Alexander Lashkov
22 260

Почему WhatsApp такой дорогой

Без сомнения, главная новость последних суток — это покупка Facebook мессенджера WhatsApp за астрономическую сумму ($16 млрд — акциями и наличными, плюс еще $3 млрд RSU-акциями для сотрудников, итого $19 млрд). У WhatsApp сейчас 450 миллионов активных пользователей, 70% из которых используют приложение ежедневно, 1 миллион новых пользователей регистрируется каждый день (данные из поста в блоге Facebook). В команде проекта всего лишь 32 инженера. Количество фотографий, пересылаемых через сервис, составляет 500 миллионов в день — есть вероятность, что это больше, чем в самом Facebook.

Но 16 миллиардов! Аналитики и комментаторы пытаются разобраться в причинах этой покупки. Бенедикт Эванс, к примеру, считает, что сделка иллюстрирует ключевые тренды потребительских технологий.

Во-первых, это свидетельствует о том, что Facebook хочет стать «новым Facebook». Замедление темпов роста, демонстрируемое Google, Facebook и другими технологическими компаниями можно сравнить с тем, как десятилетием ранее их предшественники наделали ошибок и сбились с пути.

Во-вторых, в мобильной среде нет «абсолютных победителей», в отличие от десктопа. Если такие приложения и есть, еще не совсем ясно, что это за приложения. Здесь 4 интересных момента:

  • У мобильных приложений есть доступ к вашей адресной книге, а значит, им не нужно заново выстраивать ваш социальный граф;

  • Они имеют прямой доступ к фотогалерее, в то время, как загружать фото на другие сервисы — та еще боль;

  • Приложения могут использовать push-уведомления, а не целиком полагаться на электронную почту и то, что люди будут без конца проверять ленту;

  • Что крайне важно — у приложения есть иконка на рабочем столе.


Любое смартфон-приложение всего в двух тапах от вас — на десктопе сайт может уничтожить конкурента, просто скопировав его функционал, но в мобайле бал правят однозадачные, специализированные приложения.

Это привело к взрывному росту числа мобильных приложений (прошлым летом Эванс насчитал в Google Play свыше 50 приложений с более чем 1 млн установок).

Facebook заплатил 1% своей рыночной стоимости за Instagram, а сейчас платит почти 10% за WhatsApp. Получая если не господство на мобильном поле, то, по крайней мере, занимая две стратегически важных высоты. Правильный путь думать об этой сделке не «О Господи! 19 чертовых миллиардов», а «Стоит ли это 10% от всего Facebook?».

По итогам покупки каждого пользователя WhatsApp оценили в $35 (близко к тому, как Google оценил пользователей во время приобретения YouTube), но с учетом капитализации Facebook оценка активных пользователей сервиса составляет примерно $140.

В-третьих, масштаб звучащих цифр сам по себе иллюстрирует значимость мобильной среды. В мире число смартфонов уже сравнялось с числом десктопов. Но в то время как последние в большинстве своем являются немобильными коробками в офисах, мобильные устройства персональны и всегда с пользователем. Благодаря развитию мобильного интернета общая стоимость создания успешного стартапа в последние годы снизилась: если вы очень хороши и удачливы, то можете достичь отличных результатов за очень короткое время. Иллюстрацией этому служит тот факт, что число сообщений, пересылаемых пользователями WhatsApp, уже превысило число отправляемых в мире SMS.

Кроме того, мобильные социальные приложения — это не просто замена SMS. По мнению Эванса, мобильную среду сейчас можно сравнить с вебом эпохи «до PageRank», когда остро ощущался недостаток средств и способов находить релевантный контент. Мобильные приложения в этом плане могут стать третьим каналом получения данных после Google и Facebook.

Почему настолько дороже Viber?


Другой интересный вопрос, которым задаются наблюдатели: почему Viber недавно купили за крайне небольшие, в сравнении с WhatsApp, деньги — 900 млн?

Ходят слухи о том, что интерес к покупке WhatsApp проявлял не только Марк Цукерберг, но и Google, что могло привести к «войне ставок» и росту цены.

С другой стороны, в случае Viber один пользователь был оценен в $3 (у WhatsApp, напомним, в $35), а это одним лишь фактом противостояния Facebook и Google объяснить тяжело.

Еще одной причиной может стать банальная разница в показателях двух мобильных сервисов — у Viber 300 млн зарегистрированных пользователей, а у WhatsApp, как мы говорили выше, 450 млн только активных — разница ощутима, согласитесь.

Кроме того, некоторые эксперты видят минусы Viber в том, что компания занялась декстопными приложениями и больше специализируется на голосовом общении.

Что будет с WhatsApp?


Пока было объявлено о том, что мессенджер продолжит функционировать как отдельный продукт, и в нем не появится рекламы, но наблюдатели уже высказывают некоторые сомнения в том, как сложится судьба WhatsApp под управлением Facebook.

К примеру, фаундер и CEO мессенджера Kik Тед Ливингстон в разговоре с TechCrunch сказал, что видит два варианта развития событий.
Будет ли это YouTube или все же MySpace?

Куда он клонит, понятно — после покупки Google популярный видеохостинг продолжает существовать как практически самостоятельная боевая единица, неплохо монетизируется, и дела у него идут хорошо. В то же время, MySpace, купленный в свое время News Corp за $580 млн, впоследствии растерял пользователей и был продан лишь за $35 млн. Как все будет на этот раз — увидим.

#Facebook #покупка #WhatsApp #viber #марк_цукерберг #привет_snapchat #19_миллиардов #ян_коум

{ "author_name": "Alexander Lashkov", "author_type": "self", "tags": ["facebook","\u043f\u043e\u043a\u0443\u043f\u043a\u0430","whatsapp","viber","\u043c\u0430\u0440\u043a_\u0446\u0443\u043a\u0435\u0440\u0431\u0435\u0440\u0433","\u043f\u0440\u0438\u0432\u0435\u0442_snapchat","19_\u043c\u0438\u043b\u043b\u0438\u0430\u0440\u0434\u043e\u0432","\u044f\u043d_\u043a\u043e\u0443\u043c"], "comments": 0, "likes": 31, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "3007", "is_wide": "1" }

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]