[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["smm","\u043f\u0440\u043e\u0444\u0435\u0441\u0441\u0438\u043e\u043d\u0430\u043b\u044b_smm","facebook","\u0441\u043e\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430","\u043c\u0435\u0442\u0440\u0438\u043a\u0430","\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441","\u0432\u043e\u0432\u043b\u0435\u0447\u0435\u043d\u0438\u0435_\u043f\u043e\u043b\u044c\u0437\u043e\u0432\u0430\u0442\u0435\u043b\u0435\u0439"], "comments": 5, "likes": 28, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "3572" }
Редакция vc.ru
19 786

Мнения: метрика Engagement Rate и её значение

Маркетологи раньше молились на продажи, теперь — на вовлечение (engagement rate). Показатель вовлеченности пользователей, возведенный в абсолют для клиентов, всё чаще подвергается критике со стороны специалистов digital-рынка.

Мэтью Пэникед, колумнист SocialmediaTimes, справедливо отмечает, что относительно данной метрики существует целый ряд заблуждений. Причем эти заблуждения старательно взращиваются. Сколько «лайков» собрал материал? Сколько повторных публикаций в соцсетях и ретвитов в микроблогах сделано за сегодня? А как с этим всем соотносится число переходов и сделанных кликов? 

Вовлечение должно было служить индикатором того, как аудитория реагирует на контент, взаимодействует с ним и соотносит контент в цифровом пространстве и бренд в оффлайн-мире. Но сама по себе вовлеченность аудитории во все «лайки» и клики без продаж и конкретной конверсии не значит практически ничего. Показателю ER (engagement rate) не хватает смыслового наполнения и контекста: кто, куда и зачем вовлекается и какой в итоге от этого всего толк.

Живи мы в идеальном мире, оценка ER состояла бы из конкретики по следующим пунктам:

  1. Кто вовлечен в потребление контента. Если люди, которые регулярно жмут «+1», like и retweet, никогда ничего не покупают, какая тогда от них польза конкретному бренду?
  2. Кого вовлеченная аудитория дополнительно привлекает к размещенному контенту. Компания продает корм для котов, а к ней на страницу приходят «друзья друзей», интересующиеся в Facebook исключительно сериалами и новыми джинсами. Много ли будет толку от такого «вовлечения»?
  3. С каким именно контентом взаимодействуют подписчики компании. Возможно, высокие значения ER достигаются за счет пятничных «фотожаб» и развлекательного контента, но не приносят ни одного целевого клика на посадочных страницах. Стоит ли радоваться росту ER в таком случае?
  4. Какова природа вовлечения в каждом конкретном случае. Надо знать, совпадают ли циклы совершения покупок и перехода на посадочные страницы бренда со всплесками вовлеченности в соцсетях, а также равноценны ли негативные и позитивные отзывы в соцсетях по своей значимости для продаж.

Важна ли вообще метрика engagement rate (ER), можно ли ею пренебречь и в каких случаях, какой будет в ближайшем будущем роль вовлеченности, и главное: как изменения в форматировании новостной ленты Facebook отразятся на вовлеченности? Вопросов накопилось больше, чем ответов на них. И редакция ЦП решила обратиться за разъяснениями к экспертам рынка. Что они думают по поводу вовлеченности и насколько величина ER критична для SMM-кампаний?

Антон Меркуров,эксперт по интернет-маркетингу и преподаватель МГУ

Учитывая постоянно растущий объем контента и конкуренцию за пользователей, ждать что Facebook изменит алгоритм для повышения этого показателя, не стоит. Насколько важен этот показатель, зависит от целей, а не от KPI. Можно достигать целей с большим охватом и низкой вовлеченностью. Можно наоборот, небольшой охват — большая вовлеченность.

Альберт Усманов,Head of SMM в СТС Медиа

Набор метрик, которые используются в работе SMM, очень сильно зависит от тех целей и задач, которые компания (или вы) ставите перед социальными сетями. Если нужно вовлечь потребителя во взаимодействие с брендом или контентом, тогда вам важно обращаться к ER, чтобы понимать, насколько хороши ваши стратегия и контент-план. Если такой цели не ставилось — значит, эта метрика может быть далеко не ключевой или вообще отсутствовать. 

Стоит отметить, что использование единственной метрики для оценки эффективности работы в социальных сетях — не очень хорошее явление. Гонясь только за вовлечением, вы рискуете испортить свою карму и потерять «дойных коров».

Фёдор Скуратов,руководитель заочного акселератора ФРИИ

Сама по себе метрика Еngagement не несет практического смысла. Возьмем для примера конверсию. «У нас конверсия 20%»! Ну круто чуваки, поздравляю. Конверсия чего во что? Где? С чего? Какая емкость канала с такой конверсией?

Так и вовлеченность. Кем она создается? На каком контенте? Как она влияет на поведение пользователей вне площадки? Эффективность SMM-маркетинга надо измерять не на площадке, а вне ее. Вы собрали кучу чумных больных в одном карантине, вам интересно, сколько их внутри, или сколько осталось снаружи и продолжает сеять в мир споры разумного, доброго и вечного? Измеряйте что, угодно, но следите только за тем, что прямо влияет на ваши продажи, на brand awareness, на трафик, на конверсию, lifetime value и так далее.

Василий Богданов,руководитель SMM-направления в Red Keds

Не бывает «критичных» или «некритичных» метрик. Тут правильно упомянуть уже крылатую среди эсэмэмщиков фразу: «В зависимости от целей и задач». Но если не принимать во внимание вредную привычку некоторых клиентов мерить эффективность SMM продажами, то вовлеченность видится универсальной метрикой.

Давайте только сразу уточним, что мы понимаем под «вовлеченностью». Понятно, что это некий показатель активности подписчиков: то, как они реагируют на публикации. При этом одни считают количество интеракций (лайки, шейры и комментарии) с постами, другие – охват этих постов, а третьи высчитывают коэффициенты вовлеченности по специальным формулам (см. картинку).

Согласитесь, что одни и те же 10 лайков на пост в сообществе на сто участников и в сообществе на миллион – сильно разные вещи.

Другое дело, что рассматривать вовлеченность нужно в контексте общей стратегии. В погоне за лайками эсэмэмщик может пренебречь решением бизнес-задач и постить только сиськи да котиков. Понятно, что вовлеченность будет высокой, но какая польза от этого бренду? Настоящее искусство – это сделать вирусным очередной пост о новом банкомате. Забывать про вовлеченность точно не стоит, но могут быть случаи, когда эта метрика уходит на второй план. Например, если сообщество клиента выступает в роли службы поддержки пользователей (это стало модно в твиттере) – тогда логичной метрикой видится скорость и качество ответов на обращения.

#SMM #профессионалы_SMM #Facebook #социальные_медиа #метрика #опрос #вовлечение_пользователей

Статьи по теме
Facebook избавится от метрики Talking About This (+комментарии экспертов)
10 удивительных фактов из мира SMM, которые заставят вас изменить свою стратегию
5 приёмов ведения страницы в Facebook: как победить снижение органического охвата
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления