[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 4, "likes": 18, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "25718" }
Vladislava Rakhmanova
3 427

«Страшный сон законодателя»: виды токенов и возможные подходы к их регулированию

Эксперт адвокатского бюро Buzko & Partners Роман Бузько о том, какие сложности стоят перед государствами, которые развивают криптоэкономику.

Поделиться

В избранное

В избранном

Роман Бузько

В 2016 году все говорили про блокчейн, в 2017 году — про ICO и токены. За первую половину 2017 года уже было привлечено более $1,2 млрд в рамках выпуска монет. Среди многих рисков — отсутствие регулирования. Регуляторы до недавнего времени хранили молчание. Первыми не выдержали американцы.

Комиссия по ценным бумагам и биржам США (Securities and Exchange Commission, SEC) обрушилась на печально известные токены DAO, назвав их ценными бумагами со всеми вытекающими. Спустя неделю Денежно-кредитное управление Сингапура выступило с аналогичным заявлением.

Единой позиции о том, как регулировать токены и делать ли это вообще, нет даже у экспертов индустрии. Дело в том, что все токены разные по своей природе, а само название «токен» настолько обобщенное, что сводит все дискуссии в русло философии. По данным американского справочника Merriam-Webster, токен — это «нечто, похожее на монету, произведенное группой людей для использования на предусмотренных условиях».

Несмотря на разброс мнений, большинство выпущенных в последнее время токенов на уровне концепции укладывается в одну из четырех категорий в зависимости от: а) роли блокчейн-технологии для бизнес-модели токена; и б) обеспечиваемого права (актива). Подход к регулированию токенов также хорошо ложится на эту матрицу.

Выходит, есть четыре вида токенов. Каждый имеет свои характеристики и заслуживает отдельного подхода к регулированию. Один токен может иметь признаки нескольких видов.

1. Токены, обеспеченные активами материального мира

Токены этой категории удостоверяют права их владельцев в отношении объектов материального мира. Такими объектами могут быть доля в праве на недвижимость (проекты REcoin и REIDAO), золото (проекты Digix и OneGram), квота на выбросы (российский проект DAO IPCI), предмет интеллектуальной собственности (Creativechain, IPCHAIN) и, в общем-то, любой другой традиционный актив.

Блокчейн-технология играет здесь вспомогательную роль и используется для создания децентрализованного реестра, который обеспечивает неприкосновенность данных и снижает транзакционные издержки при передаче прав на актив. Часто используется термин «токенизация» — перевод активов на блокчейн.

2. Токены, удостоверяющие права в материальном мире

Эти токены удостоверяют право требовать определенного поведения от эмитентов или иных лиц в материальном мире. Наиболее часто такие токены используются в качестве ценных бумаг, которые предоставляют их держателям права, схожие с правами акционеров компании (право голоса, право на пассивный доход).

Поскольку в каждой стране к эмитентам ценных бумаг предъявляют серьёзные требования, многие токены из этой категории преподносятся таким образом, чтобы не казаться ценными бумагами. Пример — токен Starta, где инвесторы вложились в портфель стартапов из России и Восточной Европы в обмен на обещание эмитента выкупить токены в будущем по рыночной цене.

Другой пример — токен Primalbase, предоставляющий право владельцу использовать место в одном из офисов в мире, которые компания планирует построить на собранные деньги.

Оба описанных вида токенов имеют два важных признака: 1) связь с материальным миром; и 2) наличие эмитента или обязанного лица. Безусловно, такие токены — проявление технологического прогресса, который обеспечивает высокую ликвидность объектов материального мира и меньшие транзакционные издержки. Вместе с тем на фундаментальном уровне такие токены мало чем отличаются от существующих механизмов учета прав на объекты материального мира.

Задача законодателя здесь состоит в том, чтобы разработать правовую базу, которая позволит фиксировать приобретение и передачу прав на объекты материального мира посредством блокчейн-технологии. Причем эта цель может быть достигнута путем внесения небольших изменений в законодательство. В штате Делавэр уже вступили в силу поправки в корпоративное законодательство, которые позволяют компаниям вести учет своих акций на блокчейне.

Отдельный вопрос касается статуса «токенов–ценных бумаг»: стоит ли обременять выпуск таких токенов правилами, применимыми к обыкновенным эмитентам акций? Развитые страны склоняются к тому, что регулирование «токенов–ценных бумаг» и обыкновенных ценных бумаг отличаться не должно.

Однако в таких странах, как правило, существует упрощенное регулирование краудфандинга, что позволяет проектам из реального сектора привлекать средства в упрощенном порядке. В России краудфандинг фактически отсутствует, поэтому разработка регулирования таких токенов и краудфандинга должна как минимум развиваться параллельно.

Больший интерес представляют следующие два вида токенов. Именно они обладают характеристиками инновационной технологии блокчейн. Здесь регуляторам придется поломать голову.

3. Токены, удостоверяющие права в рамках децентрализованных платформ

Эти токены также известны как protocol tokens или intrinsic tokens. Их главная особенность в том, что они представляют собой некое право или актив на самой блокчейн-платформе. При этом все аспекты работы (майнинг, использование, передача и так далее) такого токена зафиксированы в протоколе платформы, который, как правило, неизменяем.

Например, эфир в системе Ethereum используется для приобретения «газа», который в свою очередь необходим для работы смарт-контрактов. Токен Filecoin позволяет безопасно хранить данные на жестких дисках тысячи компьютеров за счёт децентрализованной системы и криптографии, вместо того, чтобы хранить их в облаке одного провайдера.

Принципиальное отличие от двух предыдущих видов токенов заключается в отсутствии обязанного лица. В нём и нет необходимости. При условии отсутствия ошибок в протоколе операции с токенами должны исполняться автоматически, а сам протокол — быть независимым от его создателей.

Поскольку код протокола находится в открытом доступе и может быть проверен любым лицом, такие системы часто называют trustless — то есть системы, в которых нет необходимости кому-то доверять. Именно в силу этих технических особенностей предметное регулирование таких платформ едва ли представляется возможным.

4. Криптовалюта

Если вам кажется, что криптовалюта слегка притянута за уши в этой стройной схеме, то вы не одиноки. Действительно, ведь утверждение о том, что Bitcoin обеспечивает право на какую-то вещь в децентрализованном мире, не так очевидно. Однако фактически так и есть. С помощью секретного ключа вы можете распоряжаться неким ресурсом, предложение которого ограничено.

Общая черта с предыдущим видом токенов — в его основе тоже лежит блокчейн-технология. Отличие же в том, что криптовалюта в чистом виде не дает держателю каких-либо производных прав и заключает всю ценность в себе.

Как определяется эта ценность (цена валюты), можно ли назвать криптовалюту деньгами, исчезнут ли обыкновенные деньги в будущем, ограничивают ли криптовалюты суверенитет государства, какой токен считается криптовалютой, каким налогом его облагать — всё это хорошие темы для дискуссий и научных работ, но страшный сон для законодателя.

Однако с распространением криптовалют и ростом их капитализации отвечать на эти вопросы неизбежно придётся всем государствам. А поскольку криптовалюты достаточно схожи с обыкновенными деньгами, можно ожидать, что их правовой режим будет стремиться к режиму регулирования денег, но с некоторыми особенностями. Например:

  • Покупка криптовалюты за деньги не будет облагаться НДС. Просто потому что НДС не имеет смысла там, где нет цепочек создания ценности (решение Суда Европейского союза в деле Skatteverket против Дэвида Хэдквиста).
  • Прибыль от торговли криптовалютой будет облагаться НДФЛ.
  • Майнеры будут уплачивать налог с чистой прибыли за вычетом издержек на электроэнергию.
  • На биржи криптовалют возложат обязанности по ПОД/ФТ (противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма) и идентификации клиентов.
  • К организациям, открывающим вклады в криптовалюте, будут применяться требования по достаточности капитала.

Другой подход к регулированию этих операций сложно обосновать логически. Другое дело, что на этом пути законодателю придется непросто. Стоит ли давать определение криптовалюте или лучше отказаться от определения денег в принципе?

Как контролировать и облагать налогом операции, которые полностью проходят на блокчейне? На кого возлагать обязанности и ответственность за незаконные операции автономных систем (смарт-контрактов)? В какой момент признавать конкретный токен криптовалютой?

В заключение

Не все токены равны, и подход к их регулированию должен исходить из природы соответствующего токена.

Однако никакое регулирование не должно препятствовать развитию инноваций и должно основываться на балансировании рисков и потенциальных преимуществ. Государства находятся в состоянии конкуренции между собой за создание благоприятного режима для развития криптоэкономики.

Принципиальные запреты могут оставить государство за бортом технологического прогресса, а правильная программа внедрения технологий, наоборот, может вывести его в лидеры.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления