Редакция vc.ru
3 190

Как работает акселератор: опыт MIT

Билл Олет, директор Martin Trust Center for MIT Entrepreneurship и преподаватель в MIT Sloan School of Management написал интересную колонку о том, куда податься стартапу: в инкубатор или акселератор. Редакция ЦП перевела для вас главные и самые ценные рекомендации из этой публикации.

***


Прошедшие пару лет дискуссия о том, что выбрать для стартапа – акселератор или инкубатор, – стала основной для целого цикла постов, исследований и авторских колонок. Так всё-таки, что эффективнее: стартап-инкубатор или стартап-акселератор?

Первое: инкубатор и акселератор отображают 2 разных модели организации рабочих мест стартапов и того, как организаторы и инвесторы взаимодействуют с конкретными стартапами.

startup_accelerator_logos

Ключевое различие между инкубатором и акселератором – в периоде совместной работы и ее структуре. Инкубатор предоставляет стартапу рабочее место и доступ к сообществу менторов и партнеров в обмен на фиксированную ставку оплаты на неопределенный период времени. Акселератор предоставляет только рабочее место на определенный промежуток времени и помогает формировать сообщество: есть менторы, обучение, инфраструктура, за это тоже надо платить, но время пребывания в акселераторе ограничено. В рамках акселераторов проходят также так называемые мероприятия demo day, когда питчи инвесторам и общие презентации своих наработок стартапы должны делать самостоятельно на площадке акселератора, без какой-либо помощи или финансовой поддержки.

Альтернативными площадками для стартапов акселераторы стали только с 2005 года, и за каких-то лет 10 их популярность резко возросла.

Y Combinator и TechStars – 2 самых известных и успешных примера работы акселераторов. Аналогичные структуры запускаются и многими американскими / европейскими техническими вузами или крупными компаниями, которые хотят привлечь внимание молодых талантов.

В качестве примера и для того, чтобы изучить отличия акселераторов от инкубаторов, можно рассмотреть программы от MIT 2012 года, каждая из которых прошла по разным моделям: акселератора и стартап-инкубатора.

Акселератор, который носит название MIT Founders’ Skills Accelerator (недавно переименован в MIT Global Founders’ Skills Accelerator, или GFSA), впервые заработал весной 2012 года и получил 129 заявок на 10 мест. В результате из-за высокого качества заявок пришлось добавить к основному акселератору для стартапов студенческую программу Beehive Cooperative. В основную секцию акселератора вошли команды специалистов с опытом, а в студенческую – молодняк (еще 40 команд).

Каждая из программ получила свое отдельное рабочее пространство и возможность работать над проектом. Разница состояла в структуре образовательной поддержки для стартапов.

startupaccelerator_logorgb

Основная секция акселератора получала семинары 2 раза в неделю, бесконечные индивидуальные встречи с менторами и ежемесячные собрания совета стартаперов, чтобы отчитываться по текущим нормам, контрольным точкам и результатам. В студенческой секции бывали нерегулярные спикеры, а встречи с менторами происходили по инициативе самих участников, без четкого плана.

В результате оказалось, что работа студенческой секции всё же была менее продуктивной, чем основной акселератор. Но зато студенческое сообщество оказалось более сплоченным, и настолько интегрировалось в структуру работы университета, что участники не хотели покидать проект после его завершения, а искали способы остаться. С одной стороны, это хорошо для университета; с другой – плохо для самих молодых стартаперов: была создана слишком «тепличная» среда, из которой не хотелось выходить и навлекать на себя дополнительные риски, пустившись в «самостоятельное плавание».

Провалился ли эксперимент со студенческим акселератором Beehive? Вовсе нет. Но появилась необходимость переработать эту программу и внести в нее ряд изменений для повышения эффективности таких программ (что изображено и на графике ниже):

 Bill Aulet


Команды из студенческого сообщества следовали линии А на графике изначально, а затем наметилась стагнация. А команды из основного акселератора скорее были склонны к пути или вдоль линии В, или вдоль линии С.

Казалось бы, не лучше ли для стартапа придерживаться «золотой середины» между В и С? Нет. самый низкий прогресс – именно у «серединной» линии А. Линия А здесь изображает по сути тот факт, что стартап существует ровно столько, сколько на него будут давать деньги (или же пока интерес фаундера и команды не угаснет).

Те же, кто следовал линии С, не теряли время и деньги на «нерабочие» модели деятельности. Они либо переходили к стадии линии В, либо закрывались, а не «тянули резину».

Правильно организованный акселератор заставляет участников своей стартап-программы стремиться к линии В или линии С и оберегает их от следования линии А.

Опыт акселератора в MIT вдохновляет. Но успех работы самого акселератора зависит во многом от правильного подбора команд и от умения привлечь менторов и специалистов, которые смогут консультировать и контролировать стартапы. Профессор Колумбийского университета Мортен Соренсен выяснил, что 60% оценки стартапа при венчурных сделках формируются на стадии отбора стартапов, и только 40% – в ходе обучения / менторства / мастер-классов.

Программу акселерации стартапов на базе университета в Массачусетсе продолжают совершенствовать и далее, а для тех, кто уже заинтересовался, есть подробный онлайн-обзор.

Ключевая задача любого акселератора – не дать стартапу-участнику стагнировать и сбиться с курса постепенного роста и эффективного масштабирования (а не просто позволить проедать деньги, полученные от очередного инвестора). Именно потому в акселераторы стартапы следует отбирать с учетом потенциальных возможностей и рисков еще до того, как одобрена заявка на участие.

По материалам: techcrunch.com

#Кейсы #инкубаторы #акселераторы #стартапы_vs_корпорации #чем_отличаются_инкубаторы_и_акселераторы #MIT

{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0435\u0439\u0441\u044b","\u0438\u043d\u043a\u0443\u0431\u0430\u0442\u043e\u0440\u044b","\u0430\u043a\u0441\u0435\u043b\u0435\u0440\u0430\u0442\u043e\u0440\u044b","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b_vs_\u043a\u043e\u0440\u043f\u043e\u0440\u0430\u0446\u0438\u0438","\u0447\u0435\u043c_\u043e\u0442\u043b\u0438\u0447\u0430\u044e\u0442\u0441\u044f_\u0438\u043d\u043a\u0443\u0431\u0430\u0442\u043e\u0440\u044b_\u0438_\u0430\u043a\u0441\u0435\u043b\u0435\u0440\u0430\u0442\u043e\u0440\u044b","mit"], "comments": 0, "likes": 12, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "3192", "is_wide": "1" }

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]