Alena Kalionova
412
Блоги

Обратная сторона монет: криптовалюты в даркнете

Бороздя просторы Сети, многие не догадываются, что всемирная паутина представляет собой не один, а два параллельных мира: привычный нам Интернет и даркнет, гораздо более темный и загадочный.

Понятие даркнета появилось еще в 1970-е годы и использовалось для обозначения частных сетей, характеризующихся высокой степенью конфиденциальности. И если первоначально “анонимный Интернет” не нес в себе никаких опасностей, то постепенно даркнет буквально ушел в подполье и стал средством коммуникации для незаконной деятельности и преступности.

Поделиться

В избранное

В избранном

Темные закоулки сети во многом напоминают обычный Интернет за исключением того, что попасть “на ту сторону” через Google поиск не получится. Для этого нужны специальные протоколы, обеспечивающие высокую степень анонимности. Чаще всего используют браузеры типа Tor с Onion (луковой) маршрутизацией, которые скрывают IP-адрес и передают данные в зашифрованном виде. Таким образом, пользователь получает практически полную конфиденциальность в онлайне: на любых сайтах и форумах, в переписке. Его действия невидимы для внешнего мира, даже служб госбезопасности и полиции.

Несмотря на то, что абсолютная “безопасность” и зашифрованность луковичных браузеров под вопросом (как ни странно, во многом благодаря троянским вирусам, внедряемым хакерами в софт), количество юзеров растет.

Название “даркнет” не просто аллюзия на темную сторону луны. Эта часть сети действительно темная, с многомиллиардными оборотами на черных рынках. Площадки для торговли наркотиками, оружием, поддельными документами — это далеко не полный список того, что есть в даркнете. Самым популярным черным маркетплейсом в сети Onion до недавнего времени считался “Silk road” (“Шелковый путь”) — этакий нелегальный Амазон, где можно было купить все, начиная от легких наркотиков или фальшивых денег, и заканчивая услугами киллера. В 2013 году “Silk road” был закрыт благодаря усилиям ФБР США.

А еще в даркнете есть криптовалюта. Очень много.

Криптовалюты уходят в тень

Согласно австралийским исследованиям, 47% всех операций с биткоином приходятся на даркнет. И, конечно же, на преступную деятельность.

Криптовалюты идеально подходят для незаконных операций, обеспечивая им необходимый уровень анонимности. Отследить владельца кошелька крайне сложно. И это при том, что, по сути, в блокчейне прозрачно и открыто. Вот такой парадокс. Одним словом, криптовалюты — это карт-бланш для тех, кто вне закона.

Так, оборот уже упоминавшегося “Silk road” по данным ФБР составил 9,5 млн биткоинов (около 1,2 миллиарда долларов). И это всего за два с небольшим года существования площадки. Конечно, курс биткоина на тот момент был далек от настоящего, но ведь и “Silk road” — вовсе не единственный черный рынок: один исчез, за ним появились другие.

Можно сказать, что цифровые деньги с их анонимными транзакциями создают экосистему для процветания теневого интернета и незаконной торговли.

Действительно есть, о чем задуматься.

Не биткоином единым

Биткоин не единственная криптовалюта, которая популярна в Onion сети. Так, по результатам исследования аналитической компании “Recorded Future”, на Западе все чаще используют Monero, а российские “коллеги” предпочитают Litecoin.

Валюту Monero, в частности, уже начинают называть королевой даркнета. Дело в том, что транзакции биткоина нельзя назвать полностью анонимными, скорее они являются псевдоанонимными. Если кошелек связан с реальным владельцем, то каждую операцию можно отследить в распределенном реестре. Для незаконной деятельности эта “уязвимость” может стать критичной.

Monero, напротив, устроена таким образом, что вычислить владельца кошелька абсолютно невозможно. Будучи основанной на технологии Cryptonote, сеть Monero использует групповые подписи. То есть в результате транзакции адрес владельца смешивается с сотнями других случайных адресов, обеспечивая тем самым конфиденциальность.

С тем, что Monero является крайне привлекательным средством платежа для злоумышленников, согласны многие. Тайлер Моффитт, представитель компании “Webroot”, которая занимается вопросами кибербезопасности, заявил:

Абсолютно логично, что ресурсы даркнета начинают использовать Monero. Это более безопасно, чем в случае с блокчейном биткоина, ведь транзакции биткоина находятся в публичном доступе, их можно увидеть.

Наверняка многие помнят массовую эпидемию вируса-вымогателя WannaCry, которая бушевала в мае–июне 2017 и заразила компьютеры более чем в 150 государствах. Так вот, все полученные биткоины преступники конвертировали именно в криптовалюту XMR (Monero).

Не удивительно, что гиганты “глубинного интернета” вовсю анонсируют внедрение Monero как средства платежа. Об этом в конце января 2018 заявила крупнейшая подпольная торговая площадка “Dream Market”, функционирующая с 2013 года.

К удивлению многих, детище Чарли Ли Litecoin также набирает популярность в темной сети. Будучи форком биткоина, эта монета имеет схожие характеристики и не обладает совершенной анонимностью, в отличие от Monero. Тем не менее, сейчас на долю Litecoin приходится около 15% операций в западном даркнете, в том время как в восточноевропейском эта цифра достигает 35%. Все дело в том, что Litecoin обеспечивает быстрые и дешевые транзакции, тем самым постепенно вытесняя медленную и дорогую сеть своего “старшего брата”.

Борьба за свет

Спецслужбы и органы госбезопасности многих стран серьезно борются с нелегальной деятельностью в даркнете. Естественно, наблюдая такой “успешный союз” преступности и криптовалют, они настроены еще более критично к вопросу легализации цифровых денег. По крайней мере, пока не будет полностью разработан механизм регулирования операций с криптовалютами (что, кстати, в некотором роде противоречит философии биткоина, описанной Сатоши Накамото). Безусловно, есть и другие причины, сдерживающие процесс легализации, связанные с вопросами налогов и отмывания денег, ICO и инвестиционными рисками. Но, если в этих случаях прийти к решению можно через AML/KYC процедуры и законы, регулирующие токенсейлы для самих проектов и их инвесторов, то с организованной преступностью либо торговлей наркотиками в даркнете ситуация совершенно иная.

Темный интернет зародился еще до появления криптовалют — с ними он просто получил очередной толчок к развитию. И, вероятнее всего, запрет цифровых денег (или их уничтожение, ведь анонимность не позволяет запретить в полном смысле этого слова) не искоренит преступную деятельность. Ослабит — да, но не более того. Путь один — сражаться не с монетами, а с черными рынками.

Криптовалюты — это топливо для даркнета, но ведь машина без водителя не поедет. А заводят ее мошенники и другие преступники. Именно с ними нужно бороться, будь-то силами ФБР или других спецслужб.

А в параллельный мир даркнета лучше не лезть вовсе. Ведь тьма, как известно, может затягивать.

{ "author_name": "Alena Kalionova", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 5, "likes": 4, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "35540", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]