{ "author_name": "Daulet Musaev", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 1, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "26932", "is_wide": "" }
Daulet Musaev
278
Блоги

«Технологии, которые изменят мир»

Отрывок из книги ИТ-предпринимателя Мартина Форда «Роботы наступают: развитие технологий и будущее без работы».

Поделиться

В избранное

В избранном

Мартин Форд

Компания YouTube была основана тремя людьми в 2005 году. Менее чем два года спустя она была приобретена Google приблизительно за $1,65 млрд. В момент покупки штат YouTube составлял всего лишь 65 человек, большинство из которых были высококвалифицированными инженерами. Если поделить стоимость компании на число сотрудников, получается, что на каждого из них приходилось свыше $25 млн. В апреле 2012 года компания Facebook приобрела стартап Instagram, разрабатывающий приложение для обмена фотографиями, за миллиард долларов. В компании работало 13 человек. Это примерно по $77 млн на каждого работника. Еще два года спустя, в феврале 2014 года, Facebook снова сделала решительный шаг, приобретя компанию WhatsApp, разрабатывающую одноименное мобильное приложение для обмена сообщениями, за $19 млрд. Штат WhatsApp составлял 55 человек, что делает каждого из них практически бесценным — по $345 млн на работника.

Стремительный рост стоимости компании в расчете на сотрудника наглядно демонстрирует, как с развитием информационно-коммуникационных технологий даже усилий небольшого коллектива оказывается достаточно для создания огромной инвестиционной стоимости и получения большой прибыли. Кроме того, пример этих компаний служит убедительным доказательством того, что связь между технологиями и рынком труда претерпела серьезные изменения. Бытует мнение — основанное на исторических свидетельствах, восходящих ко временам индустриальной революции, — что, хотя в некоторых случаях развитие технологий и может приводить к исчезновению рабочих мест, компаний и даже целых отраслей, оно также способствует появлению совершенно новых видов деятельности, а непрерывный процесс «созидательного разрушения» сопровождается формированием новых отраслей и сфер занятости, причем в таких областях, о которых мы пока даже не имеем представления. Классический пример — взлет автомобилестроения в начале XX столетия и последовавший за этим упадок отрасли, занимавшейся производством конных экипажей.

В результате лишь очень немногие из новых отраслей будут отличаться высокой трудоемкостью (а скорее всего, таких отраслей не будет вовсе). Учитывая, что в процессе созидательного разрушения жертвами «разрушения» станут в первую очередь трудоемкие виды деятельности в традиционных областях бизнеса, таких как розница и приготовление пищи, а «созидание» будет касаться в основном предприятий и отраслей, которые просто не нуждаются в большом количество наемных работников, общий уровень занятости оказывается под угрозой. Другими словами, экономика приближается к рубежу, после которого количество создаваемых рабочих мест будет всегда меньше величины, необходимой для обеспечения полной занятости.

YouTube, Instagram и WhatsApp — все это примеры компаний, работающих непосредственно в секторе информационных технологий. Мы уже привыкли видеть в этом секторе небольшой штат сотрудников при огромных стоимости компаний и выручке. Чтобы показать, как данный феномен выходит за рамки одной отрасли и становится чем-то универсальным, давайте остановимся чуть подробнее на двух технологиях, у которых есть все шансы стать важной частью нашей жизни в будущем: трехмерной печати и беспилотных автомобилях. В течение следующего десятилетия их значение будет неуклонно расти, что в конечном итоге может привести к глобальной перестройке рынка труда и экономики в целом.

Трехмерная печать:

В трехмерной печати, которую еще называют «аддитивной технологией», используется управляемая компьютером печатающая головка, которая создает материальные объекты путем многократного наложения тонких слоев какого-либо материала. Благодаря этому методу послойного наложения трехмерные принтеры могут легко создавать объекты с изгибами и углублениями, которые трудно или даже невозможно воспроизвести с помощью традиционных методов производства. Самым распространенным материалом является пластик, но некоторые установки способны работать с металлом, а также с сотнями других материалов, включая высокопрочные композитные материалы, эластичные вещества и даже дерево. Самые сложные принтеры могут создавать объекты, содержащие десять и более различных материалов. Но самое удивительное заключается в том, что с помощью таких установок можно печатать сложные конструкции, включающие взаимосвязанные или движущиеся детали, в виде единого объекта, что исключает необходимость сборки.

Трехмерная печать идеально подходит для производства уникальных изделий, которые нужны в единичном экземпляре. Эта технология уже используется при создании зубных коронок, костных имплантатов и даже протезов конечностей. Еще одной популярной сферой ее применения является проектирование прототипов и архитектурных моделей.

Развитие технологии трехмерной печати сопровождается невероятным ажиотажем. При этом наибольшее внимание уделяется идее о том, что появление этой технологии означает конец традиционной модели фабричного производства. Все только и говорят о перспективах появления недорогих настольных установок. Некоторые из самых ярых приверженцев новой технологии предсказывают наступление эпохи распределенного производства, когда практически у каждого будет свой трехмерный принтер, с помощью которого можно будет напечатать все, что только может понадобиться его владельцу. Другие прогнозируют появление новой экономики ремесленников (или «умельцев»), в которой на смену фабрикам, занимающимся серийным производством, придут небольшие компании с уникальной местной продукцией.

Я думаю, у нас есть веские причины относиться к таким предсказаниям скептически. Самая важная из них — обратной стороной свободы модификации изделия, которую дает трехмерная печать, является отказ от эффекта масштаба. Если вам нужно напечатать несколько экземпляров документа, вы можете сделать это на своем домашнем лазерном принтере. Но, если вам понадобится 100 000 экземпляров, с точки зрения затрат вам будет намного выгоднее обратиться за помощью к тем, у кого есть промышленный принтер. Если сравнивать с традиционным производством, у трехмерной печати тот же самый недостаток. Кроме того, несмотря на стремительное падение цен на сами принтеры, сказать то же самое об используемых ими материалах, в особенности в тех случаях, когда пластик не подходит, никак нельзя. Другой недостаток установок — медленная скорость работы: на создание крупногабаритного монолитного объекта у потребительского трехмерного принтера может уйти несколько часов. Да и большинство вещей, которыми мы пользуемся, не станут лучше, если делать их на заказ; более того, зачастую стандартизация дает большие преимущества. Наверное, трехмерная печать — отличный выбор, когда вам нужно сделать персональный чехол для вашего iPhone, но напечатать сам телефон вы вряд ли когда-нибудь сможете

Я не хочу сказать, что распространение трехмерной печати не будет иметь серьезных последствий. Вероятно, стоит ждать по-настоящему революционных перемен в промышленном производстве. Вместо того чтобы вытеснить традиционное производство, трехмерная печать станет его частью. Более того, это уже происходит. Данная технология уже нашла широкое применение в аэрокосмической отрасли, где ее часто используют для создания легковесных компонентов. Так, занимающееся авиастроением подразделение General Electric (GE) планирует производить с помощью трехмерной печати не менее 100 000 деталей к 2020 году, что позволит ей уменьшить вес одного самолетного двигателя примерно на 500 кг.

Еще одна популярная сфера применения новой технологии — печать еды. По мнению Хода Липсона, опубликовавшего в 2013 году книгу под названием «Сделано на принтере: Новый мир трехмерной печати» (Fabricated: The New World of 3D Printing), цифровая кухня может сделать трехмерную печать обязательным атрибутом повседневной жизни, то есть чем-то таким, что заставит множество людей пойти и купить домашний принтер. В настоящее время пищевые принтеры используются при производстве дизайнерского печенья, выпечки и изделий из шоколада, но в будущем с их помощью также можно будет создавать уникальные комбинации ингредиентов, синтезируя невиданные вкусы и текстуры. Возможно, однажды трехмерные пищевые принтеры будут повсюду — как на домашней кухне, так и в ресторанах, а шеф-повара окажутся частью цифрового рынка, работающего по принципу «победитель получает всё», то есть их ждет та же участь, что и профессиональных музыкантов.

Когда появится возможность масштабировать трехмерные принтеры в соответствии с размерами изделия, это будет самая настоящая революция. Профессор Бехрох Хошневис из Университета Южной Калифорнии занимается разработкой массивного трехмерного принтера, который сможет напечатать целый дом всего лишь за сутки. Управляемая компьютером установка перемещается по рельсам вдоль строительной площадки, накладывая слои бетона с помощью громадной печатной головки. Процесс полностью автоматизирован. При этом созданные принтером стены намного прочнее тех, которые строятся с применением традиционных методов. С появлением трехмерных строительных принтеров строительство домов будет обходиться намного дешевле, а качество будет выше. Кроме того, это будет означать настоящий переворот в архитектуре. Правда, за это придется заплатить миллионами рабочих мест.

Беспилотные автомобили

В 2008 году компания Google запустила собственный проект по разработке беспилотного автомобиля. Его возглавил Себастьян Трун, который пришел в компанию годом раньше, чтобы работать над другим проектом — Street View, после чего Google начала быстро переманивать лучших инженеров, работавших над транспортными средствами. За два года команда специалистов разработала модифицированную версию Toyota Prius, которая была буквально напичкана сложным оборудованием, включая камеры, четыре разных радиолокационных системы и лазерный дальномер стоимостью $80 000, способный создавать полноценную трехмерную модель окружения транспортного средства. Автомобиль был способен отслеживать другие машины, объекты и пешеходов, различать дорожные знаки и реализовывать практически любой сценарий вождения. К 2012 году парк автономных автомобилей Google наездил в общей сложности почти 500 000 км без аварий по различным дорогам — от переполненных транспортом скоростных магистралей с их многокилометровыми пробками до известной своей извилистостью Ломбард-стрит в Сан-Франциско. В октябре 2013 года компания опубликовала данные, показывающие, что ее машины превосходят рядового водителя по плавности ускорения и торможения, а также по другим параметрам аккуратного вождения.

Проект Google вызвал большой резонанс в автомобильной промышленности. Практически все крупные автопроизводители заявили о намерении создать по крайней мере полуавтономную систему вождения в течение ближайших 10 лет.

В 2009 году в США произошло приблизительно 11 млн дорожных происшествий с участием автомобилей, в результате которых погибло около 34 000 человек. По всему миру на дорогах ежегодно погибает 1,25 млн человек. По оценкам Национального совета по безопасности транспорта, основной причиной 90 % аварий является человеческий фактор. Другими словами, появление по-настоящему надежной технологии беспилотных автомобилей может спасти огромное количество человеческих жизней. Предварительные данные показывают, что системы предотвращения столкновений уже оказывают положительный эффект. Проанализировав данные по страховым требованиям, специалисты Института по оценке ущерба на дорогах пришли к выводу, что некоторые модели автомобилей Volvo, оснащенные такими системами, попадают в аварии приблизительно на 15% реже, чем автомобили без этих технологий.

Помимо предотвращения аварий сторонники беспилотных автомобилей указывают на многие другие потенциальные преимущества. Автономные автомобили могут обмениваться информацией и взаимодействовать друг с другом. Они способны образовывать колонны, следуя друг за другом для экономии топлива. Взаимодействие на высоких скоростях во время движения по магистралям будет способствовать уменьшению или даже полному исчезновению пробок. В данном случае, по моему мнению, создаваемый вокруг этой возможности ажиотаж намного опережает реальность, в том числе и на ближайшее будущее. Кроме того, положительный эффект этого рода очень сильно зависит от наличия сети: чтобы он реализовался, доля автономных автомобилей на дорогах должна быть достаточно большой. Но правда в том, что огромное количество водителей в лучшем случае будут скептически относиться к технологии беспилотных автомобилей. Многим людям просто нравится водить. У журналов для любителей вождения, таких как Motor Trend и Car and Driver, миллионы подписчиков. И в самом деле, зачем нужен «идеальный аппарат для вождения», если вы не собираетесь его водить? Даже те водители, которые поддерживают саму идею такой технологии, вряд ли будут готовы сразу перейти на нее. Не будем забывать о последствиях стремительно растущего неравенства доходов и десятилетий стагнации заработной платы — новые автомобили становятся все менее доступными для значительной части населения. И действительно, последние данные показывают, что потребители в США вряд ли побегут в автосалоны, чтобы обменять свои автомобили на новые. В 2012 году средний возраст автомобилей на дорогах США составил почти одиннадцать лет, что является абсолютным рекордом.

Самые оптимистичные поклонники технологии беспилотных автомобилей ожидают, что ощутимый эффект от ее введения почувствуется уже через 10-15 лет. Подозреваю, что на фоне технических трудностей, консерватизма населения и проблем, связанных с ответственностью и законодательством, такие прогнозы кажутся чересчур радужными. Тем не менее, я думаю, никто не сомневается в том, что, в конце концов, появятся по-настоящему автономные — или, если использовать другой термин, «беспилотные» — автомобили. Как только это произойдет, можно будет ждать революции не только в сфере автомобилестроения, но и во всех секторах нашей экономики и рынка труда, а также в отношении людей к автомобилям.

Возможно, самое важное, что следует осознать, когда речь идет о будущем, в котором ваша машина будет полностью автономной, это тот факт, что, скорее всего, это будет не ваш автомобиль. Большинство людей, серьезно размышлявших на тему оптимальной роли беспилотных машин, судя по всему, сходятся во мнении, что (по крайней мере, в густонаселенных районах) парк этих автомобилей будет находится в совместном пользовании, что соответствует замыслам Google.

В Google надеются, что им удастся победить принцип «водит тот, кто владеет», который сейчас преобладает в мире автомобилей. В будущем вы сможете в любой момент взять смартфон или другое подключенное к Сети устройство и вызвать беспилотный автомобиль. Автомобили больше не будут простаивать на парковках 90 % и более времени, что значительно повысит коэффициент их полезного использования. Одного этого уже будет достаточно для самой настоящей революции в области городской недвижимости. Огромные пространства, занимаемые сейчас парковками, станут доступны для использования в других целях. Следует оговориться, что беспилотные автомобили тоже должны будут где-то стоять, когда ими не будут пользоваться, но необходимости в дополнительном месте для беспорядочных заездов и выездов уже не будет: автомобили будут парковаться вплотную друг к другу. Если после вашего звонка на ближайших дорогах не окажется свободного автомобиля, вы просто получите следующий автомобиль в очереди.

В мире будущего, каким его видит Google, роботизированные автомобили будут объединяться в парки. Таким образом, обслуживание, ремонт, страхование, заправка — все эти функции будут централизованы. А значит, бесчисленному множеству малых предприятий и связанных с ними рабочих мест суждено исчезнуть. Чтобы понять, сколько рабочих мест может оказаться под угрозой, представьте, что на одних только автомойках в одном только Лос-Анджелесе работают приблизительно 10 000 человек!

Больше всех пострадают, разумеется, те, для кого вождение — это основной источник дохода. Профессия таксиста просто исчезнет. Автобусы либо будут автоматизированы, либо и вовсе пропадут с дорог, поскольку их заменят более удобные и персонализированные формы общественного транспорта. В службах доставки также может произойти сокращение рабочих мест. Например, компания Amazon уже экспериментирует с доставкой заказа в специальные контейнеры, располагающиеся в определенных местах. Почему бы не поставить эти контейнеры на колеса? За несколько минут до прибытия на место грузовик системы автоматизированной доставки оповестит клиента с помощью текстового сообщения, а затем просто подождет, пока клиент введет код и заберет посылку.

Появление по-настоящему беспилотных транспортных средств может полностью перевернуть наши представления об автомобилях и способах взаимодействия с ними. Также это может привести к исчезновению миллионов стабильных рабочих мест для среднего класса и уничтожению множества компаний. Чтобы понять, какие общественные потрясения и конфликты нас ждут в будущем в случае распространения беспилотных автомобилей, достаточно взглянуть на нескончаемые баталии вокруг Uber — стартапа, разработавшего приложение, с помощью которого пользователи могут вызывать такси со смартфона. В какую бы страну эта компания ни приходила, она повсюду становится предметом жарких споров и объектом судебного преследования. В феврале 2014 года таксомоторные компании Чикаго подали иск против города, обвиняя власти в том, что Uber полностью обесценивает почти 7000 выданных ими разрешений на работу, препятствуя нормальному функционированию рынка объемом свыше $2,3 млрд. Представьте, какая буря возмущения ждет Uber, если автомобили этой компании начнут приезжать к пассажирам без водителей.

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]