{ "author_name": "Dmitriy Slinkov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 2, "likes": 7, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "29452", "is_wide": "" }
Dmitriy Slinkov
338
Блоги

Фотомодель на тестирование или как я стал эйчаром

Из цикла «Записки старого стартапера». Написав про то как надо и не надо выступать с презентациями проектов, вспомнился опыт мучительного освоения профессии директора по персоналу.

Поделиться

В избранное

В избранном

Часть 1. HR-робот

Февральским вечером клиент засидел меня настолько, что первое телефонное собеседование должно было начаться аккурат на его проходной. Выхожу под дождь и разворачиваю «зонт наоборот», который раскрывается не на манер атомного гриба, а как цветок. Самая трудная задача традиционного зонта — сложить его сидя уже в машине через щель приоткрытой двери. Пробовали? А с “цветком” оно запросто. Появление такой технологии вроде бы должно убить бизнес традиционных зонтиков на корню. Но, как всегда, побеждает катастрофическая поколенческая инертность. Сначала умрут внуки тех, кто впервые увидел беспилотное такси, чтобы правнуки сели в него как ни в чем ни бывало. С зонтами, думаю, еще хуже дела будут тянуться.

Ну вот, втыкаю наушники и ловлю с первого раза звонок кандидата пробившегося через моего нехитрого «HR-робота». Поясню: при наличии 35 кандидатов стадии «резюме» (речь идет о тех, кто откликнулся на вакансию, написав пару предложений «сопроводилова») выбор нужно было сделать естественным, то есть не зависящим от моих ночных терзаний типа «Ну кого же позвать на созвон, если все так одинаково хорошие?!» Веб-сервис назначения встреч (например, Calendly) отправляет им всем приглашение, а принявшим — уведомления-напоминания, инструкции по тому как и о чем нужно говорить, что держать наготове и т. п. Подробнее про то как мы используем такие сервисы тут. Итого пробралось 7 кандидатов. То есть, только пятая часть не сказала «да ну его», а прошла нехитрые процедуры общения с машиной. Гуманно?

«Зрасьте / Здрасьте» и… Около двух минут съедается на расспросы «а что же это у вас за онлайн-чудо такое с нами общалось и на собеседование зазывало?» С остальными шестью «туземцами» такая же петрушка. В расписании я установил 30 минут на собеседование и 30 минут перерыв. Пока ехал по МЦК, на Рэксе, стоял в очереди на мойку, заезжал за подарком дочери к постоматам, переговорил со всеми. Цель была — отсеить неадекват. Отсеил. Осталось два человека. Согласились сделать тестовое задание. Не сделали. Следующая партия из 35 душ — тоже.

Когда я основывал свой первый большой бизнес — компанию КОРУС Консалтинг — костяк команды составили коллеги. Плюс это был Питер. Так что расширяться нам помогало местечковое сарафанное радио. Для меня тогда новые кадры росли на деревьях в теплице с табличкой «Отдел кадров». А теперь приходилось выстраивать такую структуру самому. Получалось не очень. Шли месяцы. 80% времени уходило на эдакий кастинг (или скрининг?).

Те, кто подходил максимально близко, срывались, получив какую-то другую работу прямо по пути на личное со мной собеседование.

Спрашивается, кого ж мы искали? Человека, которого суши не корми — дай поковыряться во всяких там приложениях, въедливо доканывая их до полуобморочного состояния. Специалиста, без которого программист ничто, просто абсолютный ноль. Ибо кому нужна твоя «программулька», если она баглива, как забытая на солнцепеке лепёха?! Да, вы уже поняли кого я искал. И давайте не будем придираться к тому, что только пятая часть потенциальных тестировщиков смогла пройти моего «HR-робота». Пусть этот грех по отношению к столь уважаемой профессии останется на их неоперившейся совести.

Дожди уже давно сменились снегом, который в свою очередь начал укоризненно чернеть. А «кьюэй» у нас всё еще не появлялся. Как мы выкручивались? Очень не просто: у нас просто ВСЕ стали тестировщиками. Офис-менеджер в перебеге от нотариуса на почту бумкалась своей прекрасной головушкой в фонарные столбы, тыкая на своем мобильнике наши сырые релизы. Любая уборщица могла не так уж и чисто мыть, но постить баги в трекер была обязана. Я, молодые разработчики, менеджеры проектов, мой сын, моя собака. Все этим занимались. Хотя вру — собаки у меня нет;)

Часть 2. Водолазные боты

Но однажды мы делали докладик на одной конференцийке. Интерактивным он называется потому, что выступало сразу в 2 человека: малчик (в роли коего выступает ваш покорно-молодящийся слуга) и дэвочка (любая наказанная за свою инициативность сотрудница). Даже если рассказывать абсолютную фигню, выглядит это весьма нескучно. Да еще снижается порог предвыступленческого страха: вся ответственность за качество перфоманса вроде как ложится на целых четыре плеча вместо двух.

После выступления к нам не подошел ни один потенциальный клиент. Снова-здарова выкинутые за ивент деньги. Зато нарисовалась прекрасная во всех отношениях юная незнакомка. Кожаная куртка — верх. Шифоновая юбка — низ. Кроссовки на подобии водолазных ботинок — самый низ. Голосом шокирующе-мускулинным она решительно призналась в своей любви к тестированию ПО. После пяти минут разговора выяснилось, что за почти фотомодельной внешностью прятался абсолютно технический характер. Из прекрасного ротика на свет неизменно являлся только самый кондовый технический тезаурус. Да, я папина дочка и да, я в приборостроительном ВУЗе одна в группе. И нет, я не прикалываюсь.

Это была находка возданная нам за все наши непрофильные труды. А уж как радовались инженеры, сперва подумавшие, что руководство решило внедрить южно-корейский опыт присутствия в ИТ-компаниях внешне бесполезных милашек. Любовались ей недолго. Техно-девочка росла и на глазах превращалась в грозу бракоделов. Вскоре начали бояться примерно по такому принципу: да чтоб эта фифа да нашла в моем коде обидную багу и сообщила об этом куда не следует?! Да не в жисть!

Так я получил еще одно подтверждение гипотезы, гласившей, что с эмансипацией наше человечество сильно запозднилось.

Photo by Christin Hume on Unsplash

Часть 3. Ты помнишь как всё закончилось?

В коворкинге нам завидовали все резиденты. Если QA-принцесса не занималась тестированием, то разыскать её можно было по зычному папиному голосу.

Впрочем, меня все время настораживала сама ситуация. Очень долгожданный, неуместно красивый, чертовски профессиональный сотрудник должен был рано или поздно выкинуть какой-нибудь фортель. Потому что нескончаемые горшочки мороженого плюс спутниковый интернет на необитаемый остров не присылают. А если и присылают, то быстро отбирают. Иногда вместе с островком.

Прошло несколько месяцев-релизов. Семиметровые окна нашего коворкинга аккуратно разлиновывались утренним дождём так, что все лица, татуировки, дырявые джинсы, маки и престолоподобная кофе-машина — всё было в косую линейку.

Фортель выглядел следующим образом: электронное письмо, сообщавшее, что "я теперь живу в швейцарии. Прошу заочно уволить по собственному. Ввиду неожиданности такого поворота, претензий по расчетам не имею".

Услышав эту новость, сотрудники просто молчали и смотрели на меня примерно так: "Вот вечно ты со своим Calendly..."

Mute осмелилась нарушить только уборщица: "А я уже забыла пароль от баг-трекера!"

Часть 4. То-ли хэппи, то-ли энд

Недавно документальный фильмец, предпринявший попытку доказать плоскую форму Земли, получил неодобрямс даже от православного канала. Но ведь то, что она маленькая, это же незыблемо, верно?!

Зализывая кадровые раны, мы перешли от офлайн-выступлений к вебинарам. Каково же было наше удивление, когда, спустя пару месяцев, ОНА как слушательница постучалась в чат: «Возьмите меня пожалуйста обратно… Если можно, на удалёночку…”. Буквы из-под моего ника рявкнули: "Я подумаю". А тем же вечером раздался звонок с номера типа "+79999-115-90666 и тп", что означало звонок со Скайпа. Это была она — наше счастье-горе-тестировщица. И вот тогда я узнал, что папенькиной дочкой она была в самом буквальном смысле. А вследствие неудачной или несвоевременной цюрихской операции, наша героиня на 22-м году жизни превратилась в дочку ничью вообще. Всё это докладывалось без нюней, сухо, тем самым почти мужским голосом. А вокруг меня кружился фестиваль варенья и понаехавшие семьи нон-стопом фотографировались в чреве гигантской деревянной ложки под Долгоруким.

Часть N...

По моему опыту, лучшие продавцы, консультанты, исполнительные директоры, юристы, а теперь вот и QA-спецы — женщины. И да простят меня их сильные половинки: что предпринимателю хорошо, то мужьям его успешных сотрудниц зачастую не айс.

Все мы привыкли: бухгалтерия, бумажка туда, бумажка сюда, поискать персонал, работа до поздна и в выходные — это женщины. Построить, сломать, наехать, отсудить, учредить — самцы.

Кстати, о рекрутинге. Спустя какое-то время я все-таки приступил к найму HR-менеджера. И было их 35…

Мой канал в Телеграме, если вам интересно читать про истории сложного успеха, презентации, ну и «всё об IoT».

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]