[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u0433\u0430\u0434\u0436\u0435\u0442\u044b","\u043f\u0440\u043e\u0433\u043d\u043e\u0437\u044b","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043c\u0435\u0433\u0430\u0442\u0440\u0435\u043d\u0434\u044b","kickstarter","3d_\u043f\u0435\u0447\u0430\u0442\u044c","\u043d\u043e\u0432\u044b\u0435_\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438"], "comments": 18, "likes": 20, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Редакция vc.ru
11 815

3D-печать и ее перспективы в России

3D-печать сразу понравилась гикам: демократизация серийного выпуска товаров и сувениров, контроль за итоговой формой и структурой продукта, возможность самому выбрать размер и цвет того, что создается. Редакция ЦП решила узнать, как эксперты оценивают перспективы 3D-печати в Рунете.

Обозреватель TechCrunch Наташа Ломас отмечает, что у 3D-печати большой потенциал для творческих людей: набросок на бумаге можно за пару десятков минут превратить в готовое изделие. Понравившийся сувенир или аксессуар можно клонировать. Фабрика по производству запасных деталей из пластмассы на столе: для свободы самовыражения и серийного производства небольших вещей достаточно программного обеспечения для 3D-дизайна (или 3D-сканера), а также специальных расходных материалов и собственно 3D-принтера.

Но у этой свободы есть и «темная сторона». Из-за того, что существующие технологии позволяют быстро производить 3D-«отпечатки» только из очень дешевых и простых расходных материалов, полученные в результате предметы, аксессуары или фигурки похожи на тот дешевый пластиковый «мусор», который кладут в упаковки в качестве подарка для детей, покупающих пачку чипсов или крекеров с «бонусом» внутри. Существующие устройства для объемной печати демонстрируют потенциал технологии, но не раскрывают ее до конца. Есть надежда, что это изменится по мере улучшения качества и самих принтеров, и расходных материалов для 3D-печати.

Пока же в краткосрочной перспективе TechCrunch прогнозирует настоящий «бум» 3D-печати, причем на смену пластику придут и другие материалы. NASA уже тестирует компоненты для ракетных двигателей, отпечатанные на специальном 3D-принтере. Правда, стоимость и параметры используемого оборудования явно будут не по карману массовому потребителю.

Для человечества и так использование пластика превратилось в большую проблему. Дно морей, океанов и большие участки суши засорены пластиковыми отходами. Пессимистический прогноз развития 3D-печати подразумевает, что фигурки, запчасти и брелоки из пластика, отпечатанные таким путем, в силу своей недолговечности будут пополнять эти залежи неперерабатываемого мусора. Возможность быстро воспроизводить мелочи, которыми пользуемся, — штука заманчивая. Вот только не станет ли человечество печатать всё подряд просто потому, что сможет это делать с новыми гаджетами, — этого утверждать не берется никто.

О том, как будет дальше развиваться спрос на 3D-печать и устройства для нее, редакция ЦП решила узнать у людей, занимающихся продажей и продвижением технологий объемной серийной печати в России:

Николай Белоусов,СЕО Madrobots

Российского рынка 3D-печати как такового нет. Перспективы есть в основном у B2B продаж: для компаний, занимающихся разработкой устройств, архитекториских бюро, медицинских учреждений. Бытовой рынок 3D-печати тоже как таковой не существует ни в одной стране.

Тамара Бабакова,сооснователь PrintReality.Ru

3D-печать в России растет и очень стремительно. Правда, конкрентные цифры привести сложно: во-первых, рынок пока очень молод и не до конца структурирован, во-вторых, не очень понятно, как его отслеживать. Да, существуют глобальные конторы вроде MakerBot, у которых можно узнать про число заказов из России, или местные стартапы типа Picasso, охотно показывающие свои продажи, но сколько принтеров менее известных брендов кто-то где-то за Уралом добыл себе через Kickstarter или Amazon — сказать, пожалуй, не возьмется никто.

Исходя из доступных сведенных данных, можно предположить, что число «потребительских» домашних принтеров в домах россиян уже перешагнуло порог в 5-6 тыс., но это —, только верхушка айсберга. Мы видим по посещаемости PrintReality.ru, активности пользователей в соцсетях и толпам на тематических выставках и презентациях, что интерес к теме за последний год растет как на дрожжах. И именно за счет потребительского сегмента: в промышленности 3D-принтерами пользуются давно и этой модной лихорадке даже немного удивляются. На одной из выставок мы встретили, к примеру, ребят из Томского кластера аддитивных технологий: пока столичные эстеты только пристреливаются к новой отрасли, они вовсю печатают и используют лопатки для тракторов, которых раньше месяцами ждали из Германии или Китая. 

Но даже если говорить о потребительских принтерах, которые уже сейчас можно купить по цене от $90, то и они пока остаются скорее уделом гиков и предприимчивых инженеров. Признаюсь, лично я пока не встретила ни одного человека, купившего  3D-принтер просто ради развлечения, а не для какого-то связанного с ним бизнеса. Вероятнее всего, это обусловлено тем, что для перехода в сегмент потребительской электроники устройствам не хватает трех вещей:

      • понятного маркетинга и рекламы;
      • доступности и выбора рабочих материалов;
      • сервисного обслуживания.

И третий пункт, на мой взгляд, решающий: люди может и готовы потратить деньги в пределах пары тысяч долларов на такую крутую игрушку для себя или образовательный инструмент для детей. Но что делать, если агрегат сломается? Куда бежать, кому звонить, как добиться гарантийного обслуживания от заокеанского производителя без реселлера в России? Перед большим бизнесом этот вопрос не стоит: приобретая промышленный принтер за десятки, а то и сотни тысяч долларов, они уверены, что в случае чего им пришлют специального человека, который все починит, и иногда даже имеют возможность бесплатно обучить своих сотрудников, перепрофилировав их для обслуживания машинки. Но начинающим «печатникам» такая роскошь недоступна.

Вот и получается, что покупают 3D-принтеры те, кто уверен в своей собственной способности их обслуживать. Что печатают такие персонажи? По моим наблюдениям, первейшее, что приходит на ум человеку, купившему полноценный 3D-принтер, работающий с пластиком (а именно этот материал самый ходовой и в России, и в мире) — это печать человеческих фигурок. Потренировавшись на себе и друзьях, люди начинают делать из этого бизнес: подобных контор сейчас в одной только Москве уже несколько десятков. Кроме того, непромышленные принтеры становятся подспорьем для промышленных дизайнеров, архитекторов и преподавателей (лучший способ изготавливать наглядные пособия или тестировать студенческие проекты). Но я не уверена, что это можно назвать потребительской печатью как таковой, ведь в конечном счете, речь идет именно о бизнес-применении устройств. 

Для тех, кто сейчас задумывается над покупкой 3D-принтера, есть три возможных стратегии: 

      • купить самый дешевый (например,  3D-ручку Doodler или кондитерский принтер ChocoByte): $100, море радости, никаких проблем с поиском расходного материала. Но при этом — невысокое качество печати и невозможность как-то использовать готовые объекты в быту (разве что съесть);
      • найти заинтересованных друзей и купить принтер покруче вскладчину. Почему это решение кажется мне удачным? Во-первых, самому загрузить машинку «заказами» вряд ли получится, и со временем это развлечение наверняка приестся. А вот если у вас есть, например, друзья, которые тоже интересуются темой, или же вменяемый родительский комитет в школе, готовый сделать такую инвестицию в досуг и профориентацию отдельно взятого класса — совсем другое дело;
      • собрать портфолио 3D-моделей, которые вам хочется напечатать, и попробовать по штучке в разных принт-шопах города или у реселлеров, которые в нем представлены (по моему опыту, все очень охотно соглашаются на пробный принт; иногда — даже бесплатно). Так вы, во-первых, поймете, какой принтер лучше подходит для ваших идей, а во-вторых, сможете оценить собственный интерес к теме на деле (в том числе и выставить верхнюю планку возможных трат на такое удовольствие).

Если говорить о прогнозах, то уверена, что у потребительской 3D-печати нет иной перспективы, кроме роста: ведь устройства одновременно и дешевеют, и печатают лучше, и обзаводятся дружественными интерфейсами. Появляется все больше открытых баз готовых 3D-моделей (на одном только Thingiverse их уже складировали больше 50 тыс.) Думаю, вся эта динамично развивающаяся индустрия вот-вот прирастет внятным пользовательским сервисом (как это было в свое время с айфонами, когда самоучки не стали дожидаться авторизованных реселлеров и отлично покрыли весь рынок связанных с ними услуг), и тогда мы, конечно, заживем ого-го!

#Гаджеты #прогнозы #стартапы #гаджеты #мегатренды #Kickstarter #3d_печать #новые_технологии

Статьи по теме
Ждать ли бума 3D-принтеров в следующем году
3Д принтер только для вас
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления