Олег Павлов
260
Блоги

Как бизнесу взыскать убыток за кассовый сбой

В декабре прошлого года произошел массовый сбой кассовой техники от разных производителей. Бизнес понес миллиардные убытки. Сбой произошел впервые, но исключить такие случаи в будущем нельзя. Можно ли взыскать причиненные убытки? Советы Антона Селиверстова, юриста адвокатского бюро "Плешаков, Ушкалов и партнеры"

Поделиться

В избранное

В избранном

Антон Селиверстов

С 1 июля 2017 года компании и ИП должны были перейти на новую контрольно-кассовую технику (ККТ), способную в онлайн-режиме передавать сведения о каждой продаже в Федеральную налоговую службу. Для соответствия новым правилам бизнесу пришлось приобрести новое оборудование и специальное программное обеспечение (ПО), с помощью которого данные о продажах передаются в инспекцию через посредников — операторов фискальных данных.

Декабрьский ночной сбой был связан, скорее всего, с ошибкой в программном коде. Утром, после происшествия, ФНС выпустила разъяснение, в котором разрешила пользователям ККТ, в работе которых произошел сбой, работать без применения касс. Это не считалось административным правонарушением. Однако за несколько часов простоя компании (особенно магазины, АЗС и аптеки) понесли убытки. Они вынужденно прекратили работу до разъяснения ситуации.

Пострадавший бизнес в подобных случаях может взыскать убытки с производителей кассовой техники, но нужно учесть важные факторы.

Обязательные условия для взыскания убытков

Наличие убытков — первое обязательное условие для их взыскания. Компания (юридическое лицо), которой причинен убыток, имеет право взыскать его в полном объеме. Стоит отметить, что убытки включают в себя реальный ущерб и упущенную выгоду. Утрата имущества, его повреждение и расходы на его восстановление относят к реальному ущербу. Упущенной выгодой называют неполученные доходы, которые бизнес получил бы при обычных условиях торговли, если бы его права не были нарушены. Сбой кассовой техники как раз относится ко второму варианту.

Судебная практика такова, что суды не часто взыскивают упущенную выгоду. Основная причина заключается в том, что расчет неполученного дохода приблизителен. Однако пострадавшие компании вправе предоставлять суду не только доказательства, говорящие о принятии мер для получения упущенной выгоды (договора с заказчиками, гарантийные письма от контрагентов с предложением заключить договор, предварительные договора, протоколы о намерениях, открытие банковских счетов и т.д.), но и любые другие доказательства, свидетельствующие о возможном ее извлечении. При этом суд может отказать во взыскании неполученного дохода, если компания-заявитель не докажет, что она пыталась решить проблему другими способами.

В ситуации с кассовым сбоем расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли компаний за аналогичный период времени. Конкретных требований относительно данного периода нет. Аналогичные периоды должны быть сопоставимы, то есть подтверждать систематический характер получения прибыли. Например, это могут быть данные о среднесуточной прибыли, средней прибыли за неделю, за месяц и т.д. Чем больше периодов взято для сравнения — тем больше шансов доказать неполученный доход.

Важно, что предоставленный расчет должен быть максимально реальным и подтвержденным документами. Для подтверждения можно использовать договоры с третьими лицами, платежки, экспертные заключения, отчеты оценщиков, бухгалтерские документы, деловую переписку, а также аудиозаписи (только если они касаются предпринимательской деятельности).

Второе обязательное условие — противоправное поведение контрагента, которое привело к упущенной выгоде. По договорам купли-продажи производители касс обязаны предоставить качественный товар. Если они не исполнили эту обязанность, то это нарушение условий договоров и Гражданского кодекса.

При поступлении кассовой техники в магазин брак в ней проблематично выявить по внешним признакам. Прежде всего нужно кассу осмотреть на предмет вмятин или следов от ударов, поскольку в результате удара могут быть повреждены внутренние механизмы. Поскольку касса — это современный IT-продукт, то для ее обслуживания нужен квалифицированный специалист. Он сможет, например, выявить системные ошибки, связанные с передачей данных, или проверить ПО. Если специалиста нет, бизнесу желательно заключить абонентский договор с сервисным центром. Такие меры помогут выявить бракованную кассу на начальном этапе. А чтобы уменьшить риск некачественной поставки, закупать технику желательно у проверенных производителей.

Пострадавший бизнес для подтверждения брака производителя должен доказать, что касса эксплуатировалась надлежащим образом, а сбой связан с браком оборудования или ошибкой при обновлении ПО. Брак отдельно взятой кассы можно доказать, отдав ее на компьютерно-техническую экспертизу в соответствующую экспертную организацию или специалисту. Обязательное требование к эксперту — наличие специальных знаний, что может подтверждаться документами об образовании, о квалификации, сертификатами и участием в профильных саморегулируемых организациях. В случае ошибки в обновлении ПО проблемы синхронно возникнут на многих кассах одного вида, что свидетельствует об отсутствии вины конкретного продавца. Скорее всего, это и произошло в декабре.

Возможна ситуация, когда сбой кассы связан с ее некачественным обслуживанием уполномоченным сервисным центром (в случае, если был заключен договор технического обслуживания ККТ). В этом случае пострадавшему бизнесу для доказательства вины контрагента достаточно сослаться на договор, заключенный между компаниями. В договоре нужно четко прописать обязанности сервисного центра, а также ожидаемый результат — подробные характеристики аппарата (при продаже они полностью указываются). Если после обслуживания характеристики не соответствуют указанным в договоре, то можно говорить о некачественном обслуживании кассы. При этом доказывать в суде, что услуги оказывались качественно, обязан сервисный центр.

Третье важное условие — причинно-следственная связь между упущенной выгодой и противоправными действиями производителей касс. Как правило, данное условие трудно доказуемо из-за субъективной оценки. Но в ситуации с кассовым сбоем взаимосвязь очевидна, ведь именно из-за него остановилась торговля.

Последнее обязательное условие — вина производителей касс. К счастью, для пострадавших компаний в российском праве существует презумпция вины правонарушителя. Компания, которой причинен убыток, может ссылаться на вину контрагента, не доказывая ее. Более того, именно контрагент обязан доказать, что он не виноват.

Для успешного взыскания упущенной выгоды бизнесу нужно обязательно доказать все условия. Отсутствие хотя бы одного из них помешает компаниям защитить свои права.

Возможные риски

Прежде чем обращаться в суд, пострадавший бизнес должен оценить важные риски:

1) Компаниям нужно внимательно проверить свои договоры с кассовыми производителями. Вполне возможно, что в них окажется положение, освобождающее производителей от ответственности в случаях использования устаревшего ПО или неправильной эксплуатации техники. В таком случае предъявление иска о взыскании упущенной выгоды невозможно. Бизнес будет сам виноват в халатном отношении к технике.

2) Общие убытки компаний составили миллиарды рублей, поэтому производители наверняка попытаются доказать свою невиновность. Например, один из производителей заявил, что все кассы с включенным автоматическим обновлением ПО успешно прошли "перепрошивку" и избежали сбоя, а автоматическое обновление можно отменить только вручную — в заводских настройках оно установлено по умолчанию.

Бизнесу следует тщательно проработать свою позицию по данному вопросу. В первую очередь, пострадавшим надо доказать, что они эксплуатировали кассы правильно, а сбой связан с браком оборудования или обновлением ПО. Если речь идет о вине производителя касс.

{ "author_name": "Олег Павлов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 2, "likes": 1, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "33386", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]