[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 35, "likes": 35, "favorites": 61, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "25475" }
Дмитрий Кошельник
11 693

Майер Ротшильд и сыновья — история основания одной из крупнейших банкирских династий

От мелких коммерсантов до влиятельнейших финансистов Европы.

Поделиться

В избранное

В избранном

Вилла Эфрусси-де-Ротшильд, Франция

Обозреватель vc.ru изучил историю становления банкирского дома Ротшильдов, основанного Майером Ротшильдом и его пятью сыновьями, которые добились огромного влияния в Европе, поучаствовали в свержении Наполеона и строительстве первых железных дорог, а также стали известны тем, что всегда умело зарабатывали на кризисах. Сейчас династия владеет семейными банками, долями в крупных компаниях и хедж-фондах.

Майер Ротшильд. Основание банкирского дома

История Ротшильдов начинается с еврейского гетто в немецком Франкфурте-на-Майне. Они были мелкими коммерсантами и скромно зарабатывали на жизнь. В середине 18 века Амшель Мозес владел небольшой меняльной конторой и торговой лавкой.

Существует ряд версий о происхождении фамилии Ротшильд. По одной из них, вывеска конторы Амшеля была красной, что на немецком языке звучит как Rot Schild (красная вывеска). По другой, гербом лавки служил красный щит с римским орлом. Отсюда и название Rot Schild, которое конторе дали городские жители.

В 1744 году у Амшеля родился сын, которому дали имя Майер. Он и стал «первым Ротшильдом». С детства Майер был одаренным и смышлёным мальчиком. Его отец решил, что сын сможет сделать духовную карьеру, и отправил его учиться в иешиву (высшее религиозное учебное заведение для евреев — vc.ru). Раввина из Майера так и не получилось. Он справлялся с учебной нагрузкой, но должного рвения не проявлял. Зато у Майера обнаружились большие способности к математике.

Майер Амшель Ротшильд

После смерти родителей родственники семьи отправили Майера обучаться финансовому делу в ганноверский банк Оппенгеймера. Здесь он приобрел практический опыт по взаимодействию с различными княжествами на мировом уровне, узнал о взаимосвязях финансов и политики и познакомился со всеми положительными и отрицательными элементами системы.

Получив неплохой по тем временам карьерный старт, Майер мог на этом успокоиться — при наличии таланта в сфере коммерции у него были хорошие шансы вырасти до должности партнера. Но Майера эта перспектива не вдохновила. В 1760 году он вернулся во Франкфурт, чтобы присоединиться к бизнесу своих братьев, торговавших старой одеждой.

Денег у Майера не было. Тогда он заинтересовался коллекционированием старинных монет. Какое-то время это было простым хобби. Он находил, покупал или обменивал монеты, классифицировал их, писал аннотации и исследовал. Увлечение не требовало больших финансовых вложений — вышедшие из оборота монеты никого не интересовали. Однако Майер знал, что их можно продать за хорошую цену коллекционерам-аристократам.

Реализовывать свой план Ротшильд отправился в Ганновер. Свою роль в успехе замысла сыграли приобретенные связи. Майер был знаком с генералом фон Эсторфом, страстным коллекционером нумизматики. Последний стал клиентом Майера и оказал ему протекцию.

Друзья генерала с интересом отнеслись к предложению Ротшильда о покупке монет и антикварных вещей. Затем Майер стал рассылать свои каталоги по княжеским дворам Германии. Генерал фон Эсторф представил его Гессен-Кассельскому наследному принцу Вильгельму.

Тот был страстным коллекционером и тогда как-раз находился в приподнятом настроении от последнего выигрыша в шахматную партию. Денег Вильгельм не пожалел — сделал крупную покупку и впоследствии стал одним из постоянных клиентов Ротшильда.

С новыми связями и солидным финансовым притоком бизнес Ротшильда стал расширяться. В 1764 году он открыл собственную меняльную лавку во Франкфурте. Её клиентами были немецкие купцы. Этот бизнес стал первым банком Ротшильда и позволил ему существенно увеличить своё влияние. В то же время Майер продолжал торговать старинными монетами и антиквариатом. После того, как его успехи оценил принц Вильгельм, Майер стал поставщиком денег и драгоценных металлов при княжеском дворе.

Он зарекомендовал себя на этой должности и вскоре вошел в доверие к советнику принца — фон Карлсгаузену. В 1769 году Майер стал гоф-фактором (придворным банкиром, который давал деньги в долг королевским и прочим знатным семьям или же занимался их финансами — vc.ru), и в его руках оказалось управление финансами Гессен-Кассельского дома.

В 1785 году умер гессенский ландграф Фридрих. Принц Вильгельм получил в наследство 50 млн талеров и стал одним из богатейших немецких князей под именем Вильгельм IX. Он не собирался останавливаться на достигнутом и планировал приумножить свой капитал.

Для этого у него был Ротшильд. Майер славился умением находить лучшие варианты для вложений. Для этого у него даже была собственная и быстро растущая агентурная сеть. Ротшильд узнавал о многих событиях раньше других банкиров — он не был сторонником пустого риска и предпочитал действовать наверняка.

Внимания заслуживает его стратегия построения финансовой империи. Ротшильд всегда тщательно подбирал клиентов, выставлял низкие проценты, но главным было то, что Майер с самого начала строил династию. В браке у него было пятеро сыновей и пятеро дочерей.

Ставку он делал исключительно на мужское потомство, учитывая все достоинства и недостатки каждого из сыновей. Старший из них — Амшель — был достаточно рассудительным и спокойным, чтобы стать правой рукой отца и возглавить семейный банк во Франкфурте. Соломон успешно действовал в Австрийской империи. Натан стал влиятельнейшим человеком в Британии, Калман — в Италии, а Джеймс — во Франции. В последующие годы Ротшильды действовали как единый мировой банк, преследующий интерес семьи, а не наций.

К началу 19 века состояние Майера Ротшильда превышало 1 млн талеров. Более важным было то, что Майер уже сделал себе имя, но останавливаться на достигнутом не собирался. Один из главных талантов Ротшильдов — умение зарабатывать деньги на катастрофах государств, и Майер хорошо его продемонстрировал в период строительства собственной империи.

В 1804 году у Дании появились крупные финансовые проблемы. Для Гессен-Касселя, одного из богатейших княжеств Германии, это была хорошая возможность заработать за счет ссуды. Но была проблема — датский король приходился Вильгельму дядей. Из-за чего ссуда могла быть расценена как подарок, чего курфюрсту Гессена не хотелось.

Ротшильд предложил фон Карлсгаузену план, по которому всё можно было сделать инкогнито, через малоизвестный, но надежный банк. Крупные франкфуртские банкирские дома, с которыми в подобных случаях обычно сотрудничал Вильгельм, не подходили, поскольку не могли обеспечить анонимность.

Таким способом Майер продвигал собственный бизнес. Будучи доверенным советником Вильгельма Ротшильд держался в тени и был практически не известен общественности. Фон Карлсгаузен донес идею Майера до Вильгельма, и тот согласился.

Ротшильды легко провернули сделку, но вместе с тем вызвали недовольство крупных франкфуртских банкиров, посчитавших, что они перешли грани дозволенного. Их возмущение достигло Вильгельма, но он не стал ничего предпринимать: Майер был для него проверенным человеком, который увеличивал его состояние, и он не собирался от него избавляться.

Ротшильды против Наполеона

Ротшильд продолжал собирать звания, выдавать займы и укреплять доверие Вильгельма, пока в 1806 году его активно строящейся империи не был нанесен удар. В этом году началась франко-прусская война. До того колеблющаяся Пруссия, не примкнувшая к антинаполеоновской коалиции в 1805 году, решила поставить французского императора на место.

На практике её кампания обернулась катастрофой. «Великая армия» полностью разгромила пруссаков в двух сражениях, произошедших в один день — при Иене и Ауэрштедте. Пруссия оказалась в руках Наполеона, и страну ждали не лучшие времена. Вильгельм пытался заявить о нейтралитете Гессен-Касселя, но французский император даже не отреагировал на подобную условность.

Закончилось всё тем, что Вильгельм бросил свое княжество при новостях о приближении французов. Наполеона интересовала казна Вильгельма. Часть драгоценностей была спрятана в замке князя, и солдаты её нашли. Затем фон Карлсгаузен встретился с французским генералом Ла Гранжем и сделал ему выгодное предложение: найденные в тайниках замка драгоценности князя возвращаются владельцу, а генерал получает взамен около миллиона франков. Ла Гранж не отказался.

Но это была лишь часть ценностей. Другая была спасена иным способом — фон Карлсгаузен поручил управление состоянием курфюрста Ротшильдам. Французы установили слежку за многочисленными должниками Вильгельма, а также за людьми, занимавшимися управлением его состоянием. В это время Ротшильды, путешествуя по Европе, успешно скупали финансовые обязательства курфюрста. Эту роль взяли на себя сыновья Майера, а сам он продолжал жить во Франкфурте.

«Курфюрст Гессен-Кассельский доверяет свои сокровища Майеру Амшелю Ротшильду», Мориц Оппенгейм

Он знал о слежке и показывал властям блестяще срежиссированный спектакль. Однажды нагрянувшая к нему полиция увидела пожилую еврейскую пару, едва справляющуюся с торговым бизнесом. Майер говорил, что давно ничего не слышал о сыновьях, записи учета подтверждали всё замеченное полицейскими, связи с Вильгельмом также найти не удалось.

Подлинную бухгалтерию Майер прятал в потайной комнате, корреспонденцию посылал в специальной повозке с двойным дном. Для того, чтобы усложнить задачу полиции, Майер создал уникальный шифр — смесь иврита, идиша и немецкого, дополненный особыми обозначениями и шифрованными именами.

Английские инвестиции шли под кодовым именем «вяленая рыба». В записях Майер числился под именем Арнольд, а Вильгельм стал господином Гольдштейном. Последний получал доступ к своим деньгам и заработкам от инвестиций, но не ко всем.

Майер объяснял, что сыновья из-за сложностей, связанных с французской оккупацией и активно преследующими их агентами Наполеона, не могут передать князю все причитающиеся деньги. Дополнялось это рассказами о многочисленных опасностях и трудностях, с которыми сталкиваются Ротшильды.

На деле всё было не так. 21 ноября 1806 года Наполеон подписал Декрет о Континентальной блокаде. Он запрещал всем странам, зависимым от Франции, торговать с Англией. После поражения при Трафальгаре французы потеряли флот и могли победить враждебную им Англию лишь экономической блокадой.

Ротшильды использовали сложившуюся обстановку в своих целях. Натан Ротшильд устроился в Англии и поначалу торговал льном, но постепенно сфера его интересов изменилась на торговлю запрещенными в Европе английскими товарами. Выгода от подобной контрабанды была колоссальной. Вильгельм получал свои деньги, а Ротшильды прибыль. Полиция Наполеона пыталась навести порядок, но урона бизнесу Ротшильдов так и не нанесла.

Однако контрабанда не была конечной целью ни Майера, ни его сыновей. Гораздо больший интерес для Ротшильдов представляли английские государственные облигации. Во всяком случае в этом они убедили Вильгельма. Изначально он не заинтересовался новым планом, но желание заработать всё же победило. Вильгельм выделил Ротшильдам 550 тысяч фунтов и пообещал небольшую комиссию.

Было уговорено, что Натан выкупает облигации по средней цене в 72 фунта. Но у Ротшильдов был другой замысел. Натан вложил все полученные деньги в дело, опираясь на собственное знание рынка и агентов, и вскоре хорошо на этом заработал. Облигации тем временем упали в цене до 62 фунтов. Теперь Ротшильд мог приобрести их для Вильгельма с выгодой для себя. Параллельно он провернул спекуляцию с золотыми слитками.

Натан Ротшильд

Курфюрст, заждавшийся своих облигаций, начал беспокоиться, но Майер убедил его в том, что всё идет согласно плану, а задержка связана с французской оккупацией. Это позволило Майеру получить для Натана дополнительное финансирование. В 1811 году Вильгельм получил ценные бумаги на сумму в почти 190 тысяч фунтов. Ротшильды заработали на этой сделке несколько миллионов.

На достигнутом Натан Ротшильд не остановился. У него был достаточный капитал для участия в большой игре. Он воспользовался ситуацией и выгодно приобрел золота на сумму в 800 тысяч фунтов, в котором так нуждался Веллингтон, воюющий в Пиринеях.

Ротшильд согласился продать его с наценкой. Однако доставить золото англичанам было непростой задачей. Было решено перевозить груз через Францию с остановкой в Париже. Со стороны затея выглядела авантюрно, но у Ротшильдов был свой план. Во Францию поехал Джеймс Ротшильд. Он позаботился о том, чтобы один из советников Наполеона герцог фон Дальберг получил крупную взятку.

Незнающий французского языка Джеймс сумел быстро достигнуть влияния в финансовых кругах этой страны. Вскоре министр финансов докладывал Наполеону о прибывшем в город Ротшильде, который занимается вывозом крупной партии золотых монет из Англии и утверждает, что последняя всеми силами попытается ему помешать.

Будучи дезинформированным Наполеон решил посодействовать вывозу золота, столь досаждавшему Англии. Безопасный путь был получен, и Ротшильды взялись за окончательное приведение плана в жизнь. Натан отправлял золото через Ла-Манш во Францию, там его встречал Джеймс, доставлял в Париж и переводил в чеки.

Затем чеки отправлялись в Испанию к Калману Ротшильду, где опять менялись на золото и доставлялись Веллингтону. Который в свою очередь выписывал новый чек. Майер и его старший сын Амшель контролировали ход операции из Франкфурта, а Соломон был ответственен за действия в случае непредвиденных ситуаций.

Позже Ротшильды получили под свой контроль финансовые взаимоотношения между всеми странами-участниками антинаполеоновской коалиции. Банкиры оказали огромную помощь союзникам в борьбе с Наполеоном.

Еще одним достижением Натана Ротшильда стало внедрение системы межбанковских клиринговых расчетов. В то время перемещать деньги золотом и монетами было опасно, а перевод с помощью чеков снижал курс валюты. С помощью новой системы союзники Британии получили около 15 млн фунтов, а сами операции удалось сохранить в тайне.

В сентябре 1812 года умер Майер Ротшильд. В завещании он дал четкие указания сыновьям, как дальше вести семейный бизнес. В том числе он запретил любое участие в нем дочерей и зятей. Семейная компания должна была оставаться в руках потомков Майера исключительно мужского пола.

​Мои дочери, зятья и их наследники не имеют никакого отношения к существующей компании M. A. Rothschild und Söhne, а также не имеют права изучать дела вышеупомянутой компании, её конторские книги, бумаги, реестры и прочее. Я никогда не прощу своих детей, если они пойдут против моей родительской воли и помешают моим сыновьям спокойно заниматься делом.

Майер Амшель Ротшильд

Последний крупный заработок эпохи наполеоновских войн принесла Ротшильдам битва при Ватерлоо. У банкиров была огромная агентурная сеть, и весть о разгроме Наполеона Натан Ротшильд получил раньше всех. Он обрадовал этой новостью правительство, а затем отправился на биржу и стал продавать британские акции.

Другие игроки, зная об информированности Ротшильда, посчитали, что Наполеон победил, и также начали от них избавляться. После чего Ротшильд скупил акции за бесценок, а когда весть о реальном исходе битвы при Ватерлоо дошла до биржи, их цена резко возросла. Ротшильд заработал 40 млн фунтов.

Братья Ротшильды. Окончательное укрепление банкирского дома

После смерти отца братья продолжили действовать сообща, как завещал отец, и не допускали в бизнес чужаков. Проживая в пяти разных странах, Ротшильды вели активную переписку и даже создали собственную курьерскую службу. Каждый из братьев добивался высокого положения и вскоре становился финансовой опорой власти в своей стране.

Споров и недомолвок между братьями не было. В качестве примера биографы Ротшильдов приводят такую историю. Однажды сын Натана спросил у отца, сколько в мире существует народов. Тот ответил, что есть два народа, о которых нужно знать, — семья и все остальные.

О братьях известно множество интересных историй. Одним из наиболее популярных героев был Натан Ротшильд. Он имел колоссальное влияние в Британии, дружил с Веллингтоном и другими крупными политическими фигурами. Будучи очень умным и незаурядным человеком Натан предпочитал прятаться под маской прямоватого и грубоватого купца, которым не являлся.

Обид Натан не прощал, даже мелких. Однажды он отправил своего человека обналичить вексель в Национальный Банк Англии. Но там ему отказали с грубой формулировкой, сообщив, что банк обналичивает только выпущенные им самим ценные бумаги, а не векселя частных лиц.

Натан быстро нашел способ отомстить. На следующий день он и девять клерков отправились в Национальный Банк и стали обменивать банкноты на золото. Банк не мог в этом отказать, и команда Ротшильда на целый день парализовала работу касс. Вдобавок это отрицательно сказывалось на курсе валюты. За день Ротшильд с помощниками обменяли 100 тысяч фунтов.

На следующий день Ротшильд снова прибыл в банк и на вопрос, насколько долго это будет продолжаться, ответил: «Ротшильды будут подвергать сомнению надежность ценных бумаг Национального банка Англии до тех пор, пока банк подвергает сомнению надежность ценных бумаг Ротшильдов».

Оперативно собранный совет директоров банка постановил обналичивать любые векселя, подписанные Ротшильдами. Меньше двух дней понадобилось Натану, чтобы изменить политику Национального Банка Англии, одного из могущественнейших в то время.

Джеймс Ротшильд стал богатейшим финансистом Франции. Он купил дворец Фуше в Париже, собрал в нем коллекцию произведений искусства. Частыми гостями Джеймса были Генрих Гейне, Оноре де Бальзак и другие известные личности. Он поддерживал художников, писателей и других деятелей искусства. О Джеймсе ходит множество легенд, не связанных с бизнесом. Так, однажды Эжен Делакруа предложил Джеймсу попозировать для портрета нищего. Ротшильд согласился.

На следующий день в дом Делакруа явился нищий, одетый в лохмотья. Открывший дверь ученик Делакруа дал ему франк и закрыл перед ним дверь. Джеймс не обиделся, а ученик, не узнавший одного из богатейших людей мира, на следующий день получил письмо.

​Дорогой сэр, в конверте вы найдете капитал, который вы доверили мне у дверей мастерской Делакруа, а также проценты с этого капитала и проценты с процентов — общая сумма составила 10 тысяч франков. Вы можете обналичить чек в одном из банков Ротшильдов в любое удобное для вас время.

Джеймс Ротшильд

История быстро стала известна по всей Европе, что добавило популярности Ротшильду. По ее мотивам Оскар Уайльд написал рассказ «Натурщик-миллионер».

Джеймс Ротшильд

Несмотря на страсть к искусству и экстраординарным выходкам, семья была для Джеймса на первом месте. В 1812 году он открыл свое дело во Франции. Ротшильды были врагами Наполеона, а потому после его свержения дела у их банка пошли гораздо лучше.

Джеймс сумел установить дружественные взаимоотношения с королевской династией Бурбонов, становился всё более могущественным и вскоре контролировал все финансовые операции государства.

В 1830 году произошла Июльская революция, старый режим был свергнут. Пришедший к власти Луи-Филипп был известен своими либеральными взглядами и носил прозвище «Король-гражданин». Это обещало закат эры Джеймса Ротшильда. Последний во время революции вел на первый взгляд праздную жизнь.

На деле же он позаботился о своем положении. Всего через месяц после восшествия нового короля на трон Ротшильд пообщался с ним в приватной обстановке и вскоре стал его постоянным сотрапезником, финансовым советником и ближайшим другом. Джеймс сохранил своё положение и после Февральской революции в 1848 году.

Перед Cоломоном Ротшильдом стояла непростая задача добиться влияния семьи в Австрийской империи. В то время евреям в этой стране можно было жить только по специальному разрешению. Соломон был любимцем Майера Ротшильда, так как славился умением устанавливать связи и входить в доверие даже к родовитым дворянам, которые обычно на нуворишей Ротшильдов смотрели свысока.

Прибыв в Вену, он сумел убедить высокопоставленных чиновников, что не прочь перенести центр деятельности семьи в Австрию. На тот момент он по-прежнему находился во Франкфурте, который волей Ротшильдов стал европейским экономическим центром.

Обещания возымели нужный эффект — Соломон получил право на проживание, хотя штаб-квартиру Ротшильды так и не перенесли. В Вене был основан банк S. M. von Rothschild, который возглавил Соломон. Талантливый царедворец вошел в ближайший круг канцлера Меттерниха. Ротшильд прославился выдачей займов империи, которые демонстрировали лояльность и мощь банкирского дома.

Соломон Ротшильд

Союз Ротшильда и Меттерниха столкнулся с большими трудностями в 1835 году. Император Франц был при смерти. У Маттерниха появилась оппозиция, в которую входили братья императора. Они собирались воспользоваться слабым здоровьем племянника и взять на себя управление империей. Ротшильд поддержал австрийского канцлера.

С дворцовыми интригами Меттерних мог справиться самостоятельно, но вот проблемы австрийской биржи вызывали большие опасения. Соломон Ротшильд поправил ситуацию. Сначала он публично заявил, что уверен в перспективах и процветании страны. Затем Соломон вместе со своим братом Джеймсом объявили, что купят ценные бумаги Австрии за любые деньги, если кто-то согласен их продать.

Доверие Ротшильдов позволило успокоить биржу, и дела пошли на лад. Помощь Меттерниху значительно усилила могущество Соломона Ротшильда. Он получил в аренду крупное месторождение ртути в Идрии, стал крупнейшим банкиром пароходства «Ллойд», финансировал строительство железных дорог, приобретал производства. Желая получить европейскую монополию на ртуть, Соломон сумел приобрести второе по величине месторождение в регионе, находящееся в Испании.

В 1845 году на Венской бирже снова началось падение цен. Ротшильда в Австрии не было, он в то время отправился во Франкфурт на семейный совет. Меттерних написал Соломону, попросив его вернуться как можно скорее, что он и сделал. От банкира больше ничего не потребовалось — по его возвращении биржа стабилизировалась самостоятельно.

В 1848 году история Соломона Ротшильда в Австрии закончилась: из-за революции ему пришлось оставить страну и вернуться во Франкфурт. Но австрийская ветвь семейного бизнеса не пропала, и место Соломона позже занял его сын Ансельм.

Карл (Калман) Ротшильд добился похожего могущества в Италии. Свою резиденцию он разместил в Неаполитанском королевстве на склоне Везувия. Бизнес он начал с предоставления денежной помощи по восстановлению на неаполитанском троне династии Бурбонов. Кредит на всю операцию обеспечила Вена, а Карлу пришлось контролировать процесс.

Калман (Карл) Ротшильд

В Неаполе Карл создал банк, заполучив под свой контроль финансовую власть в королевстве. Он взял на себя защиту интересов Неаполя в Вене, а также достиг успеха в преодолении антиеврейской политики Ватикана.

Последним в списке сыновей Майера Ротшильда часто упоминается старший из них — Амшель Майер Ротшильд. На то есть несколько причин. В отличие от братьев Амшель не уезжал в другую страну, а по-прежнему контролировал работу первого семейного банка во Франкфурте.

Он был единственным бездетным сыном Майера, и на нем франкфуртская линия пресеклась, а банком стали управлять племянники. Он продолжал финансировать гессенский дом, под его контролем находилась каждая инвестиционная сделка на территории Германии. По воле Амшеля создавались фабрики, заводы, железные дороги.

В способностях Амшель Ротшильд не уступал братьям, а, по мнению некоторых авторов, превосходил их. Амшель работал больше любого из своих служащих, несмотря на то, что был одним из богатейших людей мира. Вел себя весьма скромно, избегал суеты, хотя и был одним из самых желанных гостей на балах и банкетах.

Его часто можно было увидеть работавшим ночью — он практически сразу отвечал на полученные письма и депеши. Гений Амшеля Ротшильда позволял ему мгновенно оценить сделку или бизнес-предложение и дать исчерпывающий ответ. Мнений относительно принятых решений он не менял.

Амшель Ротшильд

Амшель был хранителем традиций дома Ротшильдов. Особое внимание он уделял династическим бракам. В том числе и выполнению правила, по которому сыновья должны были жениться исключительно на девушках из Ротшильдов, а если подходящих не оказывалось, то на еврейках. Делалось это для того, чтобы не допустить ухода капитала из семьи и сохранить традиции.

Сложно переоценить, насколько огромным было европейское влияние Ротшильдов. Братья не только занимались собственным обогащением, но и пытались добиться выгодного им мира в Европе. Пацифистская политика Ротшильдов должна была гарантировать устойчивость европейской экономики и обеспечить дальнейшее развитие дела братьев. Рука банкирского клана останавливала самые разные конфликты, всеми силами не допуская столкновения крупных европейских стран.

«Визит курфюрста Гессенского к Амшелю Ротшильду», Мориц Оппенгейм

Так, когда французский король Луи-Филипп попытался подтолкнуть к конфликту с Австрией небольшие итальянские государства, Ротшильды взяли ситуацию в свои руки. Джеймс считал, что гораздо важнее сохранить мир, и начал действовать.

Сначала он продвинул подходящего человека на пост премьер-министра. После того, как австрийцы заняли Болонью, ситуация стала критической — французское правительство собиралось потребовать у Габсбургов немедленного вывода войск из города. Джеймс добился того, чтобы это требование убрали, поэтому до открытого столкновения двух крупных государств дело так и не дошло.

В 1839 году с бельгийским королем Леопольдом братья обошлись жестче. Монарх, придя к власти, решил отобрать у Нидерланд две провинции. В ответ Ротшильды пообещали не дать Бельгии ссуду, о которой Леопольд буквально умолял. В результате король отказался от своих планов.

Ротшильды оказали влияние и при строительстве железных дорог. Изобретателем паровых экипажей стал Джордж Стефферсон. Однако Натан Ротшильд заметил возможности изобретения слишком поздно и уже не мог приобрести компанию, занимавшуюся их производством.

Долевое участие Ротшильда не удовлетворяло — он желал контролировать всё самостоятельно, а потому не стал влезать в этот бизнес. Зато Натан успел порекомендовать направление братьям и впоследствии стремился оказать им всестороннюю помощь.

Соломону, занимавшемуся бизнесом в Австрии, идея показалась интересной, и он отправил свою комиссию в Англию для изучения этого вопроса. Их заключение было весьма позитивным, однако оставалась проблема. Железные дороги воспринимались населением неоднозначно, обычные люди боялись поездов даже в прогрессивной Англии. В более отсталой Австрии всё могло обернуться ещё большими проблемами.

В 1832 году Соломон вошел в этот бизнес, приобретя сеть трамваев на лошадиной тяге. Пользы от неё в грядущем предприятии было немного, так Ротшильд собирался изучить новый бизнес. Продвинуть идею о запуске железной дороги у императора и Меттерниха не составило труда.

В 1835 году Ротшильд получил концессию на железную дорогу, проходящую от Вены до Галиции. Проект обошелся в 12 млн гульденов, но продвинуть его в правительстве было проще, чем в народе. Идея Ротшильда расположение общества так и не снискала.

Газетчики выпустили серию публикаций о том, какие опасности несет поезд для людей. Рассказывали о возможных катастрофах. Специалисты предрекали, что дыхательная и сердечно-сосудистая системы, а также человеческая психика не выдержат скорости поезда. Тем временем из Англии начали приходить воодушевляющие финансовые отчеты от железнодорожных компаний.

Даже конкурент Ротшильда — банкирский дом Сина — изменил позицию относительно этого бизнеса, хотя изначально развернул против затеи Соломона целую кампанию. Теперь же Сина взялся за создание собственной линии от Вены до Адриатического моря.

В борьбе с конкурентом Соломон имел два преимущества — богатство и неординарное мышление. Ротшильд написал патриотическое послание императору, в котором рассказал о проекте и предложил назвать дорогу «Северная железная дорога императора Фердинанда».

Меттерниху было предложено стать протектором проекта. Министр финансов и лорд-президент получили звания покровителей железной дороги. Получалось, что Ротшильд, оставаясь владельцем, сделал этот проект государственным. Критиков поубавилось — писать отрицательные статьи об императорской железной дороге желающих не нашлось.

Сина на этом не остановился и попытался организовать оппозицию внутри фирмы и в обществе. Он поставил под сомнение компетентность работников Ротшильда. С целью подорвать его авторитет он выпустил специальный меморандум, где были перечислены недостатки дороги и поставлено под сомнение её финансовое будущее. Вскоре информация дошла до императора, и он написал Меттерниху письмо, пытаясь узнать, действительно ли при строительстве возникли трудности.

Тогда Ротшильд нанял профессора Политехнического университета, который написал эссе, опровергающее аргументы противников. Затем собрал акционеров и предложил выкупить их доли, если они не выразят ему 100% доверия. Желающих продавать не нашлось.

Совет директоров был переизбран, в нем остались только сторонники Ротшильда. Письмо императора также было использовано. С его помощью Ротшильд подчеркнул то, насколько Фердинанд заботится о проекте. Победа осталась за Ротшильдом — в 1839 году он запустил первую секцию железной дороги.

Джеймсу Ротшильду тоже было нелегко запускать железную дорогу во Франции. Как и брат, он, несмотря на колоссальное влияние, столкнулся с общественной обеспокоенностью. Французский парламент считал идею утопичной. Ротшильд добился у первого министра лицензии, но тот считал, что железная дорога станет для парижан лишь своеобразным аттракционом. К концу десятилетия Джеймс открыл две дороги — «Париж — Сен-Жермен» и «Париж — Версаль».

Затем он взялся за более глобальный проект по строительству Северной железной дороги, которая должна была соединить Париж и промышленные регионы Франции. С нападками газет, правительства, и специалистов Джеймс справился в свойственной ему манере — выпустил акций Северной железной дороги на 150 млн франков. Долю в 7,5 млн франков он разделил между министрами, журналистами и депутатам. Уровень нападок ожидаемо упал.

В 1846 году железная дорога была открыта в присутствии королевской семьи. Триумф Ротшильда подпортила произошедшая через три недели железнодорожная катастрофа, связанная с ошибками не имеющих достаточного опыта рабочих. Погибло 37 человек, Францию захлестнула волна антисемитизма.

Ротшильд выдержал удар и не стал ввязываться в войну с публикациями против себя. История оказалась на его стороне — Северная железная дорога была достроена и успешно функционировала, считаясь одним из национальных достояний Франции.

Последующие поколения Ротшильдов и их современное положение

В 1836 году умер Натан Ротшильд, его наследником стал Лайонел, который продолжил британскую династию семьи. Он скупал недвижимость в Англии, помог стране в приобретении Суэцкого канала, предоставив заем в 4 млн фунтов, а также продвинул на мировом конгрессе закон о равноправии евреев в Германии.

Амшель, Соломон и Калман умерли в 1855 году. После их смерти семейный бизнес возглавлял Джеймс Ротшильд. Джеймс умер в 1868 году. Дело отца возглавил Альфонс Джеймс Ротшильд. Он успешно продолжил избранную Джеймсом линию.

Когда Франция ввязалась в гибельную войну с Пруссией, Ротшильд предоставил стране принадлежащих ему почтовых голубей. После поражения он стал поручителем и помог организовать выплату репараций, а также занялся обеспечением экономической стабильности страны.

В последующие годы Ротшильды продолжили играть важную роль на мировой арене, хотя их положение с развитием мировой экономики теряло свою незыблемость. Особенно тяжелым для династии временем был период в преддверии и в период Второй мировой войны.

Ротшильды и их имущество в Европе были одной из главных целей нацистов. Именно потому они попытались эмигрировать в США или в Англию. Но удалось это далеко не всем. СС задержали Луи фон Ротшильда в его доме в Австрии. Он был отправлен в тюрьму, где вместе с задержанными коммунистами таскал мешки с песком. Вскоре нацистские лидеры поняли, что смогли поймать одного из Ротшильдов, и решили этим воспользоваться.

Луи перевели в венскую штаб-квартиру Гестапо. Его круглосуточно охраняло 24 человека. Ротшильд относился к ним как к личной охране, называл гренадерами и заставлял изучать геологию и ботанику. Гестапо не применяла против Луи свои обычные методы, поскольку нацисты были заинтересованы в связи с Ротшильдами.

Геринг предложил банкирам сделку — $200 тысяч и все активы австрийского дома в обмен на свободу Луи. Особый интерес для нацистов представлял подконтрольный Ротшильдам чешский Витковиц — крупнейшее месторождение руды и угля.

Ротшильды условия сделки не приняли и согласились отдать Витковиц только после освобождения Луи и выплаты им трех миллионов фунтов. Нацисты сменили команду переговорщиков. За дело взялся Гиммлер, но от этого ничего не изменилось.

Гиммлер, чтобы задобрить Ротшильда, даже стал свозить в его камеру дорогие предметы обстановки, пытаясь создать привычную для Ротшильда атмосферу, но этим только вывел Луи из себя. Нацистский лидер не обладал вкусом, и Ротшильд дал ему это понять. В итоге нацистам пришлось принять условия, в 1939 году Луи отпустили. Затем должны были выплатить 2,9 млн фунтов, но до сделки так и не дошло — началась война, и Витковиц был попросту захвачен.

Родовое поместье Ротшильдов Уоддесдон, Англия

Были среди Ротшильдов и те, кто пострадал от нацистов. Жена Филиппа де Ротшильда Элизабет, не бывшая еврейкой, умерла в концлагере. После войны Ротшильды восстановили своё положение в Европе, хотя такой абсолютной власти, как первые поколения банкиров, уже не имели.

В наше время продолжают существовать две ветки рода — британская и французская. Они по-прежнему владеют банками и бизнесом во всем мире, контролируют доли в крупных компаниях, хедж-фондах. Совокупные активы Ротшильдов, по мнению некоторых источников, превышают $1,7 трлн.

#КакЭтоБыло

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления