Albert Khabibrakhimov
6 876

Uber, Hyperloop, дагестанские стартапы: куда инвестировал арестованный миллиардер Зиявудин Магомедов

Предприниматель обещает запустить дешёвый сверхскоростной транспорт, но ему грозит до 30 лет тюрьмы.

Поделиться

В избранное

В избранном

Тверской суд Москвы 31 марта арестовал до 30 мая совладельца группы «Сумма» Зиявудина Магомедова, а также его старшего брата Магомеда Магомедова и гендиректора компании «Интэкс» (входит в «Сумму») Артура Максидова. Их подозревают в хищении более 2 млрд рублей и создании организованного преступного сообщества.

Зиявудин Магомедов — один из акционеров и сопредседатель совета директоров компании Virgin Hyperloop One, которая работает над системой сверхскоростного транспорта на воздушной подушке по проекту Илона Маска. Российский предприниматель много рассуждает о возможностях, которые даст запуск проекта в России, но теперь его планы могут быть под угрозой срыва.

В чём подозревают Магомедова

Следствие МВД подозревает, что Магомедовы создали организованное преступное сообщество и под видом предпринимательской деятельности совершали хищения в различных отраслях, в том числе из федерального бюджета. В случае признания вины обвиняемым грозит до 30 лет лишения свободы. По информации The Bell, всего в уголовном деле семь эпизодов хищения.

Сумма ущерба, по данным следствия, составляет 2,5 млрд рублей. Защита Магомедова просила отпустить предпринимателя под залог в ту же сумму, но суд оставил его в СИЗО «Лефортово».

Сам Магомедов своей вины не признает и «категорически отрицает» все предъявленные обвинения. «Странно было бы воровать у самого себя», — заявил он в суде.

Чем владеет Магомедов

Зиявудин Магомедов занимает 63 место в рейтинге богатейших людей России по версии Forbes. Журнал оценивает его состояние в $1,4 млрд. В 2017 году братья Магомедовы заняли пятое место в рейтинге богатейших семей России, также составленном Forbes.

Основные активы группы «Сумма» сосредоточены в транспортно-логистической сфере, нефтегазовом секторе и строительстве.

  • Новороссийский морской торговый порт (третий по грузообороту портовый оператор Европы) — 25,05% акций. Капитализация на Московской бирже — 149,6 млрд рублей.
  • Судоходная компания Fesco, головная компания — «Дальневосточное морское пароходство» — 32,5% акций.
  • Крупнейший по величине парка контейнерный оператор «Трансконтейнер» — 25,07 акций%.
  • Объединённая зерновая компания — 50% минус одна акция.
  • Якутская топливно-энергетическая компания — более 90% акций.
  • Оператор связи «Сумма телеком» (бренд Sumtel), работает в 11 регионах России.
  • Среди других активов — инжиниринговые компании «Трансинжиниринг», «Глобалэлектросервис» и строительные «Стройновация» и «Интекс».

Зиявудин Магомедов также владеет венчурным фондом Caspian Ventures, который инвестирует в высокотехнологичные компании. Среди инвестиций фонда — сервисы Uber и Uber China, стартап по «выращиванию» бриллиантов Diamond Foundry, сервис путеводителей и рекомендаций Peek, а также компания Virgin Hyperloop One.

Магомедов создал Caspian VC в 2015 году, заявленный объём фонда — $300 млн. В интервью Forbes в апреле 2017 года предприниматель говорил, что фонд проинвестировал не все деньги, но конкретные суммы не назвал. Размер средней инвестиции — $10 млн, но в некоторых случаях фонд может войти в следующий раунд с большими инвестициями. Так было с Hyperloop One.

У нас концептуально иная философия инвестирования: мы входим на начальных стадиях. В Uber мы проинвестировали первыми из российских компаний, при капитализации в $40 млрд с чем-то.

Зиявудин Магомедов
в интервью Forbes в апреле 2017 года

Фокус на Hyperloop

После создания Caspian VC Магомедов всё больше говорил о глобальных проектах в международном технологическом бизнесе, чем об остальных своих активах. По словам бизнесмена, три-четыре раза в год он старался летать в Кремниевую долину.

Технологии для меня сейчас являются основной стратегией, и на сегодняшний день они занимают порядка 50% моего времени, помимо того, что я, безусловно, вовлечён на уровне советов директоров и принятия стратегических решений в дела компаний «Суммы».

В дальнейшем я буду всё меньше и меньше времени посвящать деятельности «Суммы» — там сейчас складывается, на мой взгляд, блестящая команда молодых людей, которую мне за годы наконец-то удалось собрать.

Я полагаю, что они разгрузят меня еще больше, и я всё больше и больше времени буду посвящать прорывным технологическим проектам, которые будут работать здесь, в России.

Зиявудин Магомедов
в интервью РБК в октябре 2017 года

Структуры Магомедова вошли в капитал Virgin Hyperloop One (до октября 2017 года— Hyperloop One) в 2015 году, спустя год после основания компании. С самого начала Магомедова интересовала возможность развития системы сверхоскоростного транспорта в России: «Я вошёл в этот проект, прежде всего учитывая гигантские транспортные возможности России».

Осенью 2016 года Магомедов рассуждал о возможности проложить трассу Hyperloop между Москвой и Лондоном в течение ближайших 15 лет. По его словам, дорога между столицами России и Великобритании займёт два с половиной часа, в то время как прямой перелёт занимает около четырёх часов.

Всего структуры Магомедова инвестировали в Virgin Hyperloop One по меньшей мере четыре раза в партнёрстве с другими инвесторами. Последний раунд был объявлен в декабре 2017 года, тогда Caspian VC вместе с Virgin Group Ричарда Брэнсона и DP World Group из ОАЭ инвестировали в проект $50 млн.

С момента основания в 2014 году компания привлекла $276 млн, её оценка превышает $700 млн. С октября 2017 года совет директоров Virgin Hyperloop One возглавляет Ричард Брэнсон, а Зиявудин Магомедов занимает пост сопредседателя.

В июне 2016 года на Петербургском международном форуме сооснователь Hyperloop One Шервин Пишевар (покинул компанию в декабре 2017 года), Магомедов, мэр Москвы Сергей Собянин и подписали меморандум о сотрудничестве. Документ предусматривал изучение возможности строительства трассы для сверхскоростного поезда в Москве.

Москва станет четвёртой локацией сети Hyperloop One после Финляндии, Великобритании и США, где также ведутся исследования в области развития системы, говорили тогда в Hyperloop One.

Поддержку Hyperloop One обещал и президент России Владимир Путин. При этом глава государства не смог гарантировать проекту финансовую помощь или налоговые льготы, поскольку это «инвестиционный проект». Сотрудничество с Hyperloop One рассматривала и РЖД, но компании так и не объявили о партнёрстве.

С точки зрения пассажирского сообщения сейчас можно говорить о двух больших проектах: Москва — Санкт-Петербург и Москва — Сочи. А также московская агломерация — центр Москвы и сообщение с аэропортами. С точки зрения грузоперевозки — это один большой проект: Китай — Казахстан — Россия — Европа. Суммарно это 10 тысяч километров.

Мы сделали сравнение со всеми существующими видами транспорта: с обычной железной дорогой, с авиационным сообщением, с морским сообщением — Hyperloop по всем параметрам выглядит лучше.

Зиявудин Магомедов
в интервью РБК в октябре 2017 года

Первый полноценный участок для высокоскоростного транспорта компания планирует построить к 2020-2021 году, но Россия вряд ли сможет стать одной из первых стран присутствия технологии, в том числе из-за отсутствия законодательной базы. «Это законодательство под новый вид транспорта — вакуумный. То есть там должны быть заложены все элементы: стандарты, регулирование, нормы безопасности», — объяснял Магомедов.

Мы ведём достаточно активную работу с правительством, сформирована рабочая группа в министерстве транспорта.

Мы сами уже проделали большую работу по определению параметров закона. Я полагаю, что если нам удастся до осени 2018 года принять закон, то сразу после этого сможем начать проектные работы. Думаю, что стратегию реализации проекта в первую очередь надо начинать с проектов на дистанцию от 50 до 1000 км.

Зиявудин Магомедов
в интервью РБК в октябре 2017 года

Магомедов обещал, что один билет на Hyperloop будет дешевле сегодняшних способов пассажирских перевозок. Virgin Hyperloop One пока единственной из всех компаний тестирует полноразмерные капсульные поезда для системы высокоскоростного транспорта. В августе 2017 года компания разогнала такой модуль до 310 километров в час.

Акселератор в Дагестане

Зиявудин Магомедов также занимается развитием образовательных проектов в Дагестане. В 2013 году структуры предпринимателя запустили в регионе акселератор Plug and Play Dagestan, который сначала развивался как часть американского Plug and Play. С 2015 года акселератор работает под брендом «ПЕРИ Инновации».

Это не просто инкубатор для технологических стартапов, это в том числе образовательный проект. 11 команд от него неоднократно выезжали в Азию, в Кремниевую долину. Проект одной из команд My diaspora — был признан лучшим в специальной номинации Google. Это формат, который позволяет знакомиться молодежи с конфессионально-этническими особенностями.

Зиявудин Магомедов
в интервью Forbes в апреле 2017 года

Какие могут быть последствия

Представители группы «Сумма» и Virgin Hyperloop One не ответили на вопросы vc.ru о том, как арест Магомедова и предъявленные ему обвинения могут повлиять на отношения предпринимателя с иностранными партнёрами и планы по развитию системы сверхскоростного транспорта в России.

В январе 2018 года Магомедов попал в так называемый «кремлёвский доклад» — список высокопоставленных чиновников и бизнесменов, которых власти США считают близкими к руководству России. Международные партнёры Магомедова никак не комментировали его попадание в этот список, а в «Сумме» заявили, что это не повлияет на работу группы.

Обновлено в 19:35. Представитель Virgin Hyperloop One Райан Келли сообщил vc.ru, что Зиявудин Магомедов не является сопредседателем совета директоров компании.

На сайте Virgin Hyperloop One Магомедов указан как член совета директоров. При этом 31 марта 2018 года — ещё до решения суда об аресте — Магомедов значился в качестве сопредседателя совета директоров. Об этом свидетельствует кэш Google по состоянию на 16:45 по московскому времени 31 марта.

На вопрос об изменениях на сайте Virgin Hypeloop One представитель компании объяснил, что Магомедов был сопредседателем до того, как осенью 2017 года Ричард Брэнсон стал единственным председателем совета директоров.

Версия сайта Virgin Hyperloop One от 31 марта
Версия сайта Virgin Hyperloop One от 2 апреля

Арест Магомедова и возможное влияние на планы Virgin Hyperloop One Райан Келли не прокомментировал.

#hyperloop #деломагомедова

{ "author_name": "Albert Khabibrakhimov", "author_type": "self", "tags": ["hyperloop","\u0434\u0435\u043b\u043e\u043c\u0430\u0433\u043e\u043c\u0435\u0434\u043e\u0432\u0430"], "comments": 22, "likes": 23, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "35635", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]