{ "author_name": "Galka Lee", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 21, "likes": 34, "favorites": 23, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "30049", "is_wide": "" }
Galka Lee
7 326
Блоги

«История моей компании началась с того, что нас ограбили»

Основатель компании по производству настольных компьютеров и видеокарт Bizon Дмитрий Попов — о бизнесе, который вырос в московской коммуналке.

Поделиться

В избранное

В избранном

Начало. Компьютеры

Я родился в Рязани. В моей семье все родственники работали в сфере медицины, никто не занимался компьютерами. Со второго класса я увлекался электроникой: паял платы, собирал различные устройства. Ещё в школьные годы собрал компьютер на базе ZX Spectrum 48K. Потом у меня появился первый компьютер — Intel 486. После школы я поступил в институт, где учился по специальности «инженер».

В 2008 году я основал дизайн-студию, которая занималась полиграфией и веб-дизайном. К этому времени я уже переехал в Москву и снимал квартиру в небольшой коммуналке на улице Бауманской. Сначала мы работали вдвоём с женой. За год количество сотрудников выросло до десяти. Офис дизайн-студии располагался в небольшом подвальчике недалеко от Нового Арбата.

История моей компании началась с того, что нас ограбили. Однажды мы пришли в офис и не обнаружили ни одного компьютера. Нас полностью «обчистили». Компьютеры Apple были нашим единственным рабочим инструментом и стоили огромных денег. Мы не могли позволить себе новую технику, поэтому сами собрали несколько рабочих станций для графики.

Компьютеры получились неплохими, я решил попробовать продать несколько штук. Ездил по клиентам, рассказывал о преимуществах наших станций. Так появились первые заказы.

Первые модели мы собирали в нашей квартире. Я собирал, настраивал, тестировал, а жена общалась с клиентами по телефону. Коммуналка у нас была колоритная: за одной стенкой жила бабушка с собакой, за другой — алкоголики. Заказы развозили по вечерам.

Главное преимущество наших компьютеров — прошивка и сервер обновлений, которые мы разрабатывали больше года. Это компьютеры с сильным фокусом на работу с графикой, видео, рендерингом и на использование в качестве файловых хранилищ или сервера. Получившийся продукт мы назвали Bizon — мощная техника, как бизон. Чтобы превзойти конкурентов, мы сократили сроки обслуживания машин до одного-двух дней.

С заказчиками было сложно. Никто не хотел работать с новой небольшой компанией, приходилось разговаривать с каждым клиентом лично. За пять лет труда мы нарастили большую клиентскую базу. Сейчас «бизоны» используются на более чем 500 крупных телеканалах, продакшн-студиях.

Новый этап. Внешние видеокарты

В 2014 году рынок настольных компьютеров начал падать на фоне растущей популярности мобильных решений. Всё больше пользователей стремились работать с компактного ноутбука, реже покупали стационарные компьютеры.

Я думал, как совместить плюсы настольной рабочей станции и компактность ноутбука. Процессоры, память, SSD ноутбука практически не уступали в скорости настольным компьютерам.

Единственной частью, которую никак не удавалось довести до компактных размеров, осталась видеокарта. Её не удавалось упаковать в маленький переносной корпус из-за огромного тепловыделения и размеров. Поэтому видеокарты ноутбуков отставали по производительности в разы.

Так родилась идея Bizon Box — внешней видеокарты, которая сделала бы ноутбук таким же мощным, как настольный компьютер. Первая версия устройства была сырой, с неказистым корпусом из акрила, но даже в таком виде мы получили ускорение работы в пять раз по сравнению со встроенной видеокартой.

Первые устройства мы собирали для компьютеров Apple. Столкнулись со множеством сложностей: как организовать питание (видеокарта очень энергозатратна), как обеспечить охлаждение, сохранив компактные размеры, как сделать так, чтобы видеокарта правильно определялась компьютером.

Внешние видеокарты заказывали покупатели не только из России, но и из других стран мира. Посылки отправляли из Москвы, но доставка оказалась некачественной. В 2015 году мы переехали в Майами, где открыли первый зарубежный офис.

В пяти минутах от океана

Первое время работы в США было тяжёлым: искали новое помещение, подбирали сотрудников, организовывали сборочный процесс, логистику, налаживали работу с поставщиками. Налоги, бухгалтерия, борьба с мошенничеством. И всё это в новой стране с новыми правилами игры.

Мы работали в пяти минутах от океана, но практически не видели этой райской жизни. Рядом люди лежали на пляже, а мы работали над своим стартапом.

Проблемы начались почти сразу: воровство сотрудников, некачественные комплектующие, обман со стороны клиентов. В США в сфере электронной коммерции мошенничество со стороны покупателей не редкость.

Часто мы отправляли товар, а потом получали уведомление, что покупатель ничего не приобретал. Это бывает по двум причинам: за товар расплатились краденой картой или покупатель оказался нечестным и пожаловался в банк.

Но в итоге я оказывался и без товара, и без денег. Больше года мы думали, как с этим бороться. Мы внедрили хитрую систему, которая оценивает каждый заказ по 20 параметрам с присвоением степени риска. Если он высок, лучше отменить такой заказ.

В Америке удобная среда для развития бизнеса: службы доставки работают как часы (посылка в Японию едет от двух до трёх дней, по территории США посылка приходит на следующий день), быстрый доступ к комплектующим, чёткая работа банков, минимум бумажной волокиты.

Уже в 2016 году оборот компании за счёт продажи внешних видеокарт составил около $2 млн.

Бум криптовалют

В начале 2017 года биткоин стоил меньше $1 тысячи, активность на крипторынке была очень низкой. У нас в офисе лежала большая партия невостребованных видеокарт, я решил собрать несколько ферм для майнинга.

Большинство производителей ферм для майнинга были любителями и занимались ими как хобби. Кто-то собирал ферму в коробках из-под обуви, кто-то — в клетках для животных, фанерных ящиках. Никакого сервиса и поддержки, так как все боялись брать на себя риск. Я хотел вывести этот продукт на профессиональный уровень.

Мы с командой полностью переработали идею компьютера для майнинга: спроектировали и изготовили оригинальный корпус, он намного легче и прочнее обычного; установили на лицевой панели семидюймовый сенсорный экран и сделали интерфейс управления компьютером для майнинга; уменьшили шум. Также разработали на базе Ubuntu операционную систему SharkOS с системой контроля видеокарт, мониторингом, системой защиты от зависания, пропадания интернета и прочего.

Фермами мы занялись очень вовремя: в мае 2017 года начался настоящий бум. Биткоин резко пошёл вверх, спрос на компьютеры для майнинга вырос в несколько раз. Один компьютер приносил покупателю до $2 тысяч в месяц.

Многие покупатели со всей Америки были готовы прилететь на самолете прямо к нам в офис в Майами, чтобы быстрее забрать фермы и расплатиться наличными.

Но после роста наступил период падения. Люди успокоились, сложность майнинга выросла, прибыль сильно уменьшилась. Покупатели вновь пытались вернуть свои средства под любым предлогом. Мы понесли убытки, а большинство сборщиков компьютеров вообще ушли с рынка.

Мы с командой проанализировали ошибки и пошли дальше. Переработали модельный ряд, увеличили производительность и экономичность машин. Когда ажиотаж вокруг майнинга утих, люди начали тщательнее выбирать компьютеры: считать траты на электричество, учитывать шум, гарантию, сервис.

После открытия уже третьего направления бизнеса стало понятно, что в солнечном Майами нам тесно и надо перебираться поближе к центру ИТ. Летом 2017 года мы переехали в Кремниевую долину и открыли офис прямо напротив Apple и Nvidia в самом центре Долины — в Саннивейл. Сейчас мы работаем над усовершенствованием ферм для майнинга, готовим к продаже новые модели внешних видеокарт и рабочих станций Bizon.

Статьи по теме
Как биткоин рос до $11 тысяч в 2017 году
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]