Артём Абаев
230
Блоги

Проблемы музыкальной индустрии и копирайта

Чего хотят сервисы цифровых услуг?

Поделиться

В избранное

В избранном

В настоящее время сервисы цифровых услуг имеют два основных правовых вопроса касательно «механики стриминга», а именно небольших роялти, выплачиваемых авторам и издателям за каждый стрим трека.

Сервисы интерактивного стриминга получают федеральную «обязательную лицензию» для использования любых работ авторов в рамках своего сервиса при условии соблюдения относительно простой процедуры (с некоторыми исключениями).

Предварительным условием для использования протокола сервисом является требование закона об отправке «уведомления о намерениях» (NOI - Notice of Intent) владельцу или агенту владельца произведения. Данное уведомление информирует автора об использовании его произведения, при этом сервис демонстрирует осведомленность о том, кто должен получать выплаты.

Закон и применимые нормы также подразумевают, что федеральное правительство не желает видеть в интерактивных стриминговых сервисах возникновения «черных ящиков» с вознаграждениями, незакреплёнными за авторами. Закон также не требует наличия доступа у стриминговых сервисов ко всем существующим музыкальным произведениям.

Значительная часть денег не доходит до адресатов из-за сложности определения соавторов и их вкладов в создание композиций.Что происходит с этими суммами? Они отправляются в «черный ящик», где хранятся до тех пор, пока не удастся точно выяснить, кому они причитаются. Сервисы, которые не могут выяснить законных получателей авторских гонораров, кладут эти деньги на эскроу-счета и в конце концов распределяют «ничейные» деньги между лейблами и издателями соответственно их рыночным долям. Исполнители и композиторы, работающие с этими лейблами, обычно ничего не получают.

При этом, коммерческая необходимость, мягкотелость музыкальных агентов и слабое регулирование авторских прав (до недавних групповых исков) сподвигло данные сервисы на использование максимального числа произведений с полным осознанием того, что они не имеют лицензии и, в данной связи, совершают массовое нарушение авторских прав. Вполне вероятно, что стриминговые сервисы имеют миллиардные задолженности в связи с намеренным нарушением авторских прав, независимо от признания ими ответственности в бухгалтерских отчётах и перед акционерами.

Для решения данной проблемы, стриминговые сервисы предлагают три основных решения, которые можно обобщить следующим образом. (См. комментарий Spotify в адрес ведомства по охране авторских прав).

— Глобальная база прав с информацией о всех когда-либо записанных произведениях.

— Ограничение ответственности или период отсрочки выплат, позволяющий сервисам использовать произведения в случае отсутствия собственников произведений в глобальной базе прав.

— Уведомление о намерениях при помощи веб-информирования (Как в Разделе 114), которым будут пользоваться все стриминговые сервисы для уведомления ведомств по защите авторских прав о своём намерении использовать композицию. Им не придётся искать каждого автора произведения.

Есть ли в этом смысл? Чтобы это понять, необходимо изучить детали и более подробно рассмотреть проблему.

Возражения авторов

Первое возражение авторов звучит так: Интерактивные стриминговые сервисы знали закон до того, как они начали заниматься стриминг-бизнесом. Некоторые из них (такие, как Google) купили другие компании с базами композиций (например Rightsflow) или разработали свои собственные (такие, как Система Управления Контентом YouTube).

Существует реальная моральная опасность поощрения плохого поведения сервисов, принуждая авторов к выполнению сложной задачи по созданию базы данных прав и предоставляя виновной стороне ценную возможность ограничения ответственности. По мнению многих авторов, они являются пострадавшей стороной и заслуживают льготных условий при поиске компромиссного решения.

Второе возражение является болезненным и очевидным для авторов, но совершенно не принимается во внимание стриминговыми сервисами, теоретиками и многими представителями музыкальной индустрии: Создание постоянно обновляемого глобального реестра всех композиций невозможно.

По последней информации, каждый год в США публикуется 75000 новых альбомов. Вполне вероятно, что каждый год в мире издаются тысячи, если не миллионы новых произведений. Сколько создаётся в день? В час? Даже если NMPA сможет утвердить базу данных, её участникам нет смысла освобождать от ответственности сервисы, которые могут выполнять поиск авторов самостоятельно.

Также следует принять во внимание спонтанность, неформальность и коллективность создания музыкальных произведений. Многие произведения создаются любителями под вдохновением, при этом они могут не знать об издательских правах.

Каким образом нужно вносить право владения и как разделять права в базе данных в установленные сроки? Несомненно, существует ПО для регистрации прав, которое работает с программами по созданию музыки и охватывает всё больше информации, но, в любом случае, оно не способно охватить всю информацию. И зачем государству наказывать креативность путём отказа от выплаты роялти при действии очередного ограничения ответственности?

Поскольку база данных неизбежно будет неполной, она никогда не решит ту проблему, для решения которой она была создана. Массовые нарушения авторских прав стриминговыми сервисами будут продолжаться, при этом сервисы будут также подвержены возникновению судебных разбирательств.

Это особенно применимо к новым произведениям, нишевым произведениям и произведениям, содержащим сэмплы. Эта причина порождает подозрения у авторов, которые считают, что стриминговые сервисы знают о данной и проблеме и используют отсутствие уникальной базы данных в качестве тактики проволочек. Не нужно быть приверженцем теории заговора, чтобы понять, что создание неполной глобальной базы данных создаст ещё больший черный ящик невыплаченных роялти, который будет принадлежать кому угодно, но только не авторам.

И наконец — ограничение ответственности является катастрофой как для авторов, так и для исполнителей. Крупнейшим стриминговым сервисом в мире является YouTube. При этом YouTube является одним из худших по выплатам стриминговым сервисом.

Это происходит, потому что ограничение ответственности DMCA (Закон о защите авторских прав в сфере цифровой информации) действует в качестве вымогательства под предлогом защиты от толпы: «У вас есть хорошие композиции, подпишите этот ростовщический контракт, поскольку мы не хотим, чтобы наши пользователи загружали Ваши композиции, и поэтому Вы не получите роялти».

Желаете создать ещё одно ограничение ответственности для стриминговых сервисов? Нет, спасибо.

Если бы руководство стриминговых сервисов по-настоящему несло фидуциарную ответственность перед своими акционерами, они были бы ПРОТИВ дополнительной правовой интерпретации сервисами YouTube/Google ограничения ответственности DMCA.

Как другим стриминговым сервисам получать прибыль, если им приходится (нечестно) конкурировать с YouTube/Google.

В этом интересы авторов и интерактивных стриминговых сервисов совпадают. Если бы стриминговые сервисы заглянули в прошлое, они бы присоединились к требованиям авторов прекратить вымогательство со стороны YouTube/Google. Они бы не требовали собственного ограничения ответственности. Ещё одно ограничение ответственности приведет к новым судебным разбирательствам, политической протекции и злоупотреблениям служебным положением.

Чего хотят авторы?

Желания авторов просты: они хотят честных выплат и регулирования их деятельности. Этого хочет любой владелец собственности.

При рассмотрении стриминговых сервисов, подразумевается два аспекта:

— Повышенные роялти;

— Право авторов изъять их произведения из цифровых сервисов, которые платят недостаточно.

В настоящее время исполнители и лейблы имеют право не выдавать лицензию на свои произведения интерактивным сервисам, если их не устраивают условия прямого лицензирования. Напротив, авторы не имеют права изъять свои произведения из обязательных лицензий. Помимо этого, федеральное правительство ограничило долю авторов от доходов со стриминга на уровне 10,5%.

Всё ещё думаете, что у вас маленькая зарплата? Тогда работайте за большую зарплату.

Если подумать, звучит абсурдно. Может ли федеральное правительство издать распоряжение, согласно которому все группы должны продавать футболки за 5$ за штуку? Может ли федеральное правительство обязать Whole Foods платить своим сотрудникам пропорциональную долю в размере 10,5% от их валового дохода? Изначально данная практика является крайне регрессивной. Для меня удивительно, что некоторыми ярыми сторонниками существующего регрессивного положения являются демократы из Конгресса.

Известное неизвестное

Несмотря на то, что повышение выплат и право изъятия произведений изначально кажется достаточно простым требованием, подробное изучение вопроса раскрывает необозримые проблемы.

Насколько необходимо поднять роялти авторов? Какая выплата является справедливой, если механические роялти никогда не находились на свободном рынке. С 1909 по 1976 год установленный механический роялти для фонографов находился на уровне 2 центов за копию. Данное регулирование зарплат и цен наложило тень на все способы установления механических курсов после 1976 года.

Но суть проблемы лежит ещё глубже. Должны ли все композиции и все авторы получать одинаковое вознаграждение за воспроизведение? Всегда? Все ли авторы одинаково оценивают свои композиции? Одинаково ли слушатели оценивают все композиции? А как же стриминговые сервисы? Ценят ли они композиции одних авторов выше, чем других? Почему к произведениям относятся, как к нефти или бекону?

Моей излюбленной композицией является Club Foot группы Cassabian. Я заплатил 1.49$ за эту песню. Я подумал, что группа MAINDRIVE сможет сделать на неё кавер. Согласился бы я заплатить $4,99? Вероятно, нет (Я бы воспроизвел её на YouTube). Согласился бы я заплатить $6,99 за невыпущенную композицию Prodigy? Возможно. Согласился бы я заплатить $50 за продолжение EP Phantogram? Я не знаю. Возможно. Но обязательное лицензирование устанавливает цены по единой ставке.

Экономисты соглашаются, что единая ставка является проигрышной практикой. Стриминг с единой ставкой (как для авторов, так и для слушателей) похож на использование аналоговых телефонов в век Ebay.

Такие компании, как Amazon и Delta Airlines используют алгоритмы динамического ценообразования для мгновенного изменения цены. Почему авторы не имеют права управлять ценами на труды своей деятельности? Почему музыкальная индустрия застряла в 70-х с моделью, используемой Columbia House Record Club? «Получите 19 альбомов за доллар, оформив подписку на год!» Я уверен, что мы можем сделать лучше.

Ещё одна сложность: кого должен уведомить автор при желании изъять каталог своих произведений (или одно произведение) из федеральной обязательной лицензии? Будет ли изъятие незамедлительным? Нужно ли уведомлять каждый сервис? Нужно ли уведомлять ведомство по охране авторских прав? Вернёмся ли мы снова к проблеме невозможности создания базы данных, описанной выше?

Нет. База данных авторов/издателей, отказавшихся от лицензии, будет меньше. Несомненно, данная база будет динамической, но если право отказа будет зависеть от регистрации в общественной базе данных, эта база по определению будет точной на 100%. Особенно, если таким образом авторы приобретают ценное право. Это будет настоящей мотивацией (в отличие от предложения наказывать правообладателей, отправляя им ничтожные роялти, которые не стоят того, чтобы обналичивать их в банке).

{ "author_name": "Артём Абаев", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 2, "likes": 0, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "35565", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]