[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Artyom Slobodchikov", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u0438\u0437\u0430\u0439\u043d"], "comments": 32, "likes": 21, "favorites": 18, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "27764", "is_wide": "" }
Artyom Slobodchikov
9 541

«Всего несколько лет назад дизайн Google вызывал насмешки»

О том, что изменилось, рассказывает автор The Outline.

Поделиться

В избранное

В избранном

Раньше я бы вряд ли поверил в то, что дизайн для устройств Google, анонсированных на презентации Pixel, делали в Google. Разве может компания, у которой 17 лет был логотип радужного цвета со шрифтом с засечками, сделать это?

4 октября Google представила устройства с «наглым» дизайном. Они были мягкими, яркими и даже очаровательными, выглядели по-человечески, но в то же время словно были сделаны людьми из будущего: хомо сапиенс, которые от души напились вместе с пришельцами.

Можно было легко представить, как эти вещи лежат в гостиной, спальне, берлоге или комнате для телепортаций. Например, смешной маленький пончик, с которым можно разговаривать, VR-шлем удивительного розового цвета, телефон с игривыми цветовыми пятнами и интерфейсом, который, кажется, предугадывает желания владельца. Выглядит странно. И интересно. Это хороший дизайн. Его точно делала Google?

Точно.

Однако всего лишь несколько лет назад дизайн Google вызывал насмешки. «Левиафаном из Маунтин-Вью» управляют инженеры. Поэтому в своих ранних попытках создать мобильные устройства и программы они фокусировались не на красоте, элегантности или простоте, а на гибкости, интерактивности и масштабируемости.

Для утилитарного поискового двигателя это неплохие приоритеты, но для многих других продуктов компании они не подошли. Дизайн — таинственное слияние искусства и коммуникации — в Google считался сущностью второго сорта, находящейся в подчинении у данных. По крайней мере, так это выглядело в глазах пользователей.

Известно, что Марисса Майер, возглавлявшая отделы Google, отвечающие за UX и поисковик, заставила своих дизайнеров тестировать 41 оттенок синего цвета для панели инструментов, чтобы узнать, какой из них лучше стимулировал пользователей на клики. В 2009 году в The New York Times писали: «Мисс Майер слишком часто говорит, что в своих решениях полагается на таблицы, графики и количественный анализ».

Другими словами, ей был ближе терпеливый и некреативный подход к решению проблем. Стив Джобс был одержим типографикой и каллиграфией, Джони Айв переосмыслял лучшие работы Дитера Рамса, а решения Google, основанные на инженерии, по сравнению с продуктами Apple всегда выглядели бледно.

Помните эту штуку? Это G1 — первый телефон на Android, созданный в партнёрстве с HTC

Когда ведущий визуальный дизайнер Дуглас Боуман в 2009 году покидал Google, он оставил после себя послание, в котором рассказывал о том, что компания работает недостаточно сфокусированно и в решении проблем слишком полагается на данные, а не на дизайнерский инстинкт.

Без ведущего сотрудника, который понимает принципы и элементы дизайна, у компании в итоге заканчиваются дизайнерские решения. С каждым новым таким решением критики высказываются всё громче. Убеждённость пропадает — начинаются сомнения. Инстинкты подводят, появляются сомнения: «Это точно правильное решение?»

Когда в компании нет никого, кроме инженеров, она делает акцент на инжиниринг. Каждое решение сужается до простой логической проблемы. Вся субъективность удаляется, и на передний план выходят данные: «Они свидетельствуют в нашу пользу? Окей, запускаем продукт. Есть негативные эффекты? Вернёмся к чертёжной доске». Эти данные в итоге становятся залогом любого решения, парализуя компанию — они не дают ей делать что-то смелое и новаторское.

Дуглас Боуман
бывший ведущий визуальный дизайнер Google

Google определённо была такой. Была.

Тут на сцену выходит Матиас Дуарте, импресарио дизайна, создавший интерфейс Sidekick (странная, но на удивление дальновидная концепция, где всё — мобильное), а потом революционную (хоть и не успешную) webOS — поразительную мобильную операционную систему и дизайнерский язык, которые стали последней отчаянной попыткой Palm отвоевать себе долю мобильного рынка.

Дуарте взяли в Google в 2013 году на позицию директора UX на Android, сейчас он занимает должность вице-президента по дизайну.Ему удалось провернуть полное обновление компании в сфере визуального дизайна и функциональности. Но даже Дуарте знал о проблемах.

«Я никогда бы не подумал, что буду работать в Google. Я этого вообще не хотел. Все знали, что Google — ужасное место для дизайнера», — сказал он в интервью Surface Magazine.

Тот самый Palm Pre

Дуарте начал работать над системой, которую в итоге назовут Material Design — это набор принципов, которые не только диктовали, как должен выглядеть и работать Android в качестве мобильной операционной системы, но и послужили причиной перехода на унифицированный метод дизайна. Этот принцип вытянул Google из трясины разобщённых сервисов, и у компании появилось нечто напоминающее цельное видение. Образ мысли. Экосистема.

Material Design основан на цельной концепции — это система из «тактильных» слоёв, словно стопка бумаги, но с гибкими сценариями использования. Адаптивный дизайн, подразумевающий, что нет двух устройств одного размера или формы. Смелое использование типографики, движения и цвета — подход, явно отличающийся от того, который выбрала Apple.

Пока Джони Айв и компания выпускали мелкие, визуально бесцельные решения, которые разбирались с небольшими проблемами поодиночке, Google сожгла мосты и начала всё заново. Радикальное переосмысление дизайна распространилось на всё: даже на веб-сервисы компании. Получается, что логическая система навигации и взаимосвязи влияет не только на то, что человек видит, взаимодействуя с приложениями и сервисами, но и на то, что ему выдаёт веб, ноутбук или телевизор.

Gmail остаётся Gmail, вне зависимости от того, на каком она экране. А иногда, благодаря глубинному обучению Google и фрагментам живой речи, Gmail — это ещё и бестелесный голос, с которым вы говорите, пока едете в машине. Во вселенной Google её активируемый голосом Assistant не посредник — он повсюду, естественным образом включённый во все сервисы компании.

Стены между приложениями, предиктивным ИИ и сервисами начали рушиться. А благодаря целостной системе дизайна они стали приятными для пользователей.

Пожалуй, это величайшее достижение Google. Компания смогла объединить все разрозненные продукты в огромную экосистему с узнаваемым обликом. Она кажется знакомой вне зависимости от того, говорите ли вы с Assistant, просматриваете почту, ищете что-нибудь в сети или работаете с кем-то в Google Docs. И всё более заметным становится тонкий, проработанный дизайн — человечный подход к сложным системам. Именно благодаря этому инновации становятся эффективнее.

Пока Apple выдумывает новые способы разблокирования телефона и делает ставку на производство чипов, Google ищет, как соединить все «где», «как», «когда» и «почему» в жизни пользователя. Она делает не просто беспроводные наушники, а беспроводные наушники, которые могут в реальном времени переводить со шведского на английский и обратно.

Всё это возможно из-за того, что компания однажды поняла важную вещь: интернет — это величайшее изобретение на свете. Соединение устройств и то, как работают связи между ними, — вот система, которая определит большинство инноваций 21 века.

Для большинства пользователей смартфон — первое и лучшее средство взаимодействия с цифровым миром. Apple сделала смартфон чем-то большим, чем инструментом связи — он стал объектом желания, показателем утончённости и статуса. Раньше у Google это всё никак не получалось. Даже первый смартфон линейки Pixel был простым и банальным с точки зрения дизайна, хотя технически это был невероятный прогресс. Качественный внутри, но ничем не примечательный во всём остальном.

Годами Google пыталась выпускать устройства, способные конкурировать с продукцией Apple и Samsung. Начиная с линейки смартфонов Nexus в 2010 году и сомнительного приобретения Motorola в 2011 году, дорога Google была вымощена полумерами, разочарованиями и незрелыми решениями. Вспомните Nexus Q — отменённую попытку Google сделать устройство для медиастриминга.

Но всё изменилось. Последняя линейка устройств обладает свойством, которого продукты Google были лишены: желанием их приобрести. На мой взгляд, новые смартфоны Pixel выглядят по-настоящему круто (пожалуйста, выпустите Pixel XL в этом синем оттенке).

Я начал задумываться о том, смогут ли аудиоустройства Google (Home, Home Max или Home Mini) заменить мою систему Sonos. Я задумался купить розовый VR-шлем просто потому, что он мне понравился. Их дизайн притягивает взгляд, они современные, утончённые и непохожие на все остальные устройства на рынке.

Новая линейка ощущается как Google, но в то же время не похожа на то, что компания делала до этого. Устройства получились смелыми, даже модными. Совершенно новый шаг для Google, и на мой взгляд, это очень важно.

По опыту использования прошлогоднего Pixel я знаю, что компания умеет делать смартфоны, которые очень хорошо работают. Такие же, как, например, iPhone.

Также мне известно, что программы Google соединяют множество сервисов, которыми я действительно пользуюсь.

Теперь стало ясно, что компания выстраивает нечто более осмысленное вокруг всех своих активов, и в основе этой структуры лежит принцип унификации устройств и программ через дизайн.

Как недавно сказала Иви Росс, руководитель, отвечающий за UX устройств Google: «В прошлом году у нас появилась возможность совместить программы и индустриальный дизайн, чтобы моя команда и команда Матиаса работали вместе. Мы с ним постоянно говорим о будущем и о том, как эти два аспекта должны "танцевать" вместе».

Мне тоже кажется, что это похоже на танец. Так какой же будет следующая песня?

Статьи по теме:

#дизайн

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления