[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0435\u0439\u0441\u044b_\u0438_\u0431\u0430\u043a\u0441\u044b","\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u0444\u0430\u043d\u0434\u0438\u043d\u0433","indiegogo","\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0439\u0441\u043a\u0438\u0435_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u0443\u043c\u043d\u044b\u0439_\u0431\u0440\u0430\u0441\u043b\u0435\u0442","\u044d\u0442\u043e_\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u044f","\u0444\u0438\u0442\u043d\u0435\u0441","healbe","gobe"], "comments": 0, "likes": 18, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "3390", "is_wide": "1" }
Редакция vc.ru
9 930

Российский стартап Healbe подозревают в сборе средств на несуществующий гаджет

До сегодняшнего дня считалось, что формат коллективного финансирования стартапов, начало которому положили такие площадки как Kickstarter, Indiegogo и ряд других аналогов, — самое великолепное изобретение человечества. А еще именно так появляются гениальные по своей простоте, возможностям и дизайну гаджеты (а некоторые из них потом еще и покупаются большими компаниями за очень большие деньги). Но последние новости показывают, что краудфандинг как международный способ финансирования проектов может себя дискредитировать. И не без помощи стартапа из России.

Healbe: начало


Конец зимы в этом году ознаменовался шумом вокруг достаточно громкого и амбициозного краудфандинг-проекта из России, который был запущен на платформе Indiegogo. Речь идет о фитнес-трекере GoBe от стартапа Healbe. CEO компании Артем Щипицин преподносил продукт не просто как конкурента умных фитнес-браслетов вроде Fitbit, но и инновацией, которая способна контролировать уровень сахара в крови и даже вести полный учет калорий. Компания-разработчик, которая якобы базируется в Сан-Франциско, обещает доставить чудо-гаджет в июне 2014 года всем, кто поддержал их суммой в $199.


На этом вроде бы можно было поставить точку и порадоваться за выходцев из России, но здесь начинается самое интересное. Чудо технического прогресса вызывает много вопросов у специалистов. Так, выясняется, что Healbe работает как компания не в США, где зарегистрирована, а в удаленном режиме из России, а конкретной медицинской экспертизы или сертификации чудо-глюкометра-шагомера-пульсомера-трекера не проводилось. В то же время представители Indiegogo уверяют, что никаких проблем нет (краудфандинговая платформа всё-таки признала, что проводила такое внутреннее расследование по поводу возможного фрода, но признаков мошенничества не выявила).



Интересные подробности


Как отмечает ТJ, в России стартап привлек не меньшее внимание, чем за рубежом. Первыми о нем написали в Roem.ru, затем —  в «Компьютерре» и РИА Новости. Пока российские ресурсы расхваливали инновационность задумки, англоязычное сообщество пыталось найти теоретическую и технологическую базу, которая бы могла служить весомым основанием для контроля того же уровня сахара в крови (это вам не просто шагомер с GPS). Сомнения общественности даже вылились в отдельную ветку на Reddit.

Параллельно, чтобы развеять сомнения, представители стартапа стали заявлять, что венчурные капиталисты вложили в него $600 тыс, хотя судя по информации на AngelList, единственной доказанной инвестицией в проект можно считать вложенные в 2012 году в разработку фитнес-браслета деньги от российского фонда Starta Capital, где (по данным TJ) Healbe была указана в инвестиционном портфолио, а сумма инвестиций составила порядка $200 тыс.



Наиболее полное описание всех подводных камней, связанных с чудо-гаджетом, представил в конце марта 2014 года журналист PandoDaily Джеймс Робинсон. Он не просто поставил под сомнение техническую сторону вопроса и отметил ряд странных моментов в самой кампании по сбору средств, но и попытался связаться напрямую с командой. В итоге с ним на связь никто так и не вышел, а в пиар-компании MicroArts Creative Agency, представляющей интересы Healbe в США, в силу якобы большой занятости топ-менеджмента стартапа тоже не дали четкого ответа на то, когда и как с ним свяжутся.

Как мы попробовали связаться с Healbe


Стоит отметить, что Джеймс Робинсон совсем не одинок в своем стремлении пообщаться с авторами такого чудесного устройства, прочитав описание которого сразу же хочется бежать и купить его за любые деньги. Редакция ЦП тоже попыталась связаться с Артемом и его коллегами, которые указаны на сайте Healbe в качестве менеджеров, и вот что получилось (просьба обратить внимание на даты):





Таким образом, за три недели после 19 марта на связь с нами никто так и не вышел, а в ответ ограничились готовностью пообщаться и просьбой «прислать все ответы завтра» (как вы понимаете, tomorrow never comes в данном случае).

Прототипа или каких-либо подтверждений и подробностей о том, как возник стартап, на чьи деньги, каковы планы на 2014 год у редакции ЦП также нет. Зато коллегам по цеху из TJournal удалось связаться с Артемом Шипицыным, который подтвердил изданию, что GoBe все же поделится данным о тестировании прототипа и покажет все патенты и прочие подробности общественности (учитывая скорость, с которой команда реагирует на запросы журналистов, мы можем ждать до самого июня). А публикацию в PandoDaily Шипицын назвал заказным материалом:
Рынок большой. Мы очевидно кому-то мешаем. Вот через соответствующий ресурс и льется то, что льется. Дождитесь материалов на нашем сайте, потом уже думайте.

Редакция ЦП не берется утверждать, что перед нами очередной графен или «пирамида силы». Но сумма на счету стартапа в Indiegogo подбирается к $800 тыс, сбор средств вот-вот завершится — а вопросов у потенциальных покупателей, СМИ и экспертов в области стартапов и медицины меньше не стало. Из сложившийся ситуации есть два выхода, каждый из которых очевиден.

Сценарий №1: GoBe существует


Если помимо красивых рендеров и нескольких фотографий прототипа существует тестовый рабочий образец, то показать его сейчас (и желательно сделать это на видео) — самый разумный ход Артема Щепицина и его коллег. Иначе подозрение будет только возрастать. Увидев реально работающий гаджет (а также его возможности по определению сахара в крови хотя бы на каком-то базовом уровне), все скептики получат решительный отпор, последние недели сбора средств ознаменует резкий рост взносов на Indiegogo, СМИ получат громкий инфоповод — одним словом, все будут довольны.


Сценарий №2, более вероятный: Indiegogo получит сокрушительный удар


С самого начала платформа коллективного финансирования проектов Indiegogo отличалась более либеральным характером работы, чем Kickstarter. Высокие требования, валидность проектов и гарантированный возврат денег бэкерам (русское слово «жертвователи» как-то печалит) при малейшем подозрении — это отличительные черты Kickstarter. У меня был вполне конкретный пример того, насколько эффективно работает система безопасности этой площадки: чудо-кошелек, способный защитить пластиковые карты от сканирования, собрал весьма внушительную сумму (тоже порядка миллиона долларов) на Кикстартере, но за неделю до конца кампании был забанен администрацией, после того, как по интернету покатились слухи, что идея защищенного кошелька была украдена. Деньги всем бэкерам вернули в тот же день, кампанию приостановили и после расследования закрыли: оказалось, фрод и правда был, и никаких кошельков сами авторы кампании производить не собирались.



В случае с Indiegogo опять же есть личный опыт того, как громкий и распиаренный проект уже приобрел весьма странные черты. Речь идет об «умном кольце» SmartyRing, срок выпуска которого уже перенесли (уведомив в рассылке всех бэкеров, в чиcле которых оказался и автор этого текста), а показана была только печатная плата и наработки по дизайну — реально существующего гаджета пока никто не видел, одни лишь красивые картинки и видео-рендер.

Если платформа Indiegogo покажет, что на ней подвизаются громкие, но маловероятные для осуществления проекты гаджетов, — проблема будет значительно больше, чем неувязка с инди-играми, которые практически никогда не выходят вовремя.

Верификация проектов и другие методы снижение рисков исчезновения средств в неизвестном направлении — те инструменты, которые очень долго удерживали краудфандинг на плаву. Но если окажется, что кроме Kickstarter никто не в состоянии гарантировать выполнение обещаний стартаперами, будущее краудфандинга на инди-площадках окажется под большим вопросом.

Так что дело даже не в том, существует ли GoBe на самом деле. Сами того не подозревая, российские стартаперы поставили под вопрос дальнейшее будущее одной из двух наиболее популярных краудфандинговых платформ в мире.

UPD: в соцсетях найдены фотографии, которые доказывают, что прототип GoBe всё же существует:





P.S: Редакция ЦП по-прежнему будет рада предоставить без купюр все комментарии и заявления представителей стартапа Healbe — но лишь в том случае, если там не будет фраз вроде «скоро мы ответим» или «в самое ближайшее время мы сможем сказать».

#Кейсы_и_баксы #краудфандинг #indiegogo #российские_стартапы #умный_браслет #это_россия #фитнес #Healbe #GoBe

Популярные материалы
Показать еще

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления