обеспечения для решения конкретных задач своих корпоративных клиентов. И Google это заметила.

В результате по инициативе Брина была создана специальная команда для работы над специализированной версией Glass для предприятий.

Возможные покупатели этой новой версии — от малых предприятий до огромных корпораций — уже имели дело с независимыми стартапами, которые адаптировали Glass для конкретных рабочих условий. Команда Glass в X формализовала эту структуру и создала экосистему, призванную поддерживать «партнёров-разработчиков», которые будут работать непосредственно с командой Glass Enterprise, а также покупать актуальные устройства у Alphabet.

Затем партнёры могут продавать полный пакет аппаратного и программного обеспечения корпоративным клиентам. Основная задача команды Enterprise в X заключалась в создании новой модели самих очков, адаптированной к производственным условиям и дополненной новыми востребованными функциями. В январе 2015 года Google начала отправлять партнёрам получившийся Enterprise Edition. Возможно, из-за провала потребительской модели компания попросила клиентов не распространяться о существовании Glass EE.

Те, кто всё ещё использует Explorer Edition, очень сильно позавидуют, когда увидят Enterprise Edition. Во-первых, технология стала полностью доступной для тех, кто носит обычные очки. Кнопка камеры, которая находится на дужке, выполняет двойную функцию: с её помощью можно удалить электронную часть устройства (она называется Glass Pod) из оправы. Затем вы можете подключить её к защитным очкам для заводского цеха — теперь EE предлагает сертифицированные защитные экраны — или к оправам, которые выглядят как обычные очки. Бывшее подразделение 3M выпускает такие специально для Enterprise Edition. Eсли они войдут в моду, можно ожидать, что другие производители — от Warby Parker до Ray-Ban — разработают свои собственные модели. «Мы много работали над тем, чтобы облегчить оправу, компенсировав таким образом вес Glass Pod, — говорит Джей Котари, возглавляющий команду Enterprise Edition. — Поэтому устройство вместе с оправой весит столько же, сколько обычные очки».

Также была улучшена сетевая составляющая: Wi-Fi стал быстрее и надёжнее, были усложнены протоколы безопасности и подключён производительный процессор. Срок службы батареи был расширен — необходимая вещь для тех, кто хотел бы отработать полную восьмичасовую смену без подзарядки. Однако более интенсивное использование (например, постоянная потоковая передача видео) по-прежнему требует внешней батареи. Разрешение камеры было обновлено с пяти мегапикселей до восьми, а о том, что ведётся запись видео, окружающих теперь предупреждает зелёный индикатор.

Сегодня, когда Google официально представила Enterprise Edition, очки станут доступны для многочисленных предприятий. «Это больше не эксперимент, — говорит Котари. — Это было экспериментом три года назад. Теперь мы полноценно сотрудничаем с нашими клиентами и партнерами».

Я увидел Glass в действии во время визита на завод AGCO в Джексоне в этом месяце. AGCO — компания стоимостью $7 миллиардов, которая производит крупное сельскохозяйственное оборудование (например, тракторы и опрыскиватели Challenger и Massey Ferguson). На заводе в Джексоне работают 850 человек. Дорогостоящее оборудование, создаваемое здесь, чаще всего выполняется по индивидуальному заказу, поэтому почти каждая выпущенная единица обладает уникальным набором функций. Чтобы отслеживать характеристики каждой машины, AGCO предлагала своим работникам пользоваться ноутбуками, но для этого приходилось каждый раз преодолевать по 15 метров и отрываться от работы. Компания экспериментировала с планшетами, но даже промышленные модели в суровых условиях обычно выдерживали всего неделю.

И тогда кто-то предложил Пегги Гулик, директору по оптимизации бизнес-процессов попробовать эту новую штуку под названием Google Glass. Гулик убедила своего босса купить один блок Explorer. Они получили его в 2013 году и остались чрезвычайно удовлетворены функциональным потенциалом устройства. Google Glass также оказался более прочным, чем его рыночный конкурент — Smart Glasses от Vuzix.

С помощью Proceedix, бельгийской компании, AGCO начала решать все потенциальные проблемы: от технических (Explorer не смог подключиться к корпоративной сети) до отслеживания устройства и безопасности. «Мы не хотели, чтобы наши работники заработали головную боль или какие-нибудь другие проблемы», — говорит Гулик. Действительно, некоторые работники жаловались на головные боли, пока не привыкли к устройству. Всё это заняло месяцы, но AGCO полагала, что это того стоит.

Гулик говорит, что не все сотрудники одинаково включились в процесс: некоторые старые и очень опытные рабочие совсем не понимали, как это им поможет. «Поначалу был и скептицизм, но мы его преодолели», — говорит Скотт Бенсон, который собирает коробки передач.

Среди работников есть настоящие энтузиасты — такие, как Хизер Эриксон. Когда её перевели на другую станцию, где проект Glass ещё не был реализован, уже через несколько часов она отправилась в офис Пегги Гулик и попросила ускорить внедрение.

Сейчас в AGCO уже более сотни гарнитур Glass (стоимостью от $1300 до $1500 за штуку), и Гулик говорит, что планирует заказать гораздо больше, чтобы внедрить очки на других производствах.

«Мы не заменяем рабочих роботами — с помощью технологий мы лишь помогаем им лучше выполнять свою работу», — говорит Гулик.

Этот момент подчёркивают и другие пользователи Glass EE. Председатель совета директоров Upskill и главный экономист General Electric в соавторстве написали для Harvard Business Review статью, озаглавленную «Дополненная реальность улучшает рабочие показатели».

«Существуют опасения в отношении машин, заменяющих людей на производстве, — пишут они. — Но опыт General Electric и других промышленных фирм показывает, что для многих рабочих мест объединение человека с компьютером приносит больше пользы, нежели работа в одиночку. Особенно эффективны портативные устройства дополненной реальности».

General Electric с энтузиазмом отмечает, что по результатам тестов Glass сборщик склада тратит на 46% меньше времени, используя устройство. В рамках еще одного пилотного проекта General Electric в её авиационном подразделении Glass EE используется вместе с динамометрическим ключом с поддержкой Wi-Fi: Glass сообщает работникам, используют ли они надлежащий крутящий момент. 85% рабочих посчитали, что система сокращает количество ошибок производства.

Пользоваться Enterprise Glass могут не только синие воротнички. Когда в 2012 году инженер Ян Шэкил впервые увидел прототип Glass у некоторых друзей из Google, он ушёл с работы и основал компанию под названием Augmedix. Он решил задействовать эту технологию, чтобы сделать медицинские осмотры более продуктивными и удовлетворительными для пациентов и врачей. Врач, использующий эту систему, надевает очки Enterprise Edition и передает процесс осмотра «секретарю», который может быть студентом последнего курса медицинского колледжа или медицинским расшифровщиком в Индии, Бангладеш или Доминиканской республике. «Секретарь» делает заметки во время осмотра и при необходимости обращается к истории болезни пациента, чтобы найти прошлые записи, предоставляя врачу возможность сосредоточиться на пациенте.

«Теперь мы тратим на ввод данных не треть дня, а меньше 10% рабочего времени, — говорит Девин Лундквист, главный специалист по медицинской информации центра Dignity Health. Он сам использует Augmedrix и Glass в клинической работе. — А времени на взаимодействие с пациентом стало на 35% больше».

Энтузиазм Лундквиста подчёркивает иронию: те самые особенности, которые вызвали критику потребительской версии Glass (скрытое введение внешней информации в реальные настройки, возможность незаметно записывать видео) — стали наиболее ценными функциями Enterprise Edition.

«Glass в условиях предприятия — это не игрушка, — говорит Лундквист. — Это инструмент, который помогает нам оставаться профессионалами».

Пока Alphabet не дает чёткого ответа, послужит ли успех ЕЕ поводом к возрождению потребительской версии Glass.

«Мы пока не отказались от идеи, что со временем Glass станут всё менее и менее инородными и что всё больше и больше людей будут их использовать, — говорит Теллер. — Но мы не собираемся ориентироваться именно на это направление — это то, в чём мы ошиблись в прошлый раз. Мы сосредоточимся на тех областях, где технология Glass действительно ценится, и продолжим этот путь, внимательно наблюдая, куда всё это зайдет».

Возможно, Google стоит проконсультироваться с Кеном Вином, контролёром качества на заводе AGCO в Джексоне. Он уже два года использует Glass EE во время тестирования тракторов, сошедших со сборочной линии. «Раньше, когда я видел проблему, мне приходилось записывать её на бумаге, затем идти к компьютеру и вводить это туда, — говорит он. — Теперь я нажимаю «Не соответствует», описываю проблему, и это уходит напрямую [в отдел контроля качества]».

Будет ли он заинтересован в использовании Google Glass в своей повседневной жизни? «Возможно, буду, — говорит он после некоторых раздумий. — Я мог бы мыть посуду и одновременно проверять электронную почту. Это может пригодиться». И он возвращается к проверке тракторов.

Статьи по теме:

  • Интим не предлагать: когда дополненная реальность придёт в нашу жизнь
  • Шесть способов разбогатеть на дополненной реальности
  • Астероиды, коты и омут памяти: как виртуальная реальность захватывает мир
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]