[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Stepan Danilov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","\u043c\u0430\u0440\u0438\u044f_\u043b\u0430\u043f\u0443\u043a","\u0430\u043a\u0441\u0435\u043b\u0435\u0440\u0430\u0442\u043e\u0440\u044b","\u0440\u0432\u043a","\u0433\u043e\u0441\u0443\u0434\u0430\u0440\u0441\u0442\u0432\u0435\u043d\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0442\u0440\u0443\u043a\u0442\u0443\u0440\u044b_\u0440\u0430\u0437\u0432\u0438\u0442\u0438\u044f_\u043f\u0440\u0435\u0434\u043f\u0440\u0438\u043d\u0438\u043c\u0430\u0442\u0435\u043b\u044c\u0441\u0442\u0432\u0430","\u0434\u043d\u043f\u043f","\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0435\u0439_\u043a\u043e\u043c\u0438\u0441\u0441\u0430\u0440\u043e\u0432","\u0446\u0438\u0440","\u043a\u043e\u043d\u0441\u0442\u0430\u043d\u0442\u0438\u043d_\u0444\u043e\u043a\u0438\u043d","\u0433\u0431\u0443_\u043c\u0431\u043c","\u0434\u043c\u0438\u0442\u0440\u0438\u0439_\u043c\u043e\u043b\u0447\u0430\u043d\u043e\u0432","\u0438\u0433\u043e\u0440\u044c_\u0430\u0433\u0430\u043c\u0438\u0440\u0437\u044f\u043d","\u043a\u0438\u0440\u0438\u043b\u043b_\u0432\u0430\u0440\u043b\u0430\u043c\u043e\u0432"], "comments": 34, "likes": 18, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "3732" }
Stepan Danilov
9 586

Рейтинг государственной бесполезности

В Москве, как в самом большом концентраторе бизнеса, существует несколько государственных структур развития, которые созданы для поддержки малого и среднего бизнеса. А мы, стартаперы, относимся к малому бизнесу и пытаемся коммуницировать с теми, кто декларирует, что готов нам помочь. Дальнейшие выводы субъективны и являются следствием личного обобщенного опыта, потому что объективность в нашей стране — это монополия ЦИК, ВЦИОМ и ларьков с цветами. Автор (Степан Данилов, стартапы MeYou и Do.Docs) не претендует.

Вот структуры, которые существуют на деньги налогоплательщиков и, в принципе, имеют достаточный вес, чтобы создавать условия и бизнес-климат для запуска всё новых и новых стартапчиков. Имеют, но не умеют.

Итак, куда же можно смотреть молодому стартаперу с его инновационным фильтром для Instagram, или Рейтинг структур по борьбе с малым предпринимательством:

ДНПП (Департамент науки, промышленной политики и предпринимательства (Мэрия Москвы))

Лицо: министр Алексей Комиссаров.

Бюджет: миллиарды.

Взаимодействие со стартаперами

Впечатления хорошие, министр спускается на «дно» (было несколько встреч со стартаперами) и с ЦА разговаривает, участвует скромно в Facebook. Человек из бизнеса, в чиновниках недавно, переживает и хочет помочь. Как — не знает. Ограничен рамками госбюрократии, но желание помочь или создать что-то мощно-полезное есть. Переживает.

Что делают для стартап-рынка

1) Ивентовая функция. Заказывают организацию шумных форумов, типа GEC 2014, АЭРОБУС в ЦДП, Премии предпринимателей. Польза спорная, зато шумно для телека для фраз «Малый бизнес в стране есть — я сам видел пару».

2) Субсидии. Непрозрачность; субсидии каким-то ООО, у которых даже сайтов нет.

3) Разрезание ленточек. Самая лакомая функция: задача — приехать на новый объект, ножницами разрезать красную ленточку, поесть хлеба с солью. Много фоткаться, давать интервью. Детские праздники, интервью, брошюры и подобное.

4) Выставки за рубежом с тезисом «Москва — инновационная столица». Это не шутка.

5) В принципе, является головным заказчиком двух структур ниже.

Последние наблюдаемые кейсы

Пытаются разговаривать с ЦА. Руководство понимает, что драйверами экономики в России остаются только высокотехнологичные и высокорисковые отрасли. Но аудитория этих отраслей — это молодежь, а люди из мэрии не умеют общаться с новым online-поколением. Зачем-то вляпались в историю Generation S.

Оценка полезности структуры

Можно работать. Структура заинтересована. Больше взаимодействовать. Министр забавный.

Рекомендации 

Самое первое — создать с ними точки входа для стартаперов. Далее сопровождать юридическими адресами, бухгалтерской помощью, упрощенными субсидиями, обременением крупных бизнесменов по взаимодействиям с молодежью. Притащить крупный бизнес на кафедры вузов. Поднять историю с непрофессиональным бизнес-ангельством. 

Рейтинг полезности: 4 из 5

ЦИР (Центр инновационного развития) 

Лицо: Константин Фокин.

Бюджет: более 1 млрд рублей.

Взаимодействие со стартаперами

Взаимодействие есть, но меняться гибко не умеют. Проводят запрос предложений с рынка (что очень хорошо) и не очень прозрачно выбирают победителей (что очень плохо).

Что делают для стартап-рынка

1) База инфраструктуры (карта с инкубаторами — неактуальная, но есть).

2) Центры молодежного творчества при вузах (звучит хорошо).

3) Инновационный таможенный пост (очень гордятся, 28 компаний обслужили, наверное, дело нужное).

4) Делают сопровождение инвестпроектов (вроде бы, ни одного живого кейса).

5) Делают менторскую базу (есть 5 фотографий менторов). Делают историю в отрыве от рынка. Не взлетит.

Последние наблюдаемые кейсы

1) Сделали акселератор API Moscow. Крутая вещь: посевные деньги от бизнес-ангелов + коворкинг + менторство.

2) Приняли 100 заявок с рынка, выбрали 30. В принципе, то, что не сами придумали, а спросили — очень похвально.

3) Зачем-то вляпались в РВК-шную историю Generation S.

Оценка полезности структуры

Офис состоит из молодых, поэтому не всё потеряно. Улучшать механизмы обратной связи и запроса предложений с рынка.

Рекомендации

Клонировать кейс API Moscow, сделать нормальную, простую, понятную точку входа для стартапера любого уровня к ресурсам города через один сайт.

Рейтинг полезности: 4 из 5

ГБУ МБМ (Государственное Бюджетное Управление Малый бизнес Москвы) 

Лицо: CEO Дмитрий Молчанов.

Бюджет: более 1 млрд руб.

Взаимодействие со стартаперами

Недавно написал из Америки или Канады, что с поста уходит, так как устал от чиновничества и хочет нормально делать бизнес. Не в России.

Что делают для стартап-рынка

1) Образовательная функция (вебинары, консультации начинающих юристов, бухгалтеров и пр. — никто не пользовался никогда, компетенции исполнителей = компетенциям чиновников из ЖКХ, ну вы поняли).

2) Менторская поддержка (сказано, что уже 70 менторов, на сайте есть только 8 странных людей).

3) Субсидии на выставки, на лизинг, на процент от кредита, на начало бизнеса (заявка состоит из 12-15 форм документов, дают 300 тыс. рублей, удачи). Думаю, здесь создаются ООО-шки пустышки самих сотрудников, они субсидии и получают.

4) Экспорт, штаб по защите, юридические советы.

5) Одинокий коворкинг в ВАО за 5000 с человека в месяц (но декларируют, что Москва снабжает малый бизнес помещениями).

6) Центры развития молодежного предпринимательства при вузах (что делают — непонятно, но история добрая для климата). Дубль с ЦИР.

7) Декларируют, что делают «Википедию» для предпринимателй. Ну, удачи…

8) Есть центр социального предпринимательства. Информации ноль. Бэтмены, не меньше.

Последние наблюдаемые кейсы

1) Форум АЭРОБУС в ЦДП посетила пара десятков предпринимателей. Организационные бюджеты на форум исчисляется в млн. руб.

2) Говорят, что консультации дали 25 тысячам предпринимателей за год, особенно хорошо это cмотрится рядом с пунктом #1.

3) Проводят какие-то бесплатные мастер-классы: как создать сайт, основы маркетинга. Зачем? Для кого? Есть какие-то постоянные подрядчики этих семинаров, например: ООО «Создание ВЕБ-сайтов».

Оценка полезности структуры

Зачем-то делают много никому не нужного. Дорого. Бестолково. В данный момент не полезны никому. Ни стартаперам, ни малым предпринимателям.

Рекомендация

Предложить интегрировать их некачественные ресурсы в точки входа стартаперов. Откажутся — гнать тряпками. 

Рейтинг полезности: 3 из 5

РВК (Российская Венчурная Компания) 

Лицо: СЕО Игорь Агамирзян.

Бюджет: 26 млрд.

Взаимодействие со стартаперами

Очень высокомерные отношения со стартаперами, отсюда репутация, совершенно не признаваемая ЦА.

Что делают для стартап-рынка

1) Образовательная функция. Образовательные мероприятия, конкурсы. Задолбали весь рынок миллиардом никому не нужных мероприятий, конкурсов, рейтингов, премий, и т. д. Руководство считает, что нужно было поднять «хайп на интернете». На самом деле, мероприятия позволяют просто делать шум для прессы.

2) Фонд фондов. Малополезный институт при отсутствии институтов начальных посевных этапов.

3) Развитие институтов бизнес-ангельства. Не создано, есть неработающая фантик-ассоциация.

4) Посевные фонды. Был 3 года назад создан, потратил 2 млрд в проекты, которые никто не знает, что с ними — тоже. Объявлено о создании новых. Никаких новостей.

5) Институт заказных корпоративных инноваций. Ничего нет.

6) Законодательные инициативы. Ничего. Законов для легкого входа/выхода для микроинвесторов нет. Краудфандинга нет. Структуры владения не отделены от структур управления. Опционов нет.

Последние наблюдаемые кейсы

1) «Вы имеете право хотеть». 4 декабря была встреча с СЕО РВК Игорем Агамирзяном. На предложение от стартаперов «мы хотим помочь обратной связью и хотим чаще встречаться» был ответ: «вы имеете право хотеть».

2) «История с глистами». После этой встречи сотрудница РВК в Facebook привела метафору, где сравнила пришедших с глистами. Фраза залайкана почти всеми сотрудниками РВК. СЕО вместо извинений сказал, что она имеет право так считать. 

3) Уничтожение 10-летнего конкурса БИТ и начало конкурса Generation S. Человеку, который придумал, и, самое важное, протолкнул этот благозвучный бренд, весь рынок хочет пожать руку.

4) Размер призового фонда годового конкурса, где прошло 1500 стартапов — 5 млн рублей на троих победителей. Медстраховка сотрудников РВК — 20 млн. руб /год.

5) Являются рекламодателями у Rusbase, H&F, Firrma. Теперь там только позитивные новости о рынке и о РВК, как вы понимаете.

6) Сделали по подсказке календарь всех мероприятий венчурного рынка. Импорт убьёт ваш макбук, но всё равно — услышали и сделали полезность.

7) Прокуратура на днях заявила, что установлены факты имитационной деятельности подрядчиков РВК. Обе стороны, конечно, заслуженно стоят друг друга.

Оценка полезности структуры

Крайне дорогой бестолковый институт, который в состоянии был развить климат. Ледокол по сути. Если бы их не было — было бы так же, как и сейчас. Только 26 млрд бы еще было.

Рекомендации

Разогнать весь топ-менеджерский состав пенсионеров, отдать бразды управления ледоколом профессионалам с рынка. 

Рейтинг полезности: 2 из 5

ФРИИ (Фонд Развития Интернет Инициатив)

Лица: СЕО Кирилл Варламов, PR Лапук Мария. 

Взаимодействие со стартаперами

Фонд косячил почти весь 2013 год, выпендривался перед аудиторией президентами, громкими словами, несвоевременным краудфандинговым заведомо мертвым проектом Starttrack. Позже начал общаться с ЦА, завел кота и начал привлекать опытных стартаперов к обучению молодых.

Что делают для стартап-рынка

1) Образовательная функция. Образовывают молодых в регионах по разным программам.

2) Акселератор онлайн. Не очень полезный, но как обучающая история пусть будет.

3) Акселератор оффлайн. Они первые, кто нормально собрал стартаперскую тусовку по американской модели MassChallenge (прогон толп стартаперов через акселератор с итерацией в 3-6 месяцев).

Последние наблюдаемые кейсы

1) Зачем-то говорят, что деньги не государственные (деньги, конечно, олигархические, но по принуждению собраны как обременительный взнос).

2) Зачем-то устроили показ перед президентом. И что?

3) Зачем-то полезли на рынок А-раунд площадкой Starttrack (бывший умерший Smartmarket).

4) Кот.

Оценка полезности структуры

Хорошая инициатива для посевной и образовательной истории IT-проектов (к сожалению, других не-IT сфер в России рождаться в таком климате не может, а для IT самый низкий порог входа. Пусть хоть так). Самая полезная структура на рынке. Потому что и команда состоит из молодых, так ещё и начали слушать рынок.

Рекомендация

Помогать и пользоваться.

Рейтинг полезности: 5 из 5

Бонус: государственные институты по борьбе с малым предпринимательством: 

Пользы для стартап-рынка от этих монстров никакой. Сколково-Бестолково… Не тратьте время, бумагу и надежды.

Вывод такой: Государство очень заинтересовано в развитии стартаперства в России. И выделяет много миллиардов разным институтам. Институты очень заинтересованы в выделении миллиардов со стороны государства. В этой пищевой цепочке почти ничего не достаётся только одной целевой аудитории — стартаперам.

Вот такая обратная связь с рынка.

#Колонка #инвестиции #мария_лапук #акселераторы #Колонка #РВК #государственные_структуры_развития_предпринимательства #ДНПП #Алексей_Комиссаров #ЦИР #Константин_Фокин #ГБУ_МБМ #Дмитрий_Молчанов #Игорь_Агамирзян #Кирилл_Варламов

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления