Polina Nepryakhina
329
Блоги

Цифровая экономика в России: что это значит для иностранных компаний?

Галина Бельтюкова, заместитель руководителя отдела по связям с правительственными и общественными организациями Grayling Eurasia, о том, как иностранным компаниям выиграть от программы "Цифровая экономика"

Поделиться

В избранное

В избранном

Если бы в 2017 году Оксфордский словарь выбирал «Словосочетание года» в России, приз достался бы «цифровой экономике». После выступления Владимира Путина на ПМЭФ 2017 нельзя прожить и дня без того, чтобы очередной крупный стейкхолдер не упомянул о цифровой экономике – от президента и председателя Правительства до региональных чиновников, рассказывающих о цифровизации госуслуг, и топ-менеджеров компаний, заявляющих о своем лидерстве в «цифровой трансформации».

Планы государства по цифровизации впечатляют. Она должна оживить российскую экономику, раскрыть экспортный потенциал производителей, усилить конкурентоспособность на мировом рынке, а также превратить производство в стране в инновационное и высокотехнологичное.

Кажется очевидным, что в создании «цифровой экономики» должны участвовать крупные зарубежные инновационные компании. В конце концов, что они обладают необходимым опытом и технологиями и уже сегодня вносят свой вклад в формирование цифровой экономики по всему миру (напр. «Индустрия 4.0» в Германии, проекты по цифровой экономике в Великобритании, США и ЕС). Такие компании могут быть заинтересованы в том, чтобы передавать свои знания и технологии России в обмен на возможность участия в создании «правил игры» нового цифрового общества.

Однако, как и всегда, в реальности все гораздо сложнее.

Участие бизнеса

Россия очень гордится своей программой «Цифровая экономика», утвержденной Правительством 28 июля 2017 года. С одной стороны, Программа поддерживается на высшем государственном уровне – соответствующую правительственную комиссию возглавляет председатель Правительства (такой уровень беспрецедентен даже в мировом масштабе). С другой стороны, объявлено, что система принятия решений по этой теме открыта для бизнес-сообщества и создана специально для того, чтобы учитывать мнение бизнеса – рабочие группы и центры компетенций, разрабатывающие планы мероприятий, состоят исключительно из представителей компаний, министерства обсуждают свои идеи с бизнес-сообществом на экспертном уровне. Компании могут присоединиться к дискуссии в любой момент, если смогут доказать свою значимость для процесса, однако чем позднее они включаются, тем меньше возможностей для влияния на стратегические предложения. Кроме того, государство рассматривает возможность предоставления финансовых и прочих льгот, а также субсидий для компаний, продвигающих проекты по цифровизации в приоритетных сферах.

Какое место в этой формуле у иностранных компаний?

Формально власти приглашают иностранные компании присоединиться к программе «Цифровая экономика». По итогам пленарного заседания КСИИ (организация, объединяющая крупнейших прямых иностранных инвесторов в России) 16 октября 2017 года Д.А. Медведев поручил разработать “механизмы взаимодействия с иностранными компаниями в рамках реализации программы «Цифровая экономика»”.

Однако на практике большинство, если не все, участники рабочих групп и центров компетенций в рамках Программы – это российские компании и министерства. Хотя это можно объяснить логикой импортозамещения, складывается впечатление, что практически никаких усилий для активной интеграции иностранных компаний в обсуждение не прикладывается. И даже наоборот - компании, активно выдвигающие свои идеи по формированию цифровой экономики в России, могут быть заподозрены в попытке продвинуть свои конкурентные преимущества.

Одна из реальных и очень важных целей программы «Цифровая экономика» - добиться высокой конкурентоспособности России в новом цифровом мире. При этом конкуренция рассматривается в двух аспектах: отечественные производители vs. иностранные производители и среди отечественных производителей.

Некоторые меры по защите отечественных производителей от иностранных конкурентов даже включены в стратегию Программы, согласно которой, в частности, предполагается предустановка только национального антивирусного программного обеспечения на все ПК, импортируемые и производимые в ЕАЭС.

Примечательно, что государство так же настороженно относится и к цифровым инициативам российских компаний.

Чиновники пытаются «усмирить» российских производителей (не считая признанных национальных лидеров), пытающихся использовать рабочие группы и прочие механизмы цифровой экономики для продвижения своих продуктов и обеспечения лидирующих позиций на рынке. О недопустимости лоббирования отдельных продуктов было открыто заявлено даже на форуме «Открытые инновации» 2017 года, что говорит о системном характере этого явления.

Что же делать иностранным компаниям

Значит ли это, что иностранные компании не смогут выиграть от реализации «Цифровой Экономики»? Нет, но для этого потребуется приложить больше усилий и фантазии.

Уже сейчас некоторые иностранные компании (в первую очередь – китайские) достаточно успешно пользуются данной темой при условии наличия «правильных» российских партнеров или крупных (инвестиционных) проектов. Хорошим примером является подход компании Huawei.

- Huawei начала продвигать тему цифровой экономики еще до того, когда она стала мейнстримом. Так, 27 апреля 2017 года компания совместно с Российской экономической школой организовала и провела международную конференцию «Вызовы цифровой экономики России». Мероприятие посетили высокопоставленные государственные и иные стейкхолдеры, включая первого заместителя председателя Правительства И.И. Шувалова и советника Президента Г.С. Клименко;

- Компания выступает инициатором обсуждений и предложений по отдельным приоритетным направлениям Программы совместно с российскими партнерами (напр., направление «образование» совместно с РСПП и IBS);

- Компания реализует ряд стратегических проектов с российскими партнерами, фокусируясь на приоритетных аспектах цифровой экономики, напр. тестирование сети 5G и разработка стандарта узкополосного интернета вещей с компанией «МегаФон»

Подход Huawei/Alibaba – открытый и простой, он может работать только в их случае, учитывая их особые отношения с властями.

Другим иностранным компаниям следует быть более креативными.

Рекомендации от Grayling:

- Дождитесь введения очередного пакета санкций (февраль-март 2018 года или позднее), контрмер и завершения президентских выборов в России. Воздержитесь от проактивной деятельности, в которой предполагается участие представителей власти. Сконцентрируйтесь на сборе информации и определении «правильных» российских партнеров – в идеале, «одобренных» властями как участников реализации программы «Цифровая экономика»;

- По окончании президентских выборов и после формирования нового правительства продвигайте свои идеи по цифровизации совместно с российским партнером или через него. Будьте готовы к тому, что в первую очередь могут быть признаны заслуги вашего российского партнера;

- Рискуйте: придумайте масштабную идею (намного шире, чем интересы вашей компании или даже целой индустрии) по формированию цифровой экономики в России и предложите ее высокопоставленным чиновникам. Идея должна быть достаточно «глобальной» и должна представлять Россию и реализуемые в стране проекты в выгодном свете. Цель в данном случае – показать, что несмотря на иностранное происхождение, ваша компания думает не о своих собственных интересах, а об интересах России. Как только «лед тронется», можно постепенно переходить к обсуждению более конкретных проектов.

Мыслите масштабно, действуйте смело, но осторожно, когда дело дойдет до конкретных предложений.

{ "author_name": "Polina Nepryakhina", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 6, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "30730", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]