[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Ольга Юрковская", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 852, "likes": 87, "favorites": 35, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "29837", "is_wide": "" }
Ольга Юрковская
32 989
Блоги

«Угрозами пытались “выбить” ещё полмиллиона»

Частный консультант и создатель проекта stressa.net Ольга Юрковская снова рассказывает об опыте работы с «Торшинским трестом».

Поделиться

В избранное

В избранном

Ольга Юрковская

Ответ Елены Торшиной на моё письмо в vc.ru не прояснил ситуацию. Я так и не узнала, почему удалена реклама у блогеров, которую я оплатила; чем вызвано размещение рекламы на мужскую аудиторию вместо женской; почему итоговые цены оказались в несколько раз дороже согласованных, а содержание публикаций не соответствовало медиаплану и оказалось вообще без рекламы моих курсов.

До начала сотрудничества с Еленой я была уверена, что поставила ей простую и понятную задачу в соответствии с согласованным медиапланом: надо отдать блогерам товар на тест-драйв и получить реальный отзыв. Это стандартная практика для любых товаров и услуг, рекламируемых блогерами.

Подрядчики, которых я наняла после Елены, легко справились с этой задачей, причём стоимость рекламы оказалась в несколько раз ниже, чем у Торшиной. Качество нативной рекламы от новых подрядчиков выгодно отличалось от бездарной работы фрилансеров Торшиной. Вместо рекламы моих курсов сотрудники Елены подготовили публикации вроде: «Есть такой психолог Ольга Юрковская, вот у неё блог и YouTube-канал».

Примечательно, что наше сотрудничество остановила не я, а сама Елена. В ответ на просьбу согласовывать площадки для размещения рекламы последовала неожиданная истерика. Сначала я получила письмо от Елены «Стоп на проект по Ольге Юрковской», потом — восемь оскорбительных писем подряд от партнера Торшиной Михаила Фадеева.

Особенно дико выглядело требование Фадеева доплатить им 513 тысяч рублей под угрозой размещения поддельных негативных отзывов на мои услуги. Чуть позже были удалены почти все оплаченные мною размещения рекламы у блогеров.

Кроме того, похоже, что Торшина и Фадеев пытались заблокировать мой аккаунт в Facebook. Для этого они поручили своим сотрудникам подать жалобы на все публикации на моей странице, в том числе и на фотографии моих детей.

Скриншот жалобы от Дианы Подчередниченко (в таблице работ она Диана П.)

Маркетологи на доверии

Вероятно, моя беспечность и огромный кредит доверия Елене служили прикрытием для неоднозначных манипуляций с бюджетом, которые Торшина с партнёром рассчитывают спрятать за громким скандалом. Я понимаю, что сама виновата, доверяла Елене во всём.

Она воспользовалась моим доверием. Всего за рекламу я заплатила 1 108 500 рублей, блогерам Торшина перевела 427 тысяч рублей, себе забрала 681 500 рублей. После Елена с Фадеевым сначала угрозами пытались «выбить» ещё полмиллиона, затем вообще удалили оплаченные мною размещения на сумму 703 тысяч рублей, то есть почти всё.

При этом Торшина пишет публично и лично обещала мне, что её наценка составит 20% от стоимости рекламы у блогеров.

Откуда же мне насчитали долги

Елена считала своё вознаграждение не по согласованным ценам, а как наценку в 20% к мифическим трудозатратам своих фрилансеров.

В подтверждение моей задолженности мне прислали следующую таблицу. Хотя, по моим подсчётам, у Елены оставалось ещё более 300 тысяч рублей неизрасходованного бюджета на рекламу. Из таблицы следует, что на 25 размещений рекламы у блогеров и четыре размещения моих статей в СМИ сотрудники Торшиной потратили 843 часа, то есть по 29 часов на одно размещение.

Конечно, время людей не бесплатно, вопрос в том, сколько его и на какие задачи тратится. Например, Василий Маханьков якобы потратил 16 часов, чтобы сделать 25 переводов блогерам: с кошелька «Яндекс.Денег» на «Яндекс.Деньги» или на карту банка. Я провела эксперимент, засекла время и сделала 25 переводов за 15 минут.

Потом я подумала, что он мог переживать, расстраиваться из-за траты моих денег и нервно пить воду. Пусть каждый перевод займёт по 5 минут. Получилось два часа на 25 переводов. Я так и не поняла, чем Василий занимался ещё 14 часов. И почему именно я должна оплачивать эти 14 часов?

Впрочем, удивляться рабочим усилиям Василия Маханькова не приходится, ведь даже его коллеги пишут, что он криво настроил мне Google Adwords: так, чтобы клиент тратил больше бюджета. Но денег Василий взял в пять раз больше, чем фрилансер до него. Мне пришлось снова настраивать Google Adwords с помощью специалиста, после чего цена подписчика стала дешевле почти в девять раз.

«Агенты влияния» Торшиной два часа писали семь комментариев с содержанием: «Ольга Юрковская, что скажете?» Я попробовала набрать текст очень медленно одним пальцем, но всё равно достичь желанного эффекта и потратить два часа на написание 200 знаков я не смогла.

Одна девочка целых 20 часов переписывалась с семью заранее согласованными блогерами в LiveJournal и узнавала стоимость размещения рекламы. Разместить рекламу у блогера в LiveJournal у меня занимает 20 минут и 15 минут на повторное размещение.

Спросить цену, выслать техническое задание, прочитать написанное блогером сообщение или посмотреть видео, внести правки, перевести деньги, проверить публикацию после выхода — никак не получается потратить на это 29 часов. Даже теоретически вряд ли возможно работать в 87 раз медленнее меня.

188 часов сотрудники Елены искали 15 каналов в YouTube. У фрилансеров подбор десяти каналов вместе с договорённостью о размещении рекламы стоит тысячу рублей, по сто рублей за канал.

Всего в отчёте Торшина указала 25 размещений рекламы в блогах: восемь видео на YouTube со сценариями от блогеров, 17 текстовых публикаций и четыре размещения моих статей. Но я так и не выяснила, почему нанятые Еленой фрилансеры-авторы за 229 часов написали 36 текстов и получили 3600 рублей за ещё восемь текстов. Итого 44 текста. Откуда это число в отчёте?

Менеджер проекта, согласно отчёту, общалась со мной 200 часов: по семь часов на согласование каждого размещения. Только я с ней общалась менее пяти часов, всё-таки у меня есть дети и работа. Впрочем, я даже столько писем от менеджера не нашла, чтобы семь часов одно размещение рекламы согласовывать: на каждый вопрос на почту приходили по два коротких письма.

Сама Елена общалась со мной 81 час, судя по таблице, но Skype показывает, что менее пяти часов.

В подтверждение слов о том, сколько времени занимает одно размещение, и как сильно блогеры не хотят рекламировать психолога, Елена прислала мне скриншоты переписок своих сотрудников.

Скриншоты не подтверждают, а опровергают слова Елены. Никаких возражений против психолога у блогеров не было. Вся переписка состоит из коротких сообщений, которые пишутся за одну или две минуты, например, ответ на сообщение в 19:11 отправлен сотрудницей Торшиной сразу в 19:12.

Впрочем, до этого было ясно, что если практически все блогеры, предложенные Еленой в медиаплане, сразу же сделали размещения, то никаких проблем с рекламой психолога у Торшиной не было.

Работница, комсомолка

Ещё один отчёт о проделанной работе работником «человека-работника» Лены Торшиной. За эту работу Елена потребовала 260 тысяч рублей. К слову сотрудники Торшиной, которых она позиционирует как отличных специалистов, размещают свою почту на сайтах фрилансеров или пишут с корпоративной почты агентства Марины Рожковой.

Мой Skype дали журналистке «Комсомольской Правды», которой срочно понадобился комментарий психолога. Я бы не стала платить за такую публикацию, подобные комментарии журналисты у меня берут бесплатно. Также у меня есть аккаунт в Pressfeed, мои экспертные комментарии регулярно публикуются во многих крупных СМИ.

Узнав о вышедшем комментарии через несколько недель, Торшина «выбивала» из меня 260 тысяч рублей за эту «работу». А сотрудница Торшиной убеждала меня, что якобы люди «заносят» за упоминание своего имени как эксперта в статье газеты «Комсомольская Правда» по 800 тысяч рублей. Надеюсь, это неправда.

Трилогия лжи

Елена не стесняется откровенно лгать в своих текстах обо мне. Вот несколько примеров.

Во-первых, почти сразу после прекращения сотрудничества Елена опубликовала шокировавшую меня статью на «Торшинском сайте». Торшина в статье описала несуществующие у меня курсы и солгала, что я якобы бросила своих детей.

Такой клеветы я совсем не ожидала, ведь, как и сама Елена пишет на vc.ru, я действительно хотела нанять её заниматься продвижением YouTube-канала своих дочерей. Поэтому Торшина по Skype лично познакомилась и поговорила с моими девочками, мы все вместе обсудили концепцию канала, а после Елена посмотрела снятое в Дубае видео.

До грязной лжи из этой статьи я наивно верила, что Елену могли обмануть партнёр Фадеев и сотрудники, пыталась её убедить, что нельзя иметь дел с таким партнёром. Но, читая заведомую клевету про моих детей, с которыми Торшина лично знакома и общалась с ними в моём присутствии, я осознала, какой глупой была всё это время.

Любой клиент Торшиной рискует бездарно потратить бюджет, получить публикации, дискредитирующие бизнес, разрушить свой бизнес из-за оплаченных Фадеевым негативных отзывов. Именно повторением описанной на сайте Елены реальной истории Торшина и Фадеев мне и угрожали.

Во-вторых, в своем тексте на vc.ru Торшина откровенно врёт, что я продаю семинары по продвижению на YouTube, на которых якобы делюсь опытом её сотрудников. Скриншоты, которые она предъявляет в тексте, не содержат ни одного упоминания о продаже обучения по YouTube или платной услуге продвижения.

Речь идёт о публикациях в Facebook, где я писала про свой опыт освоения алгоритмов YouTube при раскрутке канала моих дочек и просила советов. Никогда в этих сообщениях я ничего не продавала.

В Facebook я нашла специалиста, который после «торшинских» фрилансеров переделал чужую работу, изменил теги и безграмотные описания. Сейчас мои ролики, оформленные специалистом, вошли в топ-10 по ключевым запросам и активно показываются в похожих видео.

В-третьих, Торшина прекрасно знала, что в августе у меня был отпуск, я вообще не вела курсы. Для образовательного бизнеса лето — период отпусков. Поэтому в августе не было вообще никакой рекламы. Я не работала, соответственно, почти не было продаж.

В декабре я заработала 4,379 млн рублей: большая новогодняя распродажа моих курсов в записи принесла полтора миллиона рублей, был набор слушателей на два новых длительных онлайн-курса. Поэтому разница между небольшим доходом в августе и хорошим доходом в декабре не имеет никакого отношения к начавшейся в декабре рекламной кампании.

Но Елена берёт данные с августа по октябрь и фактически сравнивает нерабочий август с самым прибыльным месяцем года — декабрём, пытаясь доказать, что четыре миллиона выручки в декабре — это её заслуга. Однако курсы, которые принесли мне прибыль, не участвовали в сделанной Торшиной рекламной кампании.

Также Елена считает серьёзным результатом прирост на 1223 запроса по моим ФИО во время рекламной кампании, которую она проводила. Действительно, в декабре 2016 года мой сайт получил на один процент больше посещений, чем в октябре. Но с этого процента посетителей не было сделано ни одной продажи.

Странное утверждение, что один процент трафика моего сайта за счёт нецелевой аудитории — это резкий скачок популярности.

Осенью я приехала в Москву по делам и проконсультировалась с опытными юристами. Они мне порекомендовали обратиться в полицию для возбуждения уголовного дела о мошенничестве, а также обратиться в гражданский суд для взыскания всей уплаченной мною суммы как незаконного обогащения. Я последовала их совету.

Надеюсь, российская полиция и суды примут законные решения по моим заявлениям в отношении Елены Торшиной и её партнёров.

В настоящее время в производстве сотрудников полиции отдела Министерства внутренних дел России по Можайскому району Главного управления МВД России по Московской области находится материал проверки по факту хищения у Юрковской О.А. денежных средств в размере 1 108 500 рублей лицом, представившемся Торшиной Еленой.

Как установлено в ходе проверки, указанные денежные средства были похищены у Юрковской О.А. путем введения последней в заблуждение лицом, представившемся Торшиной Еленой, относительно выполнения за денежное вознаграждение услуг по пиару и продвижению услуг Юрковской О.А. в сети интернет.

Если лицо, представившееся Торшиной Еленой, не сможет предоставить доказательства выполнения услуг по продвижению и пиару услуг Юрковской О.А. в сети интернет, а также в рамках проверки будет установлен умысел лица, представившегося Торшиной Еленой, на хищение денежных средств у Юрковской О.А., то в действиях лица, представившегося Торшиной Еленой, могут быть усмотрены признаки состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, то есть мошенничество совершенное в особо крупном размере. Размер наказания по данной статье составляет до 10 лет лишения свободы.

В настоящее время по указанному материалу сотрудники полиции проводят проверочные мероприятия для установления обстоятельств, имеющих существенное значение.

Мнение адвоката Баязитова Тимура Талгатовича по материалу проверки по факту хищения денежных средств у Ольги Юрковской в размере 1 108 500 рублей

К слову о конспирологической теории, что наши статьи могут быть договорённостью о взаимопиаре. Это не так. Я бы предпочла, чтобы Елена без полиции и судов вернула деньги, которые она присвоила.

Ни один вменяемый клиент не согласится оплачивать неработающие рекламные кампании и изучать «липовые» отчёты с заведомо нереальными трудозатратами. А тем более не захочет получать такой удар по деловой репутации и тратить время на разборки.

Я не думаю, что после моего опыта сотрудничества кто-то рискнёт платить деньги таким специалистам, как Елена Торшина и Михаил Фадеев, разве что самые отчаянные. Незачем испытывать себя и свой бизнес на прочность. Тем более, что на рынке много адекватных подрядчиков, работающих качественно и намного дешевле.

Статьи по теме
Елена Торшина ответила на обвинения в некачественном предоставлении услуг по продвижению
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления