Maria Łacińska
4 915

Креативное агентство Chernika обвинило заказчика в неуплате около 800 тысяч рублей

Конфликт вокруг петербургского агентства, команда которого начала работать по inhouse-модели в компании Indagate и не получала оплату за услуги с октября 2017 года.

Поделиться

В избранное

В избранном

В 2014 году Виталий Сотников, который сейчас занимается развитием стартапа NativeOS, открыл в Санкт-Петербурге собственное рекламное агентство Chernika.

Виталий Сотников

Летом 2017 года команда познакомилась с Романом Глубоковских, основателем петербургской группы компаний Indagate, которая занимается подготовкой маркетинговых стратегий, повышением бизнес-эффективности, разработкой позиционирования бренда и другими направлениями.

Предприятия работают не только с частными клиентами, но также выполняют и государственные заказы.

Роман Глубоковских

При встрече с владельцем и с его коллегой мы сразу прониклись друг к другу симпатией. Эти люди горели своим делом, и казалось, что у них есть желание развивать бизнес дальше.

Для следующего шага им нужны были специалисты, которые смогут помочь с формированием стратегии и бренда, а также с упаковкой продуктов и digital.

Виталий Сотников
сооснователь и креативный директор Chernika

ГК Indagate предложила «выкупить» команду Chernika, пообещав перекрыть минимальный оборот агентства для содержания команды в штате. По словам Сотникова, тогда речь шла о 600 тысячах рублей в месяц. На момент договоренности в штате Chernika числилось 11 сотрудников.

«Мы стали inhouse-агенством — нам платили, чтобы мы работали только с Indagate. Также нам обещали заказы от их клиентов», — объясняет сооснователь Chernika.

В августе 2017 года составили черновик договора о партнерстве (копия имеется в распоряжении vc.ru). От Chernika требовалось разработать брендинг, сформировать отдел для дальнейшей работы и интеграции в общую структуру ГК Indagate, создать общую концепцию и ТЗ на разработку маркетплейса для продажи франшиз.

Команда Chernika взяла за эту работу 390 тысяч рублей, говорит Сотников. По его словам, это меньше, чем стандартный чек агентства на разработку одного брендинга. «Но мы готовы были пойти на это, так как перспектива манила хорошими возможностями и работой с профессионалами своего дела», — рассказал Сотников.

Одна из задач, которая ставилась перед новым отделом, — организация потока входящих заявок посредством digital-каналов.

На самом старте команда Chernika оговорила формат работы: сформировать автономный департамент, интегрированный в общую структуру Indagate.

Сотников сообщил, что отдел должен был закрывать весь перечень бренд-маркетинговых, стратегических, digital, веб-работ и впоследствии выйти на окупаемость с помощью внешних клиентов.

Когда всё только начинало двигаться к слиянию, у Indagate была такая же внутренняя структура и организация процессов, как у шавермы во дворе: хозяин с элементами кавказской наружности приезжает с эпизодичностью, всем вставляет, обсуждает финансовые вопросы и снова в путь.

Структура была достаточно условная, без четко прописанных алгоритмов. Отдел продаж работал только в офлайне на холодном обзвоне с крайне низкой эффективностью.

Виталий Сотников
сооснователь и креативный директор Chernika

Для работы команда привлекла бывшего ведущего маркетолога компании PepsiCo Максима Жильцова (он сейчас работает вместе с Сотниковым над NativeOS) и специалиста по маркетингу Александра Кирюшина, который должен был настроить рекламные каналы и закрыть первоочередные потребности для загрузки отдела продаж.

Остальная часть команды в это время занималась переработкой бренда Indagate.

Сотников объяснил, что юридически Indagate работал через ИП с каждым отдельным сотрудником Chernika.

По словам основателя NativeOS, с первых месяцев работы команда столкнулась с сомнительными решениями. Например, постоянно меняющимися вводными данными и установками — то один продукт первоочереден, то другой.

Это влияло на результат и тормозило проработку более фундаментальных задач, связанных с долгосрочными перспективами, добавляет он.

Еще один эпизод, который смутил сотрудников Chernika, произошел во время отъезда Сотникова в Нью-Йорк в сентябре 2017 года на акселератор Starta.

Он рассказал, что изначально предупреждал представителей Indagate, что работает над собственным проектом. Также он занимал должность креативного директора Chernika и закрывал работу для ГК удаленно.

Несмотря на то, что сотрудники агентства должны были стать независимой единицей в структуре Indagate, руководство группы компаний разделило их на самостоятельные отделы.

«Они старались всех разделить и менять наши процессы. То есть ломать то, что уже работало. Это было крайне странное решение», — говорит Сотников.

В конце сентября начались задержки с оплатой услуг сотрудников Chernika. «Тогда мы выбивали деньги на разработку маркетплейса и не получили оплату за услуги копирайтера. Также Indagate не заплатила второй транш по оплате первичного договора», — рассказал исполнительный директор Chernika Александр Солдатов.

По его словам, в тот момент команда «прижала» Глубоковских, и он всё-таки оплатил вторую часть, но с тех пор сотрудники агентства не получали никаких гонораров. Indagate тянула с оплатой, придумывая разные причины — от блокировки счета до отсутствия денег в компании.

В октябре 2017 года команда Chernika начала получать претензии от представителей группы компаний за неисполнение своей работы и низкое качество.

В частности, Indagate обвинила агентство в том, что не был готов брендинг компании. В свою очередь, Chernika считает, что брендинг был готов, но долго создавался, потому что руководство группы компаний постоянно меняло первоочередные задачи для команды и задействовало арт-директора для подготовки к выставке Buybrand Franchise, прошедшей 28-30 марта 2018 года.

Также Indagate, по словам Сотникова, настаивала, что Chernika не выполнила работы по организации маркетплейса для продажи франшиз. Но сотрудники агентства говорят, что подготовили концепцию и запустили работу — Indagate оставалось только вовремя выделять на них деньги.

Макет маркетплейса для продажи франшиз

Кроме того, по словам сотрудников Chernika, они присылали все документы по работе своего отдела, но не получали обратной связи. Сотников добавил, что из-за отсутствия гонораров в ноябре 2017 года агентству пришлось уволить троих специалистов.

При этом Глубоковских обещал всё оплатить, но не отвечал на конкретные вопросы команды, а позже обвинил Сотникова в том, что тот на деньги Indagate уехал в США, а Кирюшин якобы пропал, получив первую оплату.

Сооснователь Chernika в разговоре с vc.ru отметил, что уехал в США, получив финансирование от Starta, а Кирюшин в этот момент собирал команду и затем вернулся к работе.

В частности, он привлек специалистов по контекстной рекламе, которые до сих пор, по словам Сотникова и Солдатова, работают на Indagate и получают оплату в размере 30-50 тысяч рублей.

Руководитель команды по контекстной рекламе Дмитрий Прокопенко отказался от комментариев. «Я представляю другое агентство, которое работает с Indagate. Учитывая условия политики конфиденциальности и договора с Indagate, я не могу комментировать эту ситуацию», — написал он.

Переписка Сотникова с Глубоковских

В середине декабря 2017 года прошло совещание с представителями Indagate и Chernika.

Финальный свисток прозвучал после последнего совещания. На нём мы пытались зафиксировать план работ и оговорить сумму минимальных выплат за разработку маркета в срок.

Но Indagate затягивала с ответами, а потом и вовсе перестала отвечать за исключением жидких ответов в чатике.

Александр Солдатов
сооснователь и исполнительный директор Chernika

С конца декабря Глубоковских перестал отвечать Сотникову.

В феврале 2018 года, когда Сотников временно вернулся из США, агентство начало брать сторонние заказы (в том числе от западных клиентов) и взяло на работу двоих специалистов.

Креативный директор Chernika указал, что в договоре с Indagate был пункт о расторжении в случае неуплаты. «С нашей стороны все было честно. Мы перестали получать деньги и вернулись к тому, с чего начинали», — говорит Сотников.

Сотрудники Chernika считают, что Indagate должна им 779 тысяч рублей за услуги.

Таблица с задачами и гонорарами для Indagate от Chernika

Глубоковских в разговоре с vc.ru подтвердил, что его компания пыталась работать с Chernika, но поставленные задачи реализовать не получилось. По его словам, над этим сейчас за «меньшие деньги» работает другая команда, название которой он не раскрыл.

Кроме того, сейчас Indagate готовит иск в арбитражный суд против Chernika. «Договор и платежи мы, разумеется, предоставим, актов приема работы нет», — добавил Глубоковских. Он отказался отвечать на дальнейшие вопросы vc.ru.

Мы заплатили ИП «Сотников» предоплатой 390 тысяч рублей за брендинг — все сроки были выбиты, качество работы было низкое (разводить детализацию не вижу смысла). ТЗ контракта Chernika не было выполнено их командой.

На этом всё. Любой конфликт лишь забирает силы и время. Прошу больше не беспокоить.

Роман Глубоковских
основатель и генеральный директор ГК Indagate

В свою очередь Chernika не собирается обращаться в суд, так как в агентстве нет штатного юриста и лишних средств на процесс.

Сотников подозревает, что Indagate могли таким же образом обойтись с другими агентствами. Редакции vc.ru не удалось обнаружить подтверждений этому.

#конфликт

{ "author_name": "Maria Łacińska", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043d\u0444\u043b\u0438\u043a\u0442"], "comments": 31, "likes": 9, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "36240", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]