Редакция vc.ru
2 247

Колумнист The New Yorker: Почему крах стартапов полезен

Джеймс Суровецки рассуждает о том, что приводит к череде эпических провалов в мире современных стартапов и как к этому относиться.

Мы живем в век стартапов. Никогда раньше не было так просто основать свою компанию или выпустить новый продукт. А поскольку вокруг царит бум венчурных ангелов и краудфандинга, то найти финансирование для реализации проекта тоже несложно. Компания CB Insights обработала 17 тысяч посевных инвестиционных сделок в ИТ-индустрии США за 2012 год, что в три раза больше, чем в 2009 году. Рынок растет, но есть подвох: начать очень просто, а преуспеть — нет. Конкуренция просто зашкаливает, прибыли скудные, а венчурные капиталисты не так уж щедры, когда доходит до заключительных стадий финансирования. В книге Гидеона Льюиса-Кроса «No Exit», посвященной стартап-культуре, говорится, что жизнь компании часто коротка и неказиста.

Тот факт, что большинство новых бизнесов терпят крах, ни для кого не является секретом. Почему же столько людей буквально помешались на поиске венчурных инвестиций, хотя заканчивается всё это невесело? Традиционный ответ: предпринимателям просто намного комфортнее принимать риск от ведения нового дела, чем большинству обычных людей. Еще в восемнадцатом столетии экономист Ричард Кантильон, который и ввел термин «предприниматель», говорил о предпринимателях как о личностях, способных принять риск. В 1921 году экономист Фрэнк Найт уточнил, что предприниматели «специализируются на принятии рисков». Дальнейшее изучение предпринимательства позволило определить, что отношение к рискам в целом у них такое же, как у всех. И только в новом начинании они могут делать более высокие ставки. Они не ищут риск специально, а просто осознанно к нему относятся.

Исследование 1997 года, проведенное изданием Journal of Business Venturing, выявило, что предприниматели слишком самоуверенны в оценке своей способности предотвращать негативные сценарии и неудачи. Исследование 1988 года, проведенное тем же изданием, показало, что 81% опрошенных из выборки в три тысячи предпринимателей были уверены: их бизнес будет по меньшей мере на 70% успешным. А треть вообще была уверена, что их бизнес 100% будет прибыльным и успешным. С тех пор мало что изменилось.

Предприниматели по-прежнему верят, что у них хватит навыков и знаний справиться с любыми трудностями. Автор книги об ангельском инвестировании и венчурный капиталист Дэвид С. Роуз недавно отметил, что предприниматель должен быть чрезвычайно самоуверенным, иначе он вообще никогда не начнет собственное дело.

Именно такая самоуверенность помогает продолжать даже тогда, когда случаются первые ошибки и неудачи. Начать собственное дело, основать компанию — это одна из самых непростых и выматывающих задач. Для этого нужно быть крайне уверенным в себе и даже сознательно переоценивать свои силы. Впрочем, обратный эффект от такой всеобщей самоуверенности и гипероптимизма тоже есть. Экономист Г. Скотт Гордон в своём эссе 1954 года назвал это «парадоксом рыбака». Рыболовы все уверены в том, что поймают самую крупную рыбу, и потому все выходят в море одновременно. В итоге их в заливе становится слишком много, и им всё труднее и труднее добывать себе достаточно рыбы для того, чтобы заработать себе на жизнь.

В мире стартапов оптимизм обусловлен еще несколькими причинами, отличными от тех, которые царят в традиционной экономике. Легкость разработки продукта и получение посевных инвестиций служат основой для быстрого получения положительных отзывов. Развитие крупных акселераторов наподобие Y Combinator (где можно получить новые контакты и наставления от менторов) уменьшило ряд рисков для современного бизнеса.

А довершает всё негласное правило «о неудачах распространяться не принято». Быстрый и частый провал — типичная ситуация для Кремниевой Долины. Правда, теперь есть специальная конференция под названием FailCon. Она собирает предпринимателей, которые пережили непростые времена и провалили свои стартапы, но извлекли уроки из неудач. Своим опытом они делятся на такой конференции, чтобы никто не повторял в будущем подобных ошибок.

Исследование 2009 года, проведенное рядом венчурных компаний, показало, что предприниматели, провалившие свой первый стартап, в дальнейшем снова терпели неудачу. 80% тех, кто не смог с первого раза создать успешный стартап, не смогли распорядиться венчурными инвестициями и в новых своих проектах. Новички проваливаются куда реже, чем те, чей первый стартап не задался.

Но умение умерить оптимизм в оценке будущего вряд ли поможет предотвратить крах стартапа. Проблема в том, что у нас уже построена целая система нереалистичных ожиданий. Инвесторы вкладывают деньги во множество компаний и проектов, опираясь лишь на приблизительные оценки и свои прогнозы касательно того, «выстрелит» получатель инвестиций или нет.

Как справедливо отметил герой нового сериала «Silicon Valley», этот процесс похож на рождение тысяч морских черепах, из которых до воды доберется лишь пару сотен. Так и капиталовложения в стартапы: их совершают в больших количествах в надежде, что хотя бы некоторые проекты «доживут» до попадания в «бизнес-океан».

В инновационной экономике победил дарвинизм. Самоуверенность и избыток вкладываемого капитала вызывают чрезмерный поток новых проектов. И по мнению профессора Мичиганского университета Брайана Ву, это плохо для отдельных компаний, но является благом для общества в целом. Потому что из иллюзий и разрушенных надежд стартаперов «растет» технический прогресс человечества.

#Провал #стартапы #учись_стартапер #советы_стартаперам #уроки_от_неудачников

Статьи по теме
Почему рост для стартапа — это не всегда хорошо
10 провалов краудфандинга в 2013 году
Как создать электромобиль и всё потерять
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u043e\u0432\u0430\u043b","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u0443\u0447\u0438\u0441\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435\u0440","\u0441\u043e\u0432\u0435\u0442\u044b_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435\u0440\u0430\u043c","\u0443\u0440\u043e\u043a\u0438_\u043e\u0442_\u043d\u0435\u0443\u0434\u0430\u0447\u043d\u0438\u043a\u043e\u0432"], "comments": 7, "likes": 11, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "3803", "is_wide": "1" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "create", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]