[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Nadezhda Kiyatkina", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 34, "likes": 19, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "27416" }
Nadezhda Kiyatkina
712
Блоги

Личный опыт: как попасть в акселератор Startupbootcamp в Амстердаме

Рекомендации от сооснователя платформы для криптоинвесторов Dolphin BI Андрея Варнавского.

Поделиться

В избранное

В избранном

Dolphin BI, платформа для криптоинвесторов, в этом году стала единственным российским проектом, который прошел в глобальный акселератор Startupbootcamp в Амстердаме. Расскажу, что нужно знать и к чему готовиться, если команда хочет войти в программу акселерации.

Команда Dolphin BI

ICO множатся — и рынку очень нужна качественная оценка рисков и перспектив ICO-кампаний. Нужны платформы, на которых будут агрегироваться качественные экспертные мнения о проектах и рынке, будут взращиваться звезды ICO-аналитики.

Мы создали прототип такой платформы – Dolphin BI. Ну а, поскольку наш проект про ICO, решили провести собственное размещение (сейчас мы в процессе pre-ICO) – и сделать акселерационную программу важной частью подготовки к нему.

Решите, зачем вам акселератор

Венчурное финансирование и ICO — не взаимоисключающие вещи. Наш случай уникальный: мы пошли в акселератор за поддержкой и венчурным финансированием, зная, что делаем ICO. Более того, Startupbootcamp рассматривался нами именно как необходимая ступень к ICO. Это необычный, сложный путь.

Причин выбрать его было несколько, и одна из самых важных — желание с самого начала все делать юридически чисто. Мы строим компанию, которой предстоит большая и славная история. Не хочется подвергать ее риску из-за того, что мы не обеспокоились формальностями в самом начале.

Акселератор не просто предоставляет юридическое сопровождение, он является ключевым партнером, который сам же заинтересован в юридической чистоте. Попав в амстердамский Startupbootcamp, мы готовим наше размещение в юрисдикции Нидерландов и получаем большую помощь — как выяснилось, самой команде акселератора тема ICO очень интересна.

Есть мнение, что совместить VC и ICO в одном проекте невозможно, но мы нашли очень, по нашему мнению, простой и элегантный способ: VC вкладываются в юридическое лицо, которое регистрируется в соответствии с законодательством, а криптосообщество — в токены, которые регулируются смартконтрактом.

Мы не меняем основы и правила смарт-контракта. Это два разных потока. Криптоинвестирование и венчурные инвестиции оказываются не взаимоисключающими, а взаимодополняющими инструментами.

Не все акселераторы одинаковы — ищите близкие по теме и духу

Первое, что нужно сделать, если хочешь в акселератор, – это, конечно, понять, который тебе нужен. Нас интересовали те, что могли бы взять к себе ICO-проект, и это было непросто, потому что никто не пишет: «хотим работать с криптой».

Приходится отбирать что-то по духу близкое — акселераторы, где есть финтех-программы, например. Составив шорт-лист, можно подавать заявления. Естественно, не все разом, а постепенно, потому что у разных акселераторов разные сроки приема и рассмотрения заявок.

Мы пользовались платформой F6S.com — на этом сайте можно найти информацию про акселераторы, понять, когда и куда идет прием заявок, заполнить нужные формы. Если бы подобного агрегатора не существовало, наша работа была бы куда более тяжелой.

Вспомните всё: старые ролики, презентации, питчи и заслуги на хакатонах

Подача документов — это заполнение многочисленных и утомительных форм. На каждую уходило полдня чистого времени — даже при том, что опыт подачи аналогичной информации в другие акселераторы уже есть. В заявке нужно рассказать про проект, про себя, про рынок и конкурентов.

К сожалению, для каждой программы требуется свое описание, а иногда и несколько сразу. Опишите свой проект в 100, 300 и 800 символов. Опишите своих конкурентов. Почему они хуже вас? Почему они квадратные, а не синие? Последний вопрос я сам придумал, но он по логике близок к запросам некоторых акселераторов. После того, как где-то увидел «Опишите ваш проект в 28 символах», я уже ничему не удивляюсь.

Некоторые предлагают снять ролик про себя. На самом деле, не такая уж бесполезная штука. Когда мы позже разговаривали с ребятами из Startupbootcamp, они признались, что наш ролик сыграл немаловажную роль в отборе.

Хотя вообще-то он не требовался для Startupbootcamp, был снят давно, для одного арабского хакатона, не был посвящен непосредственно проекту и в целом не являлся шедевром. Но мы опубликовали его на своей странице в F6S.com, и он (внезапно) нам очень помог.

В команде должен быть хотя бы один человек, хорошо выступающий на английском

Мы заполнили заявку в апреле и ждали результатов. Параллельно, конечно, пытались попасть в другие акселераторы, но не преуспели. Только от одного из них мы получили ответ, и тот сводился к совету «приходите позже». Тем больше была наша радость, когда нас пригласили на питчинг в школе Сколково.

Камилла из Startupbootcamp, с которой мы еще будем не раз встречаться, приехала в Москву в июле заслушать доклады от десятка первично отобранных российских команд. Это было неожиданно мало, по нашим представлениям, ведь всего в конкурсе участвовало более 500 команд со всего мира.

Возможно, одна из причин — языковой барьер. Для того, чтобы куда-либо отобраться, нужно произвести хорошее впечатление, а с плохим английским этого не сделаешь.

Выступать мы поручили еще одному основателю Ивану Камакину — как лучше остальных владеющему английским. Выступления давались нам сравнительно легко еще со времен инкубатора HSE{inc} Высшей школы экономики, в котором имели много практики публичного представления нашего проекта.

В инкубатор мы попали по результатам хакатона, организованного BlockchainSchool. Когда-то именно там три основателя и познакомились: наш CEO Павел Сидоров, я и Иван.

Запасайтесь терпением, берегите нервы

Увы, на том мероприятии с Камиллой в Сколково нам ничего не сказали о результатах: только заслушали выступления и уехали думать, обсуждать. Результаты обсуждения появились уже в августе, когда мне пришло письмо: «We are happy to announce that you are in the top 40 startups out of the 500+ that applied!».

Но это было еще далеко не все, потому что предстояло отобрать 20 команд для поездки в Амстердам, где менторы и инвесторы выявят 10 финалистов, которые и попадут в акселератор. Мы подписали еще бумаги — Memorandum of Understanding — и продолжили ждать.

В конце августа мне позвонил Майкл Дойлес, руководитель направления FinTech & CyberSecurity. Спросил: ну как вы вообще, проект работает еще? Не передумали, поедете, если что, в Амстердам? Я ответил — поедем. «Ну тогда приезжайте, вы в двадцатке», — сказал он.

Я в этот момент расплачивался в Baskin Robbins: в одной руке деньги, в другой три порции мороженого, а телефон прижат к уху плечом. Такая поза не позволила мне выразить все эмоции по этому поводу. Но эмоций было много. Еще больше их стало, когда на следующий день Паше Сидорову пришло письмо: «Простите, парни, вы не попали в двадцатку». Чуть позже еще одно: «Снова извините, ребята, предыдущее письмо прислали по ошибке, вы в двадцатке».

Представьте себе целый день питчей

Ехать в Амстердам пришлось на свои. Воспользоваться его прелестями было некогда. Разве что случайно: когда мы заехали в номер гостиницы, там стоял сильнейший аромат анаши. Но мы решили, что нам нужна чистая голова и настояли на замене номера.

Фактически мы приехали за день до начала основной программы. И все время до старта посвятили тренировке питчинга. Трехминутное представление команды, двухминутное представление проекта и так далее — это чем-то напоминало заполнение бесчисленных форм, только теперь в устной форме. Ну а на следующий день началось.

Перед занятиями мы тщательно гуглили всех менторов, чтобы иметь возможность с ними познакомиться, поговорить не только в рамках официальных сессий. Изучали и ребят из других 19 команд. Но почти ничего из этого нам не пригодилось по причине банальной усталости и недостатка времени, потому что отбор в акселератор — это чертовски утомительная штука.

Представьте, что перед вами 20 столов, вы подходите к каждому: 5 минут рассказываете о себе, а потом 15 минут отвечаете на вопросы сидящих за столом людей. Причем, вопросы были такими, к которым не всегда готов. А потом следующий стол, и следующий.

Уже к обеду голова идет кругом, а вечером хочется только лечь и уснуть, но нельзя: от менторов у тебя есть вводные о том, что ты питчил не совсем правильно. Так что по ночам мы переписывали и репетировали речи. И так несколько дней.

На самых англоговорящих Ивана и Полину Медянину (еще один член команды, постоянно живет в Гамбурге, присоединилась к нам в Амстердаме) приходилась самая большая нагрузка. И мы старались распределить ее так, чтобы они поочередно отдыхали.

Акселератор — это проверка команды на прочность

Без организационной работы, взаимной поддержки и слаженности тут просто нельзя. Мы убедились в том, что организаторы, инвесторы, менторы смотрят на командную работу с огромным вниманием. Более того, зародились подозрения, что некоторые будто случайные ситуации были подстроены, чтобы увидеть нас в деле.

Допустим, во время очередной сессии на всю команду почему-то остается только 2 стула. Можно было кому-то сесть, а кого-то оставить стоять, но мы, рискуя не успеть к началу сессии, всей командой бросились искать стулья – и в результате были вовремя и на равных — каждый со своим стулом.

Было видно, как наши менторы довольны тем, что увидели в этот момент — слаженную работу, энергию и скорость. Видно было и то, что им нравится: в команде разные по бэкграунду, полу и возрасту люди, и они работают вместе, каждому дают слово, помогают друг другу. Это, а также то, что у нас уже был прототип, который можно показывать, было решающим в нашей судьбе.

Всем нам пришлось проходить психологические тесты, где каждый член команды определял уровень силы воли, лидерских качеств и так далее. Результаты этих тестов тоже влияли на решение менторов. К счастью для нас, оно оказалось положительным.

И, опять же, к счастью, нас долго не мучили. Когда 29 сентября объявляли 10 финалистов, нас назвали вторыми. Мы выбежали на сцену улыбались, махали руками, но, если честно, усталость была такая, что даже эмоции от победы были приглушены.

Мы вступили в акселерационную программу, которая продлится три месяца, усилит наш продукт, даст менторов, юристов, офис, доступ к инвесторам и базовое финансирование. И то, что параллельно у нас проходит pre-ICO, думаю, только на пользу Dolphin.

Наш проект во многом рассчитан на то, чтобы быть мостиком между «реальным» миром и миром криптовалют. В этом смысле наш собственный опыт ICO – проводимый одновременно с акселерационной программой и поиском венчурных инвестиций – очень правильный путь.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления