[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440\u0441\u043a\u0438\u0439"], "comments": 0, "likes": 12, "favorites": 11, "is_advertisement": true, "section_name": "default", "id": "26374" }
4 053

«Хардверные инновации — это сложно и долго. Но на рынке меньше конкурентов»

Интервью с главой EnCata Олегом Кондрашовым об экосистеме для изобретателей и инвестиционном фонде, созданном для поддержки инженеров.

Поделиться

В избранное

В избранном

Материал подготовлен при поддержке Hackspace Capital

В начале 2017 года в партнёрстве с компанией EnCata, занимающейся поддержкой хардверных стартапов на ранних стадиях развития, запустился фонд Hackspace Capital. Помимо инвестирования в технологические проекты, в целях фонда заявлено «создание и дальнейшее развитие международной инженерной экосистемы». Что входит в это понятие и чем занимается фонд, рассказал глава EnCata и технический директор Hackspace Capital Олег Кондрашов.

Фонд Hackspace Capital возник относительно недавно — с чего он начался и чем планирует заниматься?

Идея создания фонда возникла в компании EnCata — это международный сервис, который занимается помощью и развитием хардверных стартапов — от идеи до серийного производства. Мы работаем с различными крупными фондами в разных странах мира — у нас девять филиалов.

За определенное время у нас образовался поток стартапов, с которыми мы работаем. Мы хорошо разбираемся в инженерии, производстве, жизненных циклах стартапов и в финансах. Таким образом, мы можем всесторонне оценить проект. По этой причине фонд стал логическим дополнением той работы со стартапами, которую мы проделывали.

Его задача — инвестировать в проекты, которые проходят через наш сервис.

Какие стартапы попадают в сферу интересов фонда?

Так как EnCata является инженерной компанией, в зону наших интересов попадают хардверные проекты — стартапы, которые разрабатывают то, что можно пощупать: различные устройства, научные приборы. Основная функция фонда — это работа с b2c-рынком, потому что именно там можно быстро проверить спрос и понять, куда вкладывать деньги.

В EnCata мы начинаем работать со стартапами еще на стадиях pre-seed и seed. Мы проверяем стартап, помогаем ему в создании прототипа. И уже после того, как проект прошел через сервис EnCata, получил рекомендации, с ним начинает работать фонд Hackspace Capital. Это уже фазы подготовки к производству продукта. Также мы помогаем с продвижением проектов.

Сколько денег в среднем вы инвестируете в стартапы?

Суммы очень разные, но в основном они колеблются в диапазоне от $500 тысяч до $2,5 млн.

Сколько стартапов вы уже отобрали для инвестиций и в каких странах?

Сейчас у нас есть заявки от 15 проектов. Из них шесть проектов на стадии подготовки к производству. Среди них — стартапы из России, Белоруссии, Грузии, Евросоюза. Есть несколько проектов из стран Персидского залива. Ведём диалог со стартапами из США и Израиля.

Что может быть интересно американскому стартапу в работе с фондом, который зародился не в США?

Основное наше преимущество — это не деньги. В мире много фондов, которые готовы инвестировать.

Смысл в том, что мы предоставляем не только финансирование, но и поддержку на всём жизненном цикле стартапа. У нас конгломерат компаний, которые на каждом этапе развития стартапа помогают выполнять необходимую работу. Например, EnCata Marketing, которая занимается подготовкой к продвижению. У нас есть инженерная компания EnCata. Есть EnCata Manufacturing, которая помогает запустить производство.

Обычный фонд просто даёт деньги и следит за выполнением плана. Мы даём деньги и доводим стартап до выпуска и продаж продукта.​

Мы построили экосистему, состоящую из набора возможностей, которые помогают стартапу стать самостоятельным. Фонд ещё молод, и экзитов мы ещё не делали, но уже сейчас есть компании, которые мы вырастили до стадии готовности. Думаю, в следующем году мы сможем поделиться новостями про выходы.

В каких сферах работают стартапы, приславшие вам заявки?

Приведу несколько примеров. У нас есть проект 19-летнего парня из Гомеля. Он умудрился создать компанию в Ирландии, сделать прототип устройства и собрать на Kickstarter более $70 тысяч. Проект называется HandEnergy. Это устройство для зарядки смартфона, которое вырабатывает энергию при раскручивании.

Есть устройство, которое придумали ребята из Грузии. Это что-то вроде «умной» кружки.

Вы кладёте в неё пакетик чая и выбираете способ приготовления в приложении. Устройство кипятит воду, при нужной температуре опускает чай, затем сам этот пакетик достает, охлаждает напиток до температуры, при которой вы любите его пить, и отправляет вам сообщение «Чай готов». Если вы не пьёте чай сразу, кружка будет сохранять напиток теплым столько, сколько надо. Через приложение можно заказывать чай по своему вкусу.

Еще один стартап — камера сна. В обеденный перерыв в офисе вы можете сесть в капсулу, поспать в комфортных контролируемых условиях 20 минут, и следующие пять-шесть часов работать с высокой эффективностью.

За каждым из наших стартапов стоят не просто инженерные решения, но еще и научные разработки, исследования. Проектов много, и нас трудно удивить — мы отбираем только те, у которых есть хорошие перспективы.

Почему вы занялись поддержкой именно хардверных проектов — ведь их сложнее и дольше выводить на рынок, чем, например, софт?

Я инженер, физик по образованию. Как каждый человек, я хочу делать то, во что верю, что нравится. Есть такая книга Джима Коллинза — «От хорошего к великому», и в ней есть «концепция ежа». Это пересечение трёх вещей — того, что вам нравится делать в жизни, того, в чём вы можете быть лучшим в мире и того, что вы можете монетизировать. Три этих составляющих ложатся в основу великой компании. Я и мои партнеры в Hackspace Capital нашли своего «ежа» — это хардверные инженерные инновационные проекты.

Да, железо — это сложнее и дольше. Порог входа в разы выше. Но за счёт этого на рынке меньше конкурентов. Мы в этом хорошо разбираемся и считаем, что наша работа приносит пользу миру.

Каковы сроки развития хардверного проекта и, соответственно, сроки выхода?

С первой по четвертую стадии TRL (Technology readiness level, обозначение цикла развития технологии — vc.ru) проект должен развиваться силами основателей самостоятельно. Эта стадия научно-исследовательских работ, она может длиться сколь угодно долго — от пары недель или месяцев до нескольких лет.

После четвертого уровня до восьмого среднее время реализации проекта — полгода. После этого наступает девятая стадия — запуска продукта. Это ещё около 7-8 месяцев. То есть, если мы берем проект с завершившимися научно-исследовательскими работами, то рассчитываем на 1,5-2 года до выхода.

Фонд помогает с запуском продукта в серию?

Конечно. Фонд инвестирует, а EnCata Manufacturing помогает с организацией процессов.

Процесс производства сейчас — это распределение задач по специализациям. Каждая компания занимается какой-то частью работ — та же Apple, например, разрабатывает дизайн в Калифорнии, а производит устройства в Китае на Foхconn.

Современная хардверная компания — это не завод с домнами и станками. Это офис со специалистами по маркетингу, ИТ-подразделением, отделом продаж, который на аутсорсе заказывает детали и сборку и продает продукцию через автоматизированные каналы, например, Amazon.

Но для того, чтобы запустить производство, необходимо провести огромную работу: разработать технологические карты, выстроить логистику заказов комплектующих, организовать процессы закупки, сборки, упаковки и так далее.

Какие у фонда цели и задачи на ближайший год?

Мы продолжим искать интересные проекты и инвестировать в них. В скором будущем запустим маркетплейс, в котором будут представлены различные продукты наших стартапов — краудфандинговую платформу, которая позволит инвестировать деньги в проекты. Причем если какой-то из проектов не «взлетит», можно будет перенаправить те же деньги в другой продукт из маркетплейса.

Таким образом, мы создадим площадку, на которой можно инвестировать без особых рисков. Кроме того, мы хотим открыть хакспейсы (пространства для работы инженерных команд — vc.ru) в разных странах. Вероятно, будем инвестировать в аутсорсинговое производство, чтобы все проекты, работающие с нами, могли производить свои изделия на одной площадке. Для поддержки в реализации всего задуманного планируем провести ICO в ближайшем будущем.

У нас есть глобальная цель — развитие инженерной экосистемы по всему миру. Под этим подразумевается поддержка и обучение стартапов, инвестиции в них, открытие R&D-центров и производственных площадок. Это настолько большая цель, что заниматься её достижением можно всю жизнь.

Узнать больше

#партнерский

Популярные материалы
Показать еще

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления