[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Сергей Разумов", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0438\u0431\u043b\u0438\u043e\u0442\u0435\u043a\u0430"], "comments": 19, "likes": 13, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "26463", "is_wide": "" }
Сергей Разумов
3 697

Перепись вещей: оживить материальный мир с помощью блокчейна

Глава из книги Дона и Алекса Тэпскотов «Блокчейн-революция» — о бесконечных данных, регистре всего и распределенном капитализме.

Поделиться

В избранное

В избранном

В малонаселенном районе Австралии жарким вечером в восемь часов падает опора ЛЭП. Это серьезная проблема для Уильяма и Оливии Монро, скотоводов, живущих в сотне миль от старого золотоискательского города Лейвертон, на краю Большой пустыни Виктория. Летом температура нередко поднимается до 50 градусов Цельсия.

Дети Уильяма и Оливии, Питер и Лоис, учатся в школе дистанционно, через спутниковую связь. Это же единственный способ семьи обратиться за медицинской помощью. У них есть запасной генератор, но он не в состоянии долго снабжать энергией насосы, коммуникации и кондиционер. Короче говоря, вся жизнь семьи Монро зависит от надежного электроснабжения.

С утра, через девять часов после аварии, энергокомпания отряжает бригаду для поиска и ремонта опоры. Жалобы потребителей позволяют примерно установить район происшествия, но ремонтной бригаде приходится потратить целый день, чтобы определить, какая именно опора вышла из строя, доехать до нее и починить.

Все это время семья Монро и окрестные жители, компании и институты вынуждены обходиться без электричества и связи, терпя значительные неудобства, неся убытки и подвергаясь физическому риску.

В малонаселенных отдаленных районах отключение электричества не просто парализует жизнь, а по-настоящему опасно. Чтобы снизить риски, энергокомпания тратит немалые средства на регулярные инспекции всей обширной сети и поиски вышедших из строя или разрушающихся опор.

Вообразите, насколько же безопаснее, проще и выгоднее было бы, если бы каждая опора была интеллектуальной. Она могла бы отчитываться о своем состоянии и сама инициировать замену или ремонт.

Если бы опора вдруг загорелась, накренилась или упала, был бы автоматически сгенерирован отчет об инциденте в реальном времени и ремонтная бригада получила бы указания выехать с соответствующим оборудованием в конкретную точку.

На это время опора передала бы свою нагрузку ближайшей рабочей опоре — ведь они все объединены в сеть. Таким образом, компания восстановила бы электроснабжение населения намного быстрее, без огромных постоянных расходов на инспектирование.

Власть народу

И это только начало. С помощью нового программного обеспечения и технологий, связанных с интернетом вещей, можно сделать существующую инфраструктуру, такую как электросеть, интеллектуальной, введя в нее смарт-устройства, которые могут общаться между собой.

Вообразите, что можно быстро и сравнительно недорого создать новую гибкую и надежную сеть, которая откроет больше возможностей для новых услуг, новых участников и увеличения экономической ценности.

Такая конфигурация известна как многосвязная сеть, то есть сеть, которая соединяет компьютеры и иные устройства напрямую друг с другом. Они могут автоматически переконфигурировать сами себя в зависимости от доступной пропускной способности, памяти и других параметров и таким образом защититься от обрыва связи и других проблем.

Многосвязные сети можно использовать для базовой связи там, где другие средства недоступны или слишком дороги. Многосвязные сети — это альтернатива традиционным вертикальным моделям организации, управления и контроля; они более безопасны и лучше обеспечивают защиту личных данных, поскольку их трафик не проходит через какую-либо центральную организацию.

Организации уже сочетают многосвязные сети с технологией блокчейна для решения сложных инфраструктурных задач. Американская компания Filament экспериментирует с так называемыми «отводами» на опорах ЛЭП в отдаленных и малонаселенных районах Австралии.

Эти устройства могут передавать друг другу информацию на расстояние до 16 километров. Опоры обычно размещаются на расстоянии около 60 метров друг от друга; детектор движения на падающей опоре сообщает о неполадке ближайшей опоре, находящейся в 60 метрах.

Если отвод на этой опоре почему-либо не работает, сигнал идет к следующей за ней, и так далее в пределах 16 километров, пока одна из опор не сможет связаться с компанией через ближайшую интернет-точку в транспортной сети (в радиусе 200 километров).

Батарея отвода, рассчитанная на 20 лет, и технология BLE (Bluetooth Low Energy) позволяют клиентам связываться с устройствами напрямую с любого смартфона, планшета или компьютера.

Отвод при желании снабжается набором датчиков температуры, влажности, света и звука, так что клиенты могут использовать эту информацию для отслеживания и анализа состояния опоры во времени и, возможно, для выработки алгоритмов прогнозирования жизненного цикла опоры и ее отказов.

Сами клиенты могут стать «метеонодами» или дозированно выдавать эту информацию как информационный сервис или лицензировать ее использование в блокчейне другим пользователем — например, государственным органом, телекомпанией, изготовителем опор или комиссией по защите окружающей среды.

Бизнес-модель Filament — это сервисная модель, включающая три стороны: сам Filament, клиента интеграции и энергокомпанию. Электронное оборудование находится в собственности у Filament; устройства постоянно отслеживают состояние опор ЛЭП и сигнализируют об изменениях — падении, возгорании, неисправностях, вызванных запыленностью или дымом от кустарникового пожара.

Filament отправляет поток информации с датчиков интегратору, а интегратор продает ее энергокомпании. Энергокомпания ежемесячно платит за этот мониторинг. Он позволяет обойтись без дорогостоящих инспекций на местности.

Поскольку опоры падают не так уж часто, энергокомпания редко пользуется коммуникационными возможностями многосвязной сети, так что Filament перенаправляет излишки ресурса отводов для других целей.

«Так как устройства принадлежат Filament, мы имеем право продавать дополнительную сетевую мощность через эту сеть, которая охватывает почти весь континент, — говорит Эрик Дженнингс, один из основателей и генеральный директор Filament. — Например, мы можем заключить договор с FedEx и дать их фургонам возможность посылать телеметрические данные в штаб в реальном времени по нашей сети в глубине Австралии. Мы включаем FedEх в смарт-контракт, и теперь они платят каждому устройству, чтобы оно пересылало им данные».

Водители FedEx могут пользоваться многосвязной сетью для коммуникации и отслеживания положения транспортного средства в отдаленных районах, чтобы сообщать примерное время прибытия и сигнализировать о неисправностях — сеть способна сообщить ближайшей автомастерской, какие нужно прислать запчасти и инструменты.

Социальная энергия

А теперь вместо опор ЛЭП представим, что цифровым становится каждый узел в энергетической системе и таким образом создаются совершенно новые пиринговые модели производства и распределения энергии. Энергосеть с блокчейном открыта для всех.

В настоящее время в Нью-Йорке в рамках спонсируемой штатом программы по повышению отказоустойчивости энергосетей в экстремальных погодных условиях идет работа по созданию общественной микроэнергосети в бруклинском районе Парк-Слоуп.

Эта микроэнергосеть и локальная генерация электроэнергии позволят обеспечить отказоустойчивость в случае аварий и снизить издержки клиентов, стимулируют потребление экологически чистой возобновляемой электроэнергии, энергоэффективность и дополнительные возможности аккумулирования в районе.

Микроэнергосети уже давно распространены в университетских городках, но в жилых районах пока встречаются редко. Большинство домовладельцев, предпринимателей, органов госуправления и других организаций в городах Северной Америки получают электроэнергию от регулируемых компаний по регулируемым ценам.

Сейчас появились новые варианты локальной генерации возобновляемой энергии, например, установка солнечных панелей на крышах. При этом энергокомпания забирает излишки энергии в свою систему для перераспределения по оптовым ценам, и зачастую с заметными потерями.

Потребитель, даже живущий через дорогу от местного источника энергии, все равно вынужден обращаться в компанию и платить по розничному тарифу за возобновляемую электроэнергию, которую производит его сосед. Это абсурдно.

«Вместо иерархической системы, по которой сейчас работают энергокомпании, где сеть управляется небольшой группой людей, можно построить сеть таким образом, что она будет самоуправляться, — говорит Лоренс Орсини, один из основателей и директор LO3 Energy. — Сеть становится более устойчивой, потому что все элементы в ней помогают поддерживать энергосеть и управлять ею».

Это распределенная пиринговая модель сети интернета вещей со смарт-контрактами и другими рычагами управления, встроенными непосредственно в элементы (то есть блокчейновая модель).

Если ураган разрушит передаточные вышки или трансформаторная подстанция пострадает от пожара, энергосеть быстро и автоматически перенаправит энергию, чтобы избежать массивного отключения электричества.

Устойчивость — не единственное преимущество такой модели. Локальная генерация энергии для местного использования значительно более эффективна, чем модель в масштабах энергокомпании, которая строится на передаче энергии на большие расстояния с неизбежными потерями.

LO3 Energy совместно с локальными энергокомпаниями, представителями населения и технологическими партнерами работает над созданием рынка, где соседи смогут продавать и покупать друг у друга местную экологическую ценность вырабатываемой ими электроэнергии.

«В результате, вместо того чтобы платить энергетической компании, которая покупает баллы возобновляемой энергии, вы платите людям, реально генерирующим энергию, которая используется в вашем доме, локально производится, экологически чиста и действительно оказывает положительное влияние на экологию района. Гораздо более честная схема, верно?» — отмечает Орсини. Верно!

Если определить местоположение каждого из элементов и в соответствии с ним присвоить элементам ценность за генерацию и потребление, получится создать рынок, функционирующий в реальном времени.

По словам Орсини, можно будет продавать на конкурсной основе излишки электроэнергии соседям, которые сами не производят возобновляемой энергии. Таким образом, в сообществе обеспечивается энергетическая устойчивость за счет пиринговой торговли.

Члены сообщества договариваются (достигают консенсуса) о правилах микроэнергосетевого энергетического рынка: определяют тарифы в зависимости от времени суток, максимальные и минимальные цены, право приоритета ближайших соседей и другие параметры, чтобы оптимизировать расценки и свести утечки к минимуму. Клиенту не придется целый день сидеть за компьютером и торговаться, чтобы выгодно купить или продать электроэнергию.

Микроэнергосети будущего будут собирать тепло от вычислительной мощности, необходимой для создания и поддержания транзакционной сетевой платформы. Распределение вычислительной мощности по зданиям района и использование тепла для отопления, нагрева воды и систем кондиционирования позволит увеличить эффективность той же самой электроэнергии. «Наша цель — увеличение Exergy», — говорит Орсини.

По мере того, как нарастает генерация возобновляемой электроэнергии на локальном уровне, интернет вещей теснит модель регулируемой энергокомпании, и очень своевременно. Нужно реагировать на изменения климата, готовиться ко все более экстремальным погодным условиям, в частности, таянию полярных льдов, которые затопляют острова, и засухам, вызывающим опустынивание.

В настоящее время мы ежегодно теряем около 6 млн Га сельскохозяйственных земель из-за опустынивания, преимущественно в Тропической и Южной Африке, где, в отличие от Австралии, далеко не каждая семья, живущая в отдаленной местности, может позволить себе насосы, кондиционеры или переезд.

Нам нужно сделать так, чтобы наши энергосети и двигатели не выбрасывали в атмосферу энергию и углекислый газ. Коммунальные компании уже задумываются о преимуществах, которые интернет вещей может привнести в их существующую инфраструктуру («смарт-сети»), однако соединение микроэнергосетей способно привести к появлению принципиально новых энергетических моделей.

Коммунальные компании и их объединения, регулирующие и директивные органы наряду с молодыми новаторами, такими как LO3, уже исследуют эти новые модели генерации, распределения и использования электроэнергии, сначала на уровне района, а затем и во всем мире.

Эволюция компьютеров: от мейнфреймов до смарт-батареек

В отличие от энергосетей вычислительные мощности прошли в своем развитии через ряд парадигм. В пятидесятые и шестидесятые на рынке царили мейнфреймы — International Business Machines и Wild BUNCH (Burroughs, Univac, National Cash Register Corp., Control Data и Honeywell).

В семидесятые и восьмидесятые на рынок ворвались микрокомпьютеры. Трейси Киддер описал взлет Data General в бестселлере 1981 года «Душа новой машины». Как и производители мейнфреймов, большинство этих компаний ушли из отрасли либо исчезли.

Кто сейчас вспомнит Digital Equipment Corporation, Prime Computer, Wang, Datapoint или микрокомпьютеры HewlettPackard и IBM? В 1982 году оборудование IBM и программное обеспечение Microsoft привели нас в десятилетие ПК, за которыми Apple Macintosh едва мог угнаться. Как же все меняется!

Те же технологические успехи способствовали развитию коммуникационных сетей. С начала 1970-х интернет (начало которому положила сеть Advanced Research Projects Agency Network в США) постепенно приобретал современный облик — всемирной распределенной сети, объединяющей более 3,2 млрд человек, предприятий, органов госуправления и других институтов.

Вычислительные и сетевые технологии сошлись в мобильных планшетах и карманных компьютерах. BlackBerry в начале 2000-х вывела на рынок смартфоны, а Apple и iPhone в 2007-м сделали их популярными.

Относительно новую и крайне многообещающую перспективу открывает способность современных устройств перейти от сравнительно пассивного наблюдения, измерения и коммуникации (прогноз погоды, карта дорожных пробок) к восприятию и реагированию — то есть к выполнению транзакции или действию в соответствии с ранее заданными правилами. Устройство способно воспринять (снижение температуры, пробку на дороге) и отреагировать (включить печку, продлить зеленый сигнал светофора), измерить (движение, тепло) и сообщить (в аварийную службу), обнаружить (разорванную трубу) и оповестить (ремонтную бригаду), отследить (местоположение, удаленность) и изменить (направление), выявить (ваше присутствие) и нацелить (рекламу на вас), в числе многих других возможностей.

Эти устройства могут быть как статичными (столб, дерево, трубопровод), так и мобильными (одежда, шлем, автомобиль, собака, животное вымирающего вида, таблетка). Специалисты по уходу за больными применяют умные — или съедобные — электронные таблетки, чтобы выявить и зафиксировать, принимает ли пациент лекарство и когда.

Специальный пластырь или татуировка фиксирует данные и измеряет, например, пульс, объем принятой пищи или иные параметры и передает их врачу, сиделке или самому пациенту через приложение, которое выявляет закономерности и выдает результат.

Вскоре подобная технология будет применяться для целевого медикаментозного воздействия при некоторых типах рака, измерения температуры внутренних органов и других биомаркеров.

Устройства могут общаться между собой, с компьютерами и базами данных напрямую либо через облачные сервисы, а также с людьми (посылать сообщения или звонить на мобильный). Эти устройства благодаря их развивающемуся машинному интеллекту и данным, которые они собирают, передают в руки частных пользователей анализ данных, распознавание закономерностей и выявление тенденций.

Отраслевой термин «большие данные» едва ли подойдет для описания объемов информации, которые будет генерировать материальный мир. По самым консервативным оценкам, если сегодня через интернет соединены около 10 млрд устройств, к 2020 году их число превысит 25 млрд. Это будут «бесконечные данные» от бесконечного множества устройств.

Так почему же мы до сих пор не живем в умных домах, не ездим на умных машинах и не принимаем умные лекарства? К этому есть шесть больших препятствий.

Первое — это чрезмерная усложненность приложений и услуг. Проще говоря, очень немногие из первых применений интернета вещей имеют практическую ценность — разве что вы хотите, чтобы детектор дыма мог попросить лампочку позвонить вам на смартфон и предупредить вас о пожаре.

Вторая проблема — это инерция организаций и нежелание или неспособность топ-менеджеров, отраслевых ассоциаций и профсоюзов изобретать новые стратегии, бизнес-модели и роли.

Хотя некоторым креативным предпринимателям удалось открыть новые бизнесы на основе некоторых из этих принципов (автоматизации идентификации, поиска, использования и оплаты физических объектов) и тем самым перевернуть существующие рынки (Uber, Airbnb), их влияние остается сравнительно малым и опирается на посредничество компании и ее приложений.

Третье препятствие — это опасения по поводу хакеров и нарушений безопасности, способных злонамеренно изменить информацию и правила работы устройств, захватив над ними контроль с потенциально катастрофическими последствиями.

В-четвертых, существует проблема «проверки временем», критически важная для предметов долгосрочного пользования с большой продолжительностью жизни, превышающей жизненный цикл среднего приложения или даже компании. Стартапы то и дело банкротятся или продаются более крупным фирмам.

Пятое препятствие — это вопрос масштаба. Для полной реализации потенциала интернета вещей необходимо соединить множество сетей, чтобы они могли взаимодействовать. Наконец, сохраняется комплексная проблема технологии централизованных баз данных — она неспособна обработать триллионы транзакций в реальном времени без колоссальных издержек.

Чтобы преодолеть эти препятствия, интернету всего требуется регистр всего — машин, людей, животных и растений.

Интернету вещей нужен регистр вещей

Добро пожаловать в интернет всего. Он становится возможным с регистром всего — распределенным надежным и безопасным способом обмена информацией, реагирования на внешние обстоятельства и автоматизации действий и транзакций через интернет благодаря технологии блокчейна.

Специалисты по технологии и фантасты давно представляли мир, где интегрированная глобальная сеть датчиков, соединенных через интернет, фиксирует каждое событие, действие и изменение на Земле.

Повсеместное распространение сетей, продолжающийся рост вычислительных мощностей и расширяющийся спектр дешевых и малогабаритных соединенных устройств приближают интернет вещей к воплощению в реальность.

Вспомним, что Сатоси Накамото разработал биткоиновый блокчейн, чтобы обеспечить целостность каждой транзакции биткоинов по сети и биткоина в целом.

Записывая каждую транзакцию на каждом узле и затем делая эту запись доступной любому другому узлу сети (то есть блокчейна), блокчейн обеспечивает возможность быстрого и непрерывного подтверждения транзакции по пиринговой сети.

Мы можем осуществлять транзакции ценностей — в данном случае финансовых — автоматически, надежно и уверенно, и при этом нам не требуется знать каждый узел в сети, доверять ему или обращаться к посредникам. Регистру всего лишь необходим минимум доверия.

Технология блокчейна позволяет нам идентифицировать смарт-устройства по релевантной основной информации и программировать их на определенные действия в заранее оговоренных условиях без риска ошибки, вмешательства или отключения электричества в австралийской пустыне.

Поскольку блокчейн — это защищенный от несанкционированного вмешательства регистр всех информационных транзакций в сети, пополняемый со временем и поддерживаемый совместными усилиями узлов конкретной сети, пользователь может быть уверен, что данные точны.

Технологические компании все больше приходят к тому, что блокчейн необходим для реализации потенциала интернета вещей. Присоединился не кто иной, как родоначальник крупных централизованных компьютерных систем — IBM. Эта компания признает ценность блокчейна в докладе «Демократия устройств: как спасти будущее интернета вещей»:

«В нашем видении децентрализованного интернета вещей блокчейн выполняет роль конструктивного каркаса, обеспечивая обработку транзакций и координацию взаимодействующих устройств. Каждое из них управляет своими ролями и своим поведением, и результатом становится "интернет децентрализованных автономных вещей" — и, соответственно, демократизация цифрового мира.

Устройства наделены полномочиями автономно осуществлять цифровые контракты, такие как соглашения, платежи и безденежные обмены, с равноправными устройствами, обнаруживая обновления для собственного программного обеспечения, подтверждая благонадежность peers, оплачивая ресурсы и услуги и обмениваясь ими. Это позволит им функционировать на самообеспечении и самообслуживании…».

Таким образом, использование блокчейна делает возможными совершенно новые бизнес-модели, поскольку каждое устройство или узел сети может функционировать как самодостаточный микробизнес (например, совместно использовать энергию или вычислительные возможности по очень низкой цене).

«Примером может быть музыкальный сервис или автономный автомобиль, — отмечает Дино Марк Ангаритис, основатель Smartwallet. — За каждую секунду воспроизведения музыки или движения автомобиля с моего баланса списывается доля цента. Я не вношу большого аванса и плачу только за то, что использую. Поставщик услуги не рискует остаться без оплаты. Это невозможно осуществить с традиционными платежными сетями, потому что комиссия слишком велика, чтобы переводить с карточки доли цента».

Гостевые спальни, пустующие квартиры или свободные конференц-залы смогут сами себя сдавать в аренду. Патенты будут сами себя лицензировать, а наши электронные почтовые ящики — брать со спамеров деньги за каждое доставленное нам сообщение. В общем, картина понятна.

Благодаря машинному обучению, датчикам и робототехнике автономные агенты возьмут на себя управление домами и офисными зданиями, интерактивными продажами и маркетингом, крышами над автобусными остановками, транспортными потоками и использованием дорог, сбором и вывозом мусора (то есть контейнеры начнут разговаривать с мусоровозами), энергетическими системами, водопроводом, имплантированными или носимыми медицинскими устройствами, товарными запасами, заводами и логистическими цепочками.

Генеральный директор WISeKey Карлос Морейра говорит, что самые большие возможности у того, что он называет индустриальным блокчейном.

Швейцарская компания WISeKey работает в области управления электронными персонами, кибербезопасности и мобильных коммуникаций и оснащает возможностями осуществления безопасных транзакций часы и другие носимые устройства, а теперь предлагает свою модель установления доверия производителям и изготовителям чипов, чтобы оснащать широкий спектр других устройств интернета вещей, которые смогут подтверждать свою идентичность и общаться через интернет и другие сети.

«Мы движемся к другому миру, где доверие делегируется на уровень предметов. Предмет, которому не доверяют, будет автоматически, без обращения к центральному органу управления, отвергнут другими устройствами, — говорит Морейра. — Это огромный сдвиг парадигмы, который имеет грандиозные последствия на много лет вперед».

В этом мире будущего пользователи подключаются к смарт-устройствам с использованием надежной идентификации и аутентификации, возможно, публичных и частных ключей, и определяют для них условия взаимодействия с другими устройствами, такие как требования к безопасности личных данных, а не следуют правилам центрального узла или посредника.

Производители делегируют техническое обслуживание, собственность, доступ и ответственность сообществу самоподдерживающихся устройств, обеспечивая интернету вещей проверку временем и экономя на издержках инфраструктуры, поскольку каждое устройство заменяется именно в тот момент, когда оно начинает устаревать.

Так блокчейн способен преодолеть шесть препятствий к функциональному интернету вещей. Подытожим девять эффективных сетевых свойств нового регистра всего:

  • ​Отказоустойчивость: самокоррекция, отсутствие единой точки отказа.
  • Полнофункциональность: способен обрабатывать миллиарды источников данных и транзакций.
  • Работа в реальном времени: работает 24 часа в сутки 7 дней в неделю 365 дней в год, моментальное течение данных.
  • Быстрое реагирование: реагирует на меняющиеся условия.
  • Радикальная открытость: постоянно эволюционирует и меняется при вводе новой информации.
  • Обновляемость: может быть многофункциональным, использоваться многократно и перерабатываться.
  • Экономность: минимизирует издержки и рыночное трение, максимизирует эффективность процесса.
  • Генерация прибыли: делает возможными новые бизнес-модели и открывает новые возможности. Надежность: обеспечивает целостность данных и благонадежность участников.

Почему мы верим в то, что у интернета вещей с блокчейном такой огромный потенциал? Прежде всего потому, что он позволяет оживить материальный мир. Как только предметы оживут в регистре, они смогут чувствовать, реагировать, общаться и действовать. Активы получат возможность искать, находить, использовать и финансировать друг друга по условиям смарт-контрактов, таким образом открывая революционные новые рынки, подобно тому как интернет это сделал для людей и всех видов цифрового контента.

Вопрос к менеджерам, предпринимателям и общественным деятелям: как вы воспользуетесь этими новыми возможностями для изменения и развития? Как ваша организация отреагирует на неизбежную дестабилизацию вашей нынешней оперативной модели? Как вы будете конкурировать с новыми креативными моделями стартапов и коллективной работы?

В нашей жизни огромное количество возможностей для повышения эффективности, совершенствования услуг, снижения издержек, повышения безопасности и улучшения результатов — и всего этого мы можем достичь, применив логику блокчейна к интернету вещей. Мы вступаем в новую крупную фазу цифровой революции.

Мишель Тинсли из Intel объясняет, почему ее компания серьезно исследует блокчейн-революцию: «Когда персональные компьютеры распространились повсеместно, уровень продуктивности поднялся до небывалых высот. Мы подсоединили ПК к серверам, к центрам хранения и обработки данных или облакам, так что небогатые стартапы легко и недорого получают доступ к вычислительным мощностям, и снова мы наблюдаем быстрые темпы инновации и появление новых бизнес-моделей».

Intel стремится ускорить процесс понимания: что работает, что не работает, где открываются возможности. «Мы хотим увидеть эту технологию совершенно новой ступенью инновации, на которой возможны принципиально новые типы компаний, новые игроки рынка. Чтобы лидировать в отрасли, мы не можем не участвовать в разговоре», — говорит она.

Только вообразите потенциал приложения этих возможностей к самым разным отраслям, многих из которых еще не коснулась интернет-революция.

Двенадцать разрушителей: оживление вещей

Как можно оживить материальный мир? У нас нет Голубой Феи, превратившей Пиноккио в мальчика. (И, в отличие от Пиноккио, блокчейн не врет). Но теперь у нас есть технология распределенного регистра, которая позволит всем «нести добро в жизнь». А еще лучше то, что Пиноккио не сможет отрастить нос в регистре.

Мы только начинаем размышлять о возможностях регистра всего (встроенного в интернет вещей). В последнее время особенным вниманием медиа пользуются потребительские устройства, однако потенциальные приложения возможны практически в каждом направлении деятельности. Классифицировать и группировать варианты применения можно разными способами, потому что многие из них находятся на границе и попадают сразу в несколько категорий.

McKinsey, например, в классификации интернета вещей пользуется концепцией «сеттингов». Мы выделили возможности для регистра всего в двенадцати основных функциональных областях. Для каждого приложения описаны свои частные преимущества и бизнес-кейс. Эти категории отражают потенциал и возможные кардинальные перемены для существующих рынков, игроков и бизнес-моделей.

1. Транспорт

В будущем вы станете вызывать автономный автомобиль, который самостоятельно отвезет вас куда нужно. Он интуитивно выберет самый короткий путь, объедет ремонтируемые участки, оплатит пошлину на платной дороге и припаркуется — и все это без вашего участия.

В час пик ваша машина совместно с другим транспортом установит пропускную способность дорог, чтобы вы вовремя доехали до пункта назначения, а менеджеры по грузоперевозкам подключат весь груз к интернету вещей с блокчейном, чтобы быстро проходить таможню и другие досмотры. Никакой бюрократии.

Производитель уличной техники Allianz может оснастить свои подметальные машины мини-камерами или датчиками, которые обнаруживали бы автомобили, которые не перепарковали владельцы (или не перепарковались сами) с той стороны улицы, где парковка по нечетным дням запрещена (как в Нью-Йорке), и отправляли эти данные автодорожной полиции, чтобы никому не пришлось физически выписывать штрафы за парковку.

И вообще, подметальная машина могла бы сама взимать штраф в биткоинах с самих автомобилей, просто проезжая мимо — потому что Нью-Йоркский департамент транспорта обязал бы все автомобили, зарегистрированные в городе, подключить к номеру транспортного средства биткоиновый кошелек. С другой стороны, автономные машины чувствовали бы приближение подметальной машины и перепарковывались бы, чтобы дать ей проехать.

2. Управление инфраструктурой

Специалисты многих профессий начнут использовать смарт-устройства для отслеживания местоположения, целостности, возраста, качества и других важных параметров тротуаров, рельсов, опор ЛЭП, трубопроводов, взлетно-посадочных полос, портов и других объектов публичной и частной инфраструктуры, чтобы следить за ее состоянием, выявлять проблемы (поломки или постороннее вмешательство) и реагировать на них быстро и экономно.

Здесь главную роль сыграют такие компании, как Filament, располагающие новыми недорогими технологиями для оживления существующей инфраструктуры без масштабных капитальных вложений в ее замену. По оценке Эрика Дженнингса из Filament, «около 90% инфраструктуры сейчас вне сети, и было бы нецелесообразно ее разрушить для того, чтобы установить новые беспроводные подключенные объекты».

3. Коммунальные услуги

«Пришлите ко мне мусоровоз», — сказал переполненный мусорный контейнер. «Почините меня», — попросила протекающая труба. ​

Интернет вещей наверняка вдохновит сотни детских писателей. Традиционные коммунальные услуги и в развитых, и в развивающихся странах могут использовать интернет вещей с блокчейном для отслеживания производства, распределения, потребления и сбора. Как мы уже видели, новые игроки на этом рынке, не располагающие значительной встроенной инфраструктурой, планируют воспользоваться этими технологиями для создания совершенно новых рынков и моделей (например, районной микроэнергосети).

4. Добыча ресурсов и фермерство

Коровы могут стать блокчейновыми приложениями, чтобы фермеры отслеживали их питание, лечение и вообще здоровье. С помощью этой же технологии можно будет:

  • Отслеживать дорогое специализированное оборудование и шире предоставлять его для своевременного применения и экономии средств.
  • Повысить безопасность горных и сельскохозяйственных работ за счет снабжения ярлыками защитного снаряжения и автоматизации контрольных ведомостей (чтобы убедиться в правильности использования снаряжения).
  • Наблюдать за погодой, состоянием почвы и сельскохозяйственных растений, чтобы вовремя начинать орошение, автоматически собирать урожай и выполнять иные действия.
  • Собирать «бесконечные данные» для анализа, чтобы обнаруживать новые ресурсы или рекомендовать сельскохозяйственные методики на основе прошлых шаблонов поведения и их результатов.

Датчики в почве и на деревьях помогут агентствам по охране окружающей среды наблюдать за тем, как фермеры обращаются с землей.

5. Мониторинг окружающей среды и экстренные службы

Помните автономного агента-метеоролога БОБ? БОБ будет существовать в мире метеодатчиков и зарабатывать деньги, собирая и продавая критически важные данные о погоде. В числе возможных применений — мониторинг качества воздуха и воды и выдача предупреждений о том, что нужно снизить объем загрязнения или не выходить из дома, отслеживание ударов молнии и лесных пожаров, системы раннего оповещения о цунами и землетрясениях и, конечно, мониторинг штормовой активности и раннее оповещение.

Помимо повышения скорости реагирования экстренных служб и снижения риска для жизни людей в чрезвычайных ситуациях эти динамические данные помогут лучше понимать закономерности и тенденции в погодных условиях, определять превентивные меры и повышать возможности прогнозирования, чтобы сделать ранние оповещения еще более ранними.

6. Здравоохранение

Специалисты в сфере здравоохранения используют цифровые технологии для управления активами и медицинской документацией, инвентаризации, заказа оплаты оборудования и медикаментов. Уже сейчас медицинские учреждения пользуются множеством смарт-устройств для этих целей, но далеко не все эти устройства способны взаимодействовать друг с другом или учитывать важность безопасности личных данных пациентов.

Интернет вещей с блокчейном сможет соединить эти устройства с помощью новых приложений. Разрабатываются приложения для мониторинга и контроля заболеваний (например, умные таблетки, носимые устройства для отслеживания показателей жизнедеятельности и обратной связи) и повышения контроля качества.

Вообразите протез бедра или колена, который сам следит за своим состоянием, анонимно посылает изготовителю данные о своем функционировании, чтобы помочь улучшить разработку, и сообщает лечащему врачу пациента: «Меня пора заменить».

Лаборанты не смогут использовать специализированное оборудование, не приняв перед этим мер по обеспечению его надежности и точности. Новые смарт-лекарства будут отслеживать свою эффективность в клинических исследованиях и передавать информацию о результатах и побочных эффектах, исключая риск модификации данных.

7. Финансовые услуги и страхование

Финансовые институты смогут применять смарт-устройства и интернет вещей, чтобы помечать ярлыками заявки на материальные активы, таким образом получая возможность отслеживать их историю и актуальное состояние. Поскольку цифровые валюты позволяют хранить и передавать ценность быстро и надежно независимо от величины пользователя, они найдут применение и в оценке рисков и управлении ими.

Развивая тему, возможно, бедным и необеспеченным людям удастся зарабатывать немного наличных, а возможно, электричество и другие блага, если они позволят снабдить ярлыками и совместно использовать свои ограниченные активы, как в примере с микроэнергосетью.

Владельцы смогут отмечать бесценные предметы искусства, антиквариат, ювелирные изделия, музейные экспонаты, любые объекты, когда-либо выставлявшиеся на Sotheby’s и застрахованные Lloyd’s.

Страховые компании смогут варьировать ставки в зависимости от местонахождения предмета и условий его хранения: если картина находится в зале с климат-контролем Метрополитен-музея в Нью-Йорке, ставка будет ниже, а если переправляется морем в Грецию, то выше.

Ювелирное изделие сможет сообщать, в сейфе оно находится или украшает шею знаменитости. Страховая ставка будет выше для ожерелья, которое носит Линдси Лохан, чем, например, для украшения Энн Хэтэуэй. Автомобили без водителя, безусловно, получат более низкие ставки, и сами устройства смогут прямо на месте урегулировать страховые случаи на основе информации с датчиков.

8. Делопроизводство

Как мы уже отмечали, материальные активы легко превращаются в цифровые. Всю документацию, относящуюся к конкретной «вещи», можно перевести в цифровой формат и хранить в блокчейне: патенты, документы о собственности, гарантии, сертификаты инспекций, снабжение, страхование, даты замены, одобрение и так далее, что значительно повысит доступность и целостность информации, сократит объемы делопроизводства, решит проблемы хранения и потерь и сделает возможными другие улучшения, связанные с этой документацией.

Например, автомобиль не заведется, если он не прошел техосмотр, у него истек срок действия страховки, владелец не оплатил штрафы или за руль садится человек, лишенный водительских прав. Товары в магазине будут сообщать администраторам, что у них скоро истекает срок годности, а администраторы могут даже запрограммировать товары снижать в этом случае свою цену.

9. Строительство и управление собственностью

В США из более чем 1,1 млн квадратных метров коммерческой недвижимости, по статистике, пустует около 65%. Цифровые датчики могли бы создавать рынки такой недвижимости, позволяя обнаруживать, использовать и оплачивать ее в реальном времени. Риелторы уже исследуют этот сектор и вырабатывают новые модели сервиса для почасовой аренды.

Например, по вечерам ваш конференц-зал может «подрабатывать» классом для вечерней школы или офисом местного стартапа. Другие возможные применения включают охрану и контроль доступа, освещение, отопление, кондиционирование, управление водопроводом и вывозом мусора.

Самые экологичные здания будут управляться регистром вещей. Представьте себе, как информация об использовании лифтов и перемещении людей по зданию поможет архитекторам в разработке публичных и частных пространств.

Свободные жилые помещения смогут сами себя включать в реестры и сдавать в аренду через регистр всего, чтобы удовлетворять потребности туристов, студентов, администраторов приютов для бездомных и так далее в помещениях. Эти идеи применимы ко всем типам жилой, гостиничной, офисной, производственной, торговой и институционной недвижимости.

10. Производственная деятельность: завод вещей

Глобальному цеху потребуется глобальный регистр вещей, или индустриальный блокчейн. Администрация завода будет применять смарт-устройства для мониторинга производственных линий, товарных запасов, склада, контроля снабжения, качества и другого.

Возможно, некоторые отрасли целиком перейдут на регистры, чтобы значительно повысить эффективность таких процессов, как управление цепочкой снабжения. Крупные и сложные машины, такие как самолеты и локомотивы, состоят из миллионов частей. Каждый отдельный компонент авиационного двигателя или вагона можно снабдить датчиками, которые будут сигнализировать о необходимости ремонта.

Возможно даже, что датчик будет объявлять тендер на ремонт и выбирать лучшее по срокам и стоимости предложение, экономя тем самым время и операционные издержки для эффективной деятельности таких компаний, как General Electric, Norfolk Southern и так далее.

Более того, производители всевозможных товаров — от автомобилей до электролампочек и пластырей — исследуют возможности встраивания смарт-чипов в свою продукцию или ее элементы, чтобы отслеживать, собирать и анализировать данные об ее использовании. Обладая такой информацией, они смогут предоставлять автоматические обновления, предугадывать потребности клиентов и предлагать новые услуги, фактически превращаясь из поставщиков продуктов в постоянные программные сервисы.

11. Управление домом

Вам одиноко? Поболтайте со своим домом. На рынок выходят жилища и многочисленные продукты и услуги, ориентированные на автоматическое и удаленное наблюдение за домом.

Эти услуги уже превосходят возможности видеоняни и включают контроль доступа, регулирование температуры, освещение и, в перспективе, вообще все в доме. «Умные дома» относительно медленно набирают обороты, но Apple, Samsung и Google уже работают над упрощением установки и функционирования.

По данным BCC Research, «предполагается, что рынок автоматизации домов в США вырастет с $6,9 млрд в 2014 году до $10,3 млрд в 2019 году и этот рост будет стабильным и долгосрочным».

12. Розничная торговля и маркетинг

Вы идете по улице, и тут ваше мобильное устройство сообщает, что в ближайшем магазине Gap продается платье в вашем вкусе. Вы заходите в магазин, платье подходящего размера для вас уже отложено. Примерив наряд, вы его сканируете — и покупка оплачена. Но у вас есть другие дела, так что платье само отправляется к вам домой и ждет вас там.

Помимо повышения эффективности и мониторинга окружающей среды, розничные магазины смогут персонализировать продукты и услуги идентифицируемым покупателям, которые проходят или проезжают мимо, на основе их местонахождения, демографических параметров, известных интересов и истории покупок — при условии, что эти покупатели разрешили магазинам доступ к их «черным ящикам» в блокчейне.

Экономический результат

В этой главе мы касались ряда потенциальных преимуществ распределенного интернета вещей с блокчейном на индивидуальном, организационном, отраслевом, общественном уровнях.

Модернизация и автоматизация процессов участниками пиринговых сетей, а не отдельными индивидами или централизованными приложениями-посредниками способны принести ряд преимуществ, уже отмеченных выше, включая:

  • Скорость (сквозная автоматизация).
  • Снижение издержек (связанных с обменом практически бесконечных объемов данных в гигантские центры обработки; исключение дорогостоящих посредников).
  • Повышение прибыли, результативности или производительности (высвобождение излишков для повторного использования).
  • Повышение эффективности (встроенные контрольные регламенты и другие протоколы, снижающие воздействие человеческого фактора).
  • Повышение безопасности и этичности (личное доверие не требуется, так как доверие встроено в сетевую архитектуру).
  • Более низкую вероятность отказа системы (устранение «узких мест», встроенная отказоустойчивость).
  • Более низкое потребление энергии (расход энергии самой сетью компенсируется повышением эффективности и снижением потерь, динамическим ценобразованием и петлями обратной связи).
  • Улучшение защиты личной информации (посредники не могут нарушить или игнорировать правила, заданные в блокчейне).
  • Лучшее понимание закономерностей, процессов и возможностей к их улучшению благодаря сбору и анализу «бесконечных данных».
  • Улучшение возможностей прогнозирования различных событий, как негативных (непогода, землетрясение, проблемы со здоровьем), так и позитивных (хорошее время для посадки сельско-хозяйственных культур, шаблоны покупок).

Распределенная открытая модель означает, что сети интернета вещей могут самоподдерживаться, даже если компания покинет рынок или производитель разорится. Встроенная в систему совместимость позволит соединять различные сети интернета вещей и реализовать еще большую ценность.

Многие из этих преимуществ опираются на концепции распределенных, или децентрализованных, сетей и исключение центральных (то есть вертикали власти) или иных посредников (например, приложения клиринговой палаты или управленческого приложения). Как только такие новые посредники будут появляться, остальные попытаются их «обойти» или устранить.

По представлениям Эрика Дженнингса, «люди будут делать то, что делают, чтобы свести к минимуму собственное неудобство, отсюда и изоляция функциональных подразделений, концентрация и централизация. То, что для этих конкретных людей является кратковременной выгодой, оборачивается долговременной потерей для всех остальных».

Он говорит: «интернет вещей должен быть полностью децентрализованным: чтобы устройства могли действовать автономно, обнаруживать друг друга напрямую, устанавливать прямые и надежные связи друг с другом и в перспективе платить друг другу в ценностях, напрямую между машинами».

Институт бизнес-ценности IBM исследовал пять основных так называемых «векторов дестабилизации», которые увеличат наши возможности эксплуатировать материальные активы благодаря интернету вещей с блокчейном. Хотя у IBM, безусловно, есть личная заинтересованность в интернете вещей, это исследование бизнес-ценности крайне полезно.

Прежде всего институт отмечает, что новые сети позволят пользователям мгновенно находить доступные материальные активы, такие как недоиспользуемые пространства хранения или вычислительные мощности, получать к ним доступ и оплачивать их.

Предложение активов сможет соотносить себя со спросом. Поскольку мы можем оценивать риск и кредит автоматически в онлайне и восстанавливаться в правах собственности виртуально, есть возможность значительно снизить цены на кредиты и риски. Автоматизированное использование систем и устройств повышает функциональную продуктивность.

Наконец, фирмы смогут пользоваться краудсорсингом, вести коллективную работу и оптимизировать сотрудничество с бизнес-партнерами в реальном времени через интегрированные в цифровом виде цепочки создания ценности.

Короче говоря, это возможность создавать концептуально более простые и более эффективные рынки. Появляется доступ к ранее недоступным активам, определение цен в реальном времени и снижение риска. Как только появится базовая инфраструктура, барьеры для входа станут низкими (например, разработать приложение), и постоянные издержки тоже относительно низкими (например, никаких больше сервисных сборов для третьей стороны).

Значительно снизятся издержки на перемещение средств и снизятся барьеры для открытия банковского счета, получения кредита и инвестирования. Возможно, оно даже будет поддерживать каналы микроплатежей, соотнося поминутное пользование услугой с поминутной оплатой.

Регистр вещей делает возможным «распределенный капитализм», а не просто перераспределение капитала. Эти рынки — далеко не бои без правил, им можно придавать форму в зависимости от наших ценностей как индивидов, компаний и обществ и кодировать эти ценности в блокчейн, такие как поощрение использования возобновляемой энергии, приоритет в обращении за ресурсами к ближайшим соседям, соблюдение установленных цен и защита личных данных.

Короче говоря, регистр всего плюс интернет вещей уже сейчас оживляют и персонализируют материальный мир. Как отмечает IBM, «на макроэкономическом уровне мы все окажемся в выигрыше в будущем интернета вещей, хотя различные отрасли испытают на себе смесь различных эффектов».

По данным Всемирного института McKinsey, экономическая ценность интернета вещей до последнего времени недооценивалась, если вообще принималась в расчет; ее экономическое влияние — включая превышение предложения над спросом — может достичь $11,1 трлн в год к 2025 году для приложений интернета вещей. Это десятипроцентный рост по сравнению с сегодяшним мировым ВВП, превышающим $100 трлн — огромная сумма!

Сетевой интеллект — термин, введенный в «Цифровой экономике», — описывает, что сеть в одной области за другой будет становиться умнее, чем ее умнейший узел. Как мы уже отмечали, первое поколение интернета несколько снизило транзакционные издержки. У нас более быстрые цепочки снабжения, новые подходы к маркетингу, огромные проекты, основанные на совместном производстве, такие как Linux и «Википедия», целый ряд инновационных бизнес-моделей. Технология блокчейна ускорит этот процесс. По мере того как укореняется интернет вещей, эти тенденции перейдут на сверхсветовые скорости.

Будущее: от Uber к SUber

Мы многое охватили в этой главе. Теперь соединим все нити инновации в одном сценарии.

Рассмотрим агрегаторы типа Uber и Lyft. Uber — райдшеринговая сеть на основе приложения, объединяющая водителей, которые готовы возить других за плату. Чтобы пользоваться Uber, нужно загрузить приложение Uber, создать в нем учетную запись и предоставить Uber данные своей банковской карты. Когда вы заказываете машину с помощью приложения, оно просит вас выбрать желаемый тип автомобиля и отмечает ваше положение на карте.

Приложение информирует вас о доступности и местонахождении потенциального водителя. По окончании поездки Uber автоматически списывает ее стоимость с вашей карточки. Если вы не хотите давать чаевые в размере по умолчанию, вам нужно поменять свою биллинговую информацию на веб-сайте Uber. Компания Uber Technologies, разработавшая приложение и управляющая им, получает комиссию с каждой поездки.

На первый взгляд это замечательная идея, особенно для городов, где услуги такси не развиты. Однако сервис Uber не лишен проблем. Взломы учетных записей водителей, резкое повышение цен; бывали случаи, что пассажиры становились жертвами неосторожного вождения, домогательств и нападений.

Кроме того, Uber отслеживает все передвижения пользователей и передает часть этих сведений властям города для изучения транспортных потоков. Вдобавок водители создают большую ценность, но сами получают лишь небольшую ее часть.

А теперь представим, как выглядел бы Uber в виде распределенного приложения в блокчейне. Майк Хирн, бывший сотрудник Google, который уволился, чтобы на постоянной основе работать с биткоином, представил эту альтернативную вселенную на основе технологии биткоина на Фестивале Тьюринга 2013 года. Хирн назвал эту сеть TradeNet и описал, как с помощью биткоина люди перейдут на автомобили без водителя.

Вот как выглядит эта картина. У большинства людей собственной машины нет — обычно они арендуют автомобили через систему общественного пользования. Мелисса в Чикаго заказывает машину через SUber (блокчейновый супер-Uber).

Все доступные автомобили автоматически посылают предложения, которые узел Мелиссы сортирует и представляет ей в соответствии с ее критериями выбора. Мелисса указывает, сколько готова заплатить дополнительно за более быструю поездку (например, с использованием платных дорог).

В это время Джон, у которого, в отличие от большинства пользователей, есть своя машина SUber, едет в ней на работу. Автомобиль ведет себя сам, попутно выявляя все варианты парковки, как частные, так и общественные, выбирает место, резервирует его и оплачивает на автономном рынке парковок.

Поскольку заранее заданные параметры Джона всегда включают выбор самого дешевого доступного места в радиусе десяти минут ходьбы до места назначения, он почти всегда соглашается с первым предложением его машины. Парковочная база данных, на основе которой работает рынок парковок, также содержит информацию о правилах парковки на конкретных улицах в разные дни и разное время суток, о том, открытая парковка или под крышей, и о минимальной стоимости, если ее задал владелец парковочного места.

Все это работает на распределенной пиринговой платформе, объединяющей ряд приложений, так что никакая централизованная компания не обрабатывает заказы и не взимает комиссию. Никакого неоправданного повышения цен и незапланированных сборов.

Особенно примечательно в предлагаемой модели не использование автомобилей без водителя — такие машины достаточно скоро станут распространены — а то, что автомобили выступают полностью автономными агентами, которые сами зарабатывают извозом, оплачивают топливо и ремонт, оформляют автострахование, обсуждают ответственность в случае аварий и функционируют (ездят) без внешнего человеческого контроля, кроме случаев, когда им нужно кого-либо — возможно, человека — привлечь к ответственности.

Как условие функционирования, администраторы SUber могут программировать протоколы машин в блокчейне на соблюдение всех правил дорожного движения, выбор самого прямого, быстрого или дешевого маршрута и исполнение обязательств.

Возможно, при регистрации автомобиля в системе SUber потребуется предъявить необходимые документы, включая собственность, техосмотры и страховку, и система перманентно зафиксирует эти данные, чтобы обеспечить повторные осмотры и продление страховки по мере необходимости.

Датчики будут отслеживать «здоровье» автомобиля и сигнализировать о необходимости ремонта, записываться в подходящую автомастерскую и заранее заказывать нужные запчасти. В автомобиле без водителя пассажир будет огражден от сарказма, непотизма, сексизма, расизма и других форм дискриминации и коррупции.

Кроме того, ему не придется слушать рассуждения таксиста о политике или нюхать его ароматические палочки. Все взаимодействие осуществляется «за кадром», между предметами и управляется автономным приложением. Водители создали блокчейновый кооператив, который описывался в предыдущей главе, и получают практически все богатство, которое создают. Пользователи — Мелиссы и Джоны — испытывают только удобства и никаких хлопот. Что здесь может не понравиться?

Подобно тому как интернет снизил издержки на поиск и координацию, цифровая валюта, такая, как биткоин в блокчейне, позволит нам снизить издержки на обсуждение, заключение, санкционирование и контроль осуществления этих контрактов. Мы сможем выбирать наилучшие условия и получать гарантированный результат от любой стороны, которая принимает биткоины — включая такси без водителя. Как с этим будут конкурировать Uber’ы мира?

Но сценарий на этом не заканчивается. Интеллектуальная инфраструктура города будет управлять транспортными потоками (переключать направление полос, варьировать цены, автоматически управлять светофорами в зависимости от плотности потока), что еще более снизит потери энергии и издержки.

Блокчейн может поддерживать защитное оборудование на транспортных средствах (с водителями и без водителей) и/или в инфраструктуре, такие как сигнализация предупреждения столкновения и автоматическое торможение, а также антиугонные меры и средства, препятствующие пьяному или лишенному прав водителю сесть за руль.

Кроме того, города будут пользоваться датчиками для содействия управлению транспортной инфраструктурой, включая управление активами инфраструктуры и автопарка, мониторинг состояния рельсов и тротуаров, подготовку планов и смет ремонта и назначение ремонтных бригад по необходимости.

Особенно эффектно в этой картине, что все системы работают слаженно — умные транспортные средства в умной инфраструктуре. Хотя останутся востребованы и водители совместно используемых автомобилей, машины без водителя смогут безопасно передвигаться по городу благодаря встроенной навигации и системам безопасности, часто взаимодействуя с умной инфраструктурой, чтобы обнаруживать и оплачивать ускоренные полосы или парковки или находить предпочтительные маршруты.

Доступность, широкое распространение и надежность автономных автомобилей значительно снизит количество частных автомобилей, которые, как коммерческая недвижимость в предыдущем примере, зачастую не используются большую часть времени.

И это сделают возможным не только технологические или автомобильные компании. Теоретически такую систему может разработать одно городское транспортное агентство, эксплуатировать ее, владеть и управлять ею, но это вряд ли обеспечит прогресс.

Более вероятно, что SUber появится и будет инновационно развиваться как открытая совместно используемая транспортная платформа, где различные приложения разрабатывают и предлагают местные предприниматели, группы населения, органы госуправления и другие в виде:

  • Коммерческих предприятий (прибыль от использования парка фургонов без водителя).
  • Кооперативов (население района вкладывается в десять автомобилей, которые они будут заказывать и использовать совместно с помощью приложения SUber).
  • Государственных услуг (содержать и пускать на загруженных маршрутах поезд или автобусы-экспрессы).
  • Или социальных предприятий (благотворительные инвестиции в баллы SUber, к которым клиенты получают доступ, когда нуждаются в транспорте).

Начало этой инновации может быть положено в регионах с достаточно развитой инфраструктурой, разделением транспортных коридоров (рельсовый, автомобильный, велосипедный, пешеходный), серьезными транспортными проблемами (пробками) и населением с давней традицией соблюдения ПДД.

Другой вариант — это вновь создаваемые города, когда градостроители действуют совместно с технологическими и автомобильными компаниями, которым нужно тестировать свои приложения.

Любой сценарий с автомобилями без водителя будет менее успешным и даже потенциально крайне опасным, если другие пользователи дороги не могут быть изолированы (в отдельные коридоры), предсказуемы (животные, выбегающие на дорогу) или контролируемы (пешеходы).

Сценарий SUber представляется все более правдоподобным. Такие приложения, вероятно, появятся уже в ближайшие годы и на долгое время решат наши транспортные проблемы. Уже сегодня местные такси и сервисы заказа лимузинов вступают в борьбу с Uber во многих городах.

Городские власти стремятся уравновесить потребность пользователей в недорогих вариантах и общественную безопасность — и лицензирование такси, в то время как на рынок уверенно выдвигаются новые модели деятельности. Почему не обратить внимание на естественное направление развития транспортного сектора и не разработать решения, лучше всего подходящие потребностям города, как Чикаго в нашем гипотетическом сценарии SUber?

Хакинг будущего: мир умных вещей

В этой главе мы рассмотрели много потрясающих возможностей почти во всех аспектах нашей жизни, включая (и, быть может, особенно акцентируя на них внимание) области, мало затронутые первой волной цифровой революции. В то же время такие возможности дестабилизируют существующие предприятия и способы ведения бизнеса.

Ключевые проблемы

Каким образом вы как менеджер можете уравновесить обе стороны уравнения: реализовать новые возможности и свести к минимуму угрозы? Независимо от того, работаете вы в частном, коммерческом или социальном секторе, располагаете ли вы такими активами, которые не используются либо используются недостаточно и могли бы стать источником ценности?

Реализуете ли вы максимально возможную эффективность и потенциал разработок продуктов и технологий для интернета вещей? Есть ли в отрасли новички, которые уводят у вас клиентов и снижают ваши прибыли за счет того, что пользуются инновационными бизнес-моделями на основе приложений, заслуживающих вашего пристального внимания?

Новая ценность

Каковы ваши материальные активы и как вы можете их улучшить, чтобы приносить больше ценности вашей организации или вашему сообществу? Имеются ли у вас помещения, машины, инвентарь или иные активы, которые можно снабдить ярлыками, отслеживать и оживить в составе автономной сети, где вы будете устанавливать параметры функционирования, чтобы снизить издержки или нарастить ценность?

Можете ли вы внедрить, усовершенствовать и запрограммировать датчики в составе более крупной сети для повышения функциональности и ценности? Можете ли вы почерпнуть из сети интернета вещей новую информацию, полезную для дальнейшего планирования и анализа?

Новые бизнес-модели

Какие имеются возможности для новых продуктов и услуг на основе новой функциональности и данных, получаемых из сети? Можно ли извлекать прибыль из ваших данных и активов, ценных для других, например, сдавать в аренду дорогое оборудование, когда вы им не пользуетесь? Думать о ценности информации — это не ново (вспомните Sabre и American Airlines), но все равно многие об этом забывают.

Возможности

Можете ли вы соединить свою сеть с другими для дальнейшего увеличения, допустим, в составе непрерывной цепочки снабжения или канала дистрибуции и продаж? Есть ли на отраслевом уровне совместно используемые процессы и функции, которые можно автоматизировать с использованием блокчейна?

Способствуете ли вы этой оперативной совместимости, применяя технологии, построенные на открытых стандартах и проверенные международной коллективной работой?

Угрозы

Какие операции атакуют в первую очередь новички рынка, пользующиеся инновационными бизнес-моделями на основе интернета вещей, чтобы обслужить рынки, которые сейчас обслуживаете вы? Например, можно ли вместо единоразовой продажи транспортного средства, потребительского товара или единицы специализированного оборудования применить с выгодой для вас и ваших клиентов новую модель обслуживания, построенную на сохранении вашей связи с этим оборудованием?

Можете ли вы капитализировать имеющиеся технические компетенции, ресурсы, инфраструктуру и лояльность клиентов, чтобы разработать новые бизнес-модели на основе интернета вещей, которые уменьшают «вместимость рынка» и, соответственно, вероятность его дестабилизации новым игроком?

Бизнес-кейс

Каковы издержки и выгоды этих возможностей? В чем реальная ценность для вашей организации? Решаете ли вы с помощью инноваций актуальную бизнес-задачу или просто исследуете технологию? Возможно, пора подключить к эксперименту ключевого клиента вашей компании?

Стратегический план

По данным McKinsey, «перед руководителями стоят три проблемы: разориентация организации, технологическая совместимость и аналитические трудности, повышенные риски для кибербезопасности».

Мы добавляем четвертую крупную задачу: с самого начала заложить в бизнес защиту личных данных и план стимулирования, включая соответствующие меры безопасности. Как ИТ и бизнес-операции должны будут адаптироваться к интернету вещей? Какие части организации и каких руководителей надо будет привлечь?

#Библиотека

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления