Roman Maslennikov
220
Блоги

Продавец обуви «бабушкин вариант», (и не только) Иван Беляев: «Интуитивно чувствую, что будет сметаться»

Как продавец курток с миллиардным оборотом пришёл в сетевой бизнес? Мне лично стало интересно, так и появилось это интервью. Несколько лет раньше Иван нашел меня сам, консультируясь по поводу пиар-акций. А позже – неожиданно позвал меня в сетевой бизнес.

Поделиться

В избранное

В избранном

Иван Беляев и его большая семья

Меха, кожа, девелопмент и дайвинг-центр

– Иван, представься, пожалуйста, со всеми должностями статусами, регалиями.

– Меня зовут Иван Беляев. Я бизнесмен. Занимаюсь бизнесом больше 20 лет, наверное, уже ближе к 25, с девяностых годов: как я пришёл из армии, начал искать товары для продажи.

Не пошёл в бандиты, а мог бы пойти по той стезе – я спортсмен, мастер спорта по греко-римской борьбе. Но как-то в коммерцию пошёл. Конечно же, скрывал от своих спортсменов, что я в коммерции.

– А все пошли в криминал?

– Да, в основном пошли туда. Но меня брат уберёг. Он тоже борец. Сказал: «Вань, давай как-то мы всё-таки по божьим законам будем жить». И как-то мы пошли туда. Стеснялся, конечно, коммерции, скрывал от многих, но, тем не менее, потихонечку начинали какие-то товары продавать на барахолках в Москве, бегали от милиции.

Были детские товары, приставки. Я очень хорошо чувствовал то, что будет продаваться, выставлял это, и люди у меня покупали.

Это 93-94 годы.

– Сколько тебе лет сейчас?

– 46.

– А как у тебя с куртками пошло?

Увидел рекламу пакистанских курток, поехал на эту фирму, купил, как сейчас помню, 16 курток. Приехал в универмаг «Вешняки», выставил девочку-продавца одну и поехал домой. Тогда ещё телефонов не было мобильных, как зашёл домой, - а там ехать мне нужно 10 минут до дома, - и звонок раздался. Говорят, что продали все куртки. Просто люди «смели» все. Думаю: «Вот это круто!» И потихонечку мы начали заниматься этим.

Я съездил в Пакистан. Тогда еще челноками, когда все пили, курили в самолётах, возили мы эти куртки. Очень хороший был бизнес. Пакистан, потом Турция, Греция, и пошло, пошло, пошло, мы превратились в компанию, у которой товарооборот был в год полтора миллиарда рублей. Достаточно крупная компания с 37-ю магазинами. Входили в пятёрку лучших: «Снежная королева», «Мир кожи и меха», «Алеф», «Sagitta» и мы, «Ivagio».

– Вы просто находили лучшие модели и сюда их привозили или ещё сами что-то дошивали?

– Мы находили лучшие модели, проводили опросы покупателей, узнавали то, что им нужно и по всему миру собирали лучший модельный ряд, делали коллекцию и представляли в нашем магазине. Фабрика была – это весь мир.

– Сейчас покупатели могут те самые куртки через интернет заказывать или всё равно все будут ходить в магазины, как ты думаешь?

– Конечно же, сейчас много через интернет, и, наверное, это удобнее. Но всё равно я уверен, что люди хотят пощупать, одеть, пообщаться, живого общения никто никогда не заменит. Знаешь, у меня, например, люди реально приходят на продавцов. Они уже как родственники общаются, растут вместе с брендом. Некоторые клиенты приводят своих детей. Понимаешь, уже поколение вырастает за 20 лет. В любом случае, интернет – это хорошо, но живое общение не заменить.

– А откуда у тебя такое чутьё, как ты его развил именно вообще на бизнес и на находки в частности, на одежду, так скажем? Это что-то генетическое или ты много телеканалов про моду смотрел, журналы? Откуда эта интуиция?

– Это внутреннее состояние. Когда ещё в девяностых годах, наверное, смотрю на какие-то товары, которые выпускаются, и как-то интуитивно чувствую, что они будут продаваться. Закупал и практически никогда не ошибался.

Нашел обувь, которую мы прозвали «бабушкин вариант», то есть прям «стрёмные». И мы их купили вообще за копейки несколько коробок. Обувь просто страшнейшая. Но внутренне мне казалось, что она удобная, и женщины её полюбят.

А наценка была, не знаю, чуть ли не тысяча процентов. Мы их привезли, я опять-таки поставил коробку, не успели их раскрыть, как набежали бабушки и дедушки и просто всё «смели».

– До каких размеров дорос твой бизнес, и как ты понял, что есть какое-то ограничение, предел? До какого момента простирался твой главный интерес, фокус внимания в одежде?

– Фокус внимания, цель у нас – это улучшать жизнь как можно большему количеству людей, профессионально подбирая и представляя качественную кожаную и меховую одежду.

– Миссия такая?

– Да, которая даёт уверенность и создаёт комфорт, уют, человек это покупает. Вообще, конечно же, хотели, и у меня была цель – это стать номером один по продаже кожаной, меховой одежды. Были планы в 13-ом году: мы должны были открыть новых 113 магазинов. У меня был план «залезть» во все Duty Free, открыть там маленькие магазинчики «Ivagio», мы уже это планировали и хотели развить торговлю в Европе, Америке, потому что в любом случае с Пакистаном можно было везде «вылезти». Такие были грандиозные планы.

– Почему - были, что поменялось?

– Во-первых, для этого нужна мощная команда. Она у меня была, но сейчас в России не удалось её удержать. Почему? Потому что очень большие были нападки, когда компания начинает «вылезать» в чуть больше полтора миллиарда оборота, то почему-то сразу все начинают интересоваться ею: УБЭП, налоговая...

Я принял решение, что я не буду никому давать взяток. И не получилось, потому что, наверное, может быть, не был совсем готов к тому, чтобы компания была «чистой и белой», потому что таможня была «серая».

И всё равно для того, чтобы «в белую» ввозить, это нужно было бы повышать цены, что делало бы компанию неконкурентоспособной. И по нам, честно говоря, немножечко «прошлась машина» наша, российская. Были уголовные, административные дела, ещё повлиял кризис.

Мы, в принципе, все кризисы переживали очень хорошо. Последний кризис, когда у тебя закупка идёт в евро, в долларах, когда доллар подскочил, то мы немножечко, конечно же, просели. Нагрузка была ещё в том, что многие компании нам начали давать на реализацию или с отсрочкой платежа, что никому не советую. То есть, в любом случае, нужно покупать товар на собственные деньги. Когда мы это делали, у нас всё было хорошо. Как только пошла вот эта реализация, то нас это подвело.

– Но вроде выгоднее, если не платить сразу?

– Ответственность меньшая на тебя получается. Потому что уже реализация, продалось или не продалось, ты можешь отдать, платить вроде не надо. А когда отсрочка платежа, тебя всё равно нагрузили, и ты всё равно должен заплатить. А иногда бывает, что товар не совсем качественный тебе дают. Это такие свои нюансы. Почему это сейчас немножко затормозилось? Потому что очень много сейчас прохожу всяких курсов: и Майкла Роуча, и всякие разные. Ты, наверное, слышал, знаешь.

Есть такие кармические семена, и мне многие говорят, что всё-таки карма, животных убивают, «Гринпис», то есть всё чаще сталкиваюсь с тем, что это какой-то не кармический бизнес - меха. Хотя всё равно Россия – это «меховая» такая у нас жизнь. Всё равно будем носить. Но у меня фокус внимания немножечко ушёл в другую сторону.

– Ничем другим ты не занимался кроме продаж шуб?

– В 2002 году 5 лет у нас был первый русский дайвинг-центр «Dolphin» в Шарм-эль-Шейхе. Это было наше развлечение, потому что денег было тогда много и мы больше ездили отдыхать, уединяться, может быть, от семьи. У нас была там компания, команда, и мы в основном путешествовали, плавали, ныряли, погружались. Но дайвинг-центр особо никаких денег не приносил, и мы его благополучно потом продали.

И в 2007 году - так как много ездили в Турцию, в основном в Стамбул, - анталийские партнёры предложили заняться строительством. Тогда это было интересно, выгодно, и мы начали этим заниматься.

Выбрали один интересный проект, построили его благополучно, продали. В Турции построили два 15-тиэтажных здания: 240 квартир. Я считаю, что это один из лучших проектов вообще в Анталии до сих пор, потому что он в мраморе, с атриумами. Там звезды живут, в частности Аркадий Укупник.

Но так как проблемы с Турцией, ты сам знаешь, то самолёт упадёт, то еще что-то, и у нас, конечно же, много проектов там «заморозилось».

Но я всё равно не строитель, моя основная профессия – это кожа, и новые направления, в любом случае, внимание забирали. Я постепенно сам направил своё внимание на кожу, меха, а Турция пока «стоит», потому что пока смысла там нет что-либо строить.

– «Разморозили» же там уже отношения?

– Но они же могу как «разморозить», так и «заморозить» опять. Россияне не очень верят в Турцию.

– После того случая?

– Да, как-то они боятся. Мусульмане всё-таки, знаешь. Этот момент. Если просто приехать отдохнуть – да, заплатить за аренду – да, а купить – уже как-то так, не очень в ту сторону смотрят. С 2008 года уже 10 лет прошло, а никак эта покупательская способность не может вырасти.

Дональд Трамп тоже сетевик?

– Сейчас у тебя основной фокус внимания в бизнесе на чём?

– У меня есть ещё интересная компания сетевая компания «Каяни» («Kyäni»), которая вышла на российский рынок. Я сейчас её развиваю, планирую подтянуть достаточно интересных игроков, чтобы построить товарооборот. И немножко такая амбициозная планочка: хочу, наверное, командой быть номером один, чтобы построить товарооборот, который, по большому счёту, может быть, ещё пока никому не удавалось. То есть миллиард долларов в год хочу сделать именно здесь в компании. Если полтора миллиарда рублей делал уже, то теперь такая цель.

– Получается, ты со-основатель в России этого бренда?

– Получается, один из первых людей, кто начал развивать эту компанию в России.

– То есть это классический сетевой МЛМ-бизнес, правильно?

– Да. Достаточно интересная форма. Я всегда относился к этому отрицательно, но так как много чему обучаюсь, узнал о таких людях, как Роберт Кийосаки, Дональд Трамп, Билл Гейтс. Они говорят, что сетевой маркетинг – это некая такая вещь, которая может создать тебе пассивный доход, если ты построишь классную систему.

Я начал смотреть, как бы у себя в бизнесе это сделать, чтобы мои куртки таким образом продвигались. И совершенно случайно мне «на голову упал» этот вот проект.

Два года назад начал заниматься сыроедением. Это не сыр есть и мясо, а растительную пищу. Я похудел на 23 килограмма. Всё время экспериментирую: то худею, то толстею, то голодаю, то ещё что-то. Сейчас начал бегать марафоны и сыроедением заниматься. Похудел и чувствую, что на одних овощах, фруктах я далеко не убегу. Со своими спортсменами начал интересоваться какими-то витаминами, БАДами, ещё чем-то.

Перепробовал кучу всего, ничего не помогало, и вот одна женщина мне предложила компанию «Каяни». Ей 60 лет, она ведёт здоровый образ жизни, выглядит шикарно. Я ей доверяю, начал пить витамины, но так, особо внимания не обращал. Через где-то 3 недели почувствовал, что намного больше энергии и восстанавливаюсь хорошо.

Сейчас с тобой разговариваю, а сегодня пробежал, кстати, 30 км. В принципе, жарко на улице, но их пробежал, и видишь, что бодрячком ещё.

– Каждый день бегаешь?

– Сегодня понедельник, я бегаю, потому что к соревнованиям готовлюсь, а так в основном 5 раз в неделю. Понедельник, четверг у меня выходной.

– Скажи, пожалуйста, почему у многих было, у некоторых остаётся отношение к МЛМ как к чему-то отрицательному? И почему оно начинает меняться? Я вижу таких интересных людей, которых никогда бы не приставил бы сетевиками. Почему было так и вдруг стало меняться?

– Смотри, во-первых, сетевой бизнес – это бизнес рекомендаций. Человек применяет какой-то продукт и начинает рекомендовать кому-то другому. Как правило, мы же сами когда начинаем этим бизнесом заниматься или когда сетевики начинают этим бизнесом заниматься, происходит следующее: мы сами просто людей отправляем на кладбище, знаешь, такое сетевое кладбище. То есть поговорили, сами испортили отношения. Почему? Потому что многие люди думают, что в сетевой приходят те люди, которые уже ни на что не способны.

И, получается, когда с человеком общаешься, некоторые хотят, чтобы квалификацию закрыть, чтобы быстрее человека подписать, они начинают обманывать и говорить, что «приходи, ничего делать не надо, пассивный доход, деньги заплатил, и всё – давай вперёд». Знаешь, вот сами обманывают, что делать ничего не надо, всё прямо себе само прирастёт.

На самом деле это не так. Здесь это такой же бизнес, и нужно потрудиться, какое-то время «попахать», если, например, ты хочешь добиться каких-то результатов. Нужно на это внимание потратить.

Не бывает просто так, что ты пришёл, и тебе все деньги сами пришли. Всё враньё, обман. И люди сами, пытаясь, я же говорю, закрыть какие-то квалификации или увеличить свои ранги, быстрее заработать, начинают таким образом обманывать.

Человек когда придёт, заплатит деньги и спросит: «Я потратил деньги, а где мой пассивный доход? Почему у меня ничего не растёт?» Разочарование: «А, лохотрон, обман, развели», – или ещё что-то. И, как правило, поэтому это и происходит. Это точно такой же бизнес, как обычная компания. У нас есть товарооборот, есть время и голова для того, чтобы мы создали этот товарооборот. Всё. Единственное здесь, конечно же, преимущество в том, что тебе не нужно закупать, таможить, персонал содержать.

– Это как раз мой следующий вопрос. Почему серьёзные бизнесмены меняют систему продаж или, как бы «отращивают вторую ногу» - развивают сетевую тему? По этим причинам, потому что нет расходов, всё оптимизировано?

– Если компания реально хорошая и с хорошим продуктом, её приятно продвигать и с ней приятно работать. Потом здесь единственная форма бизнеса, где нет границы между владельцем и работником. Здесь любой человек сам себе и владелец, и работник, и всё. Когда ты заходишь в компанию, сам начинаешь строить свой бизнес.

Владельцы – это просто те люди, которые, условно говоря, поставляют тебе товар. По большому счёту, если компании хорошая, ты от них никак не зависишь, потому что они всё сделали, и ты начинаешь строить, строить, строить просто свой товарооборот, строишь свой бизнес. Это то же самое, что я покупаю куртки, но только мне нужно за них заплатить, их нужно привезти, растаможить, всё это сделать, а здесь этого ничего не нужно, только их продавать, всё.

Для этих витаминов просто должен построить товарооборот, к примеру, найти дистрибьюторов, мощных людей в городах, которые создадут какие-то представительства так же, как и магазины. То есть, например, возможно иметь магазины в разных городах, представительства открыть.

Поэтому люди понимают, что когда заходишь первый, допустим, когда ты у истоков компании и когда находишь людей, которые помогают вместе с тобой это расстраивать, то в где-то нужно потратить время. А затем у тебя это время уже меньше занимает, и просто-напросто ты начинаешь командой «рулить» совсем по-другому. Тогда возникает пассивный доход. Я просто очень многих знаю людей, которые реально зарабатывают хорошие деньги, реально хорошие.

– Что значит «хорошие» деньги в твоём понимании?

– Это 500 тысяч долларов в месяц, миллион долларов в месяц, 350, 250. Я считаю, что это нормальные деньги.

– В России – в Москве ты имеешь в виду? Или в регионах тоже так?

– Да. В регионах так же. Я, например, только вчера был на МЛМ-тусовке в первый раз. Величайшие сетевики присутствовали. Просто видел, что люди выходят, скажем, женщина, которая «Тяньши» занимается, говорит: «У меня 25 млн долларов товарооборот за год». У неё недвижимость, поездки, есть команда. Другая компания «For Life»; люди, которые конкретно показывают мне чеки на 20 тысяч долларов в месяц. Это зарабатывают женщины, которые работали врачами, учителями. Я считаю, что это неплохие деньги для них.

– Но это единицы, не у всех же так получается? Или у всех, кто пашет?

– Знаешь, как и в любом бизнесе. Не каждый же человек в бизнесе добивается каких-то результатов. Просто сейчас видел статистику, чтобы не соврать, в Америке 300 с чем-то миллионов человек проживает, из них 8 млн – долларовые миллионеры, из этих полтора миллиона – долларовые миллионеры из сетевой индустрии. То есть немалая доля.

– Президент США тоже сетевик?

– Он к сетям очень хорошо относится. Я два раза слышал интервью, когда Трамп говорил, что «если я потеряю свои миллиарды, то найду сетевую компанию с хорошим маркетинговым планом, продуктами и заработаю там свои деньги. Он говорил про свою дочку, что «она спрашивала совета, куда устроиться на работу», и он ей сказал идти в сетевую, потому что «ты там пройдёшь всё, сможешь, по большому счёту, построить любой бизнес вообще, какой ты хочешь, но я хотел бы, чтобы ты «окунулась» в сетевую индустрию». Роберт Кийосаки об этом говорил. Я вот на это стал внимание обращать.

– Скажи, пожалуйста, не кажется ли тебе, что для таких реальных бизнесменов, которые «старой закалки» или вообще просто молодые бизнесмены и предприниматели, уходя в сетевой бизнес, бегут от реальности? Там не решаются вопросы или надоело их решать. Бросили свой бизнес и ушли в сетевой, где попроще, вместо того, чтобы потягаться, посоревноваться за первенство в своём бизнесе. Не кажется ли, что сетевая компания – это типа преждевременная «пенсия»?

– У каждого человека есть своя цель, к которой он идёт. Например, в моём случае, когда иду к какой-то своей цели, я рассматриваю это, как некий мешок с деньгами, который попался мне посреди дороги. И пропустить его мимо желания нет, почему бы не поднять «мешок с золотом» в виде компании «Каяни», потому что она только зашла на российский рынок, и я здесь первый.

По поводу своих других каких-то целей, скажем, кожи, меха, ещё чего-то, то конечно же, если человек утром встаёт, и ему хочется, он бежит, несётся, работает, он хочет зарабатывать, и у него это всё получается – да ради Бога, пожалуйста. Если его устраивает это, если это его цель, он кайфует от того, что идёт на работу, – не вопрос, пускай он этим заниматься, пускай он просто здесь, условно говоря, пользуется продуктами в какой-нибудь сетевой компании.

Потому что, как правило, в сетевых компаниях очень достойные продукты. Дальше рекомендую, например, другим каким-то людям, особо не занимаясь этим, можно тем самым расстраивать просто структуру самостоятельно, не сильно напрягаясь. Потому что, к примеру, в какой-то момент я могу сказать, что если человек направит туда внимание и просто подключит тех людей, которые смогут здесь построить, то они могут очень много и хорошо заработать.

Отвечая на твой вопрос по поводу того, что они сбегают от реальности или ещё что-нибудь, – смотря какая реальность. Что может делать бизнесмен? Может, конечно, заниматься производством, я уважаю этих людей, они могут закупать и продавать что-то ещё, могут нечто своё, например, создавать, какую-то сетевую компанию. Я, допустим, почему компанию «Каяни» выбрал, почему сейчас обратил на это внимание? Потому что достаточно крупная, владельцы – миллиардеры, у меня много было партнёров-миллионеров, но никогда – партнёров-миллиардеров, и цель – я чувствую за своей спиной мощь, и цель мне нравится.

Я, например, создал клуб долгожителей, хочу, чтобы люди реально пили этот продукт, оздоравливались, получали от этого результат. То же самое, как с кожей и мехами. Я никогда никому ничего не рекомендовал подобного, всегда продавал кожи и меха кому-то, например, никогда не продавал никакие пищевые добавки, хотя выгляжу как бы нормально в свои 46 лет. Мне многие задавали вопрос: «А что ты пьёшь?» – я мог бы сказать, что пью воду «Коралловый клуб» или какую-то щелочную, или ещё что-то, но я никогда этого не делал, потому что смысла нет. Здесь чётко понимаю, что «Каяни» – немножечко другая история, мне это нравится, я вижу результаты у людей по здоровью, по деньгам. Когда они ко мне приходят с благодарностью и лично мне говорят о том, что «мама, папа чувствуют себя лучше». Как-то так.

– Твои бизнес-принципы, которые видоизменились или всё такие же остались? Есть такие, которые претерпели, скажем, какую-то эволюцию?

– Конечно. Начиная работать в сетевой индустрии, я понял что мой успех неразрывно и напрямую связан от успеха моей команды. Если я буду смотреть только в свой карман, я ничего не построю не только в сетевом бизнесе, но и в семье, и вообще в любом бизнесе. У меня был такой момент, что когда у нас компания «Ivagio» росла, росла, росла, и я решил стать номером один в коже и мехах, то начал смотреть на то, как лично мне бы зарабатывать миллиарды долларов, миллионы-то я заработал.

Начал смотреть в другую сторону, то есть перенаправил личное внимание с сотрудников, фабрик, поставщиков, клиентов на своё внутреннее. Только именно столкнувшись с МЛМ-индустрией, поняв эту схему, когда ты привлекаешь партнёра, берёшь за него ответственность, чтобы он стал здесь успешным, а не просто бросил, то тут принципы немножко поменялись.

Мой успех напрямую и неразрывно связан с успехами тех людей, которых я привлекаю. Точно так же, как и в бизнесе в моём линейном. Чем успешнее будут мои продавцы, тем больше они будут зарабатывать, тем больше буду зарабатывать я; чем успешнее будут становиться поставщики, чем больше они будут зарабатывать, тем больше буду зарабатывать я; чем довольнее будут клиенты, чем счастливее они будут, тем больше буду зарабатывать я. Здесь я понял этот принцип и немножечко поменял.

МЛМ на блокчейне

– Следующий вопрос. Сейчас МЛМ-систему применяют компании, которые ведут современный бизнес типа блокчейн, биткоин, майнинг. Как думаешь, у этого есть перспектива, МЛМ плюс такие новые темы? Или главное, чтобы был, к примеру, осязаемый продукт для здоровья или для чего-то ещё?

– Здесь распознать именно финансовую пирамиду намного сложнее, вот профессионалы распознать могут, где она есть, где «пустышки». Я, например, сейчас не могу сказать. Будущее, наверное, есть, потому что распространять можно. Должна быть просто экономика. То есть если, допустим, ты привлекаешь какие-то инвестиции, и компания, условно говоря, выплачивает некие бонусы, как правило, это 50%, то ты должен чётко понимать, что где-то она должна заработать какие-то деньги, как и ты их. Если ты понимаешь продукт там – просто-напросто маржинальность, здесь нужно просто понимать экономику, как она подходит или не подходит. Если там большие выплаты, то в основном это пирамида. Там разные всякие системы. По большому счёту, для того, чтобы выйти или вывести какую-то криптовалюту, или ещё что-нибудь, используют МЛМ, потому что это одна из самых перспективных форм. Она очень агрессивная, как и выход на рынок любого продукта. Тоже просто с такими финансовыми инструментами нужно быть поаккуратнее.

– А свою сеть с нуля трудно запустить? Вот взять любой продукт, не знаю, торт или огрехи, или производство свитеров, например, ещё что-то, которое и так производится, к нему «прикрутить» МЛМ – это сложно? Или когда такое нужно сделать? Или не нужно этого делать?

– Это нужно делать. Я думаю, что через какое-то время у нас вообще будет полностью всё с МЛМ. Раньше называлось «партнёрская программа», сейчас это «МЛМ» называется. То есть «партнёрка» всё равно очень плотно связана с МЛМ. Всё равно какие-то выплаты, многоуровневые, двухуровневые, трёхуровневые – всё равно это есть. Думаю, что скоро будет вообще всё: мы с тобой сидим, я тебе, например, предложил ресторан, ты пошёл в ресторан, я там кэшбэком получил на свою карту там 10% за то, что я тебя пригласил. Такое будет, потому что в Японии уже 90% товаров и услуг – уже и мобильные услуги, и недвижимость, и автомобили – всё уже по МЛМ-системе продвигается. Ты же маркетингом занимаешься, знаешь, что такое «сарафанное радио» – это самое-самое лучшее. Владельцы даже компании «Каяни» изначально хотели продавать свои пищевые добавки через аптечные киоски, но их вовремя остановили, сказали, что «ребята, вы будете долго продавать, вкладывать большие деньги в маркетинг и зарабатывать будете Вы и аптечные киоски, а здесь можете дать возможность просто заработать всем людям на этой планете».

– Любой бизнес можно так запустить?

– Считаю, что да. И, например, у меня есть идея, я же присматриваю, сейчас смотрю, каким образом сделать МЛМ точно так же с кожаными куртками. Это, может быть, будут кожаные куртки в общем объёме, но, скажем, именно мужская история: мне бы хотелось это сделать, потому что я знаю много фабрик, практически весь мир, где производят. Могу просто-напросто сделать так, чтобы, допустим, Роман, я тебе показал куртку, ты её оценил, она понравилась, ты её порекомендовал кому-то, тот человек зашёл на сайт, купил, соответственно, ты получил какой-то процент. Этот порекомендовал кому-то, кому-то, кому-то и всё это пошло. Немножечко здесь это пока трудновато, но, тем не менее у меня идея такая есть, я на это как бы обращаю внимание. Наверное, может быть, получив здесь какой-то интересный опыт, могу дальше двигаться.

Кстати, в МЛМ, сейчас просто тебе скажу, прокачивается очень много разных навыков, общение совсем по-другому строишь, зона комфорта другая у тебя, здесь очень много того, что ты не делал в другом каком-то бизнесе. Совсем всё по-другому, здесь людей начинаешь чувствовать совсем-совсем по-разному. Ты уже начинаешь становиться каким-то коучером, где-то психологом, так учишься собирать людей в команду, энергию людям поднимаешь. Если видишь, что человек упал духом, ты его можешь настроить. Тоже такой интересный процесс, который пригодится вообще в жизни, не только по бизнесу, но и вообще в семье, где угодно.

День многодетного папы

– У тебя шестеро детей. Как твой день строится? Как вообще с такой большой семьёй можно управляться, если ещё и сочетать один, другой бизнес, и здоровью очень много уделить время?

– Я очень благодарен жене, которая «держит всю оборону, тыл» и всю нашу семью. То есть она всегда рядом со мной, всегда мне помогает. Также есть мама-тёща, которая помогает. Двое детей у меня уже выросли, они живут самостоятельно, то есть, по большому счёту, четверо детей, и то они уже тоже большие. Школа, садиков уже нет. Они самостоятельно ходят, приходят, сами посещают уже какие-то занятия. Дочка, например, вчера приехала из Питера, заняла первое место по воздушной акробатике на чемпионате России. Сейчас готовится на мир, на Европу.

У меня рабочий день формируется таким образом. Утром я встаю, у меня тренировка, зачастую это бывает два-три часа. Я, в принципе, высыпаюсь. Чётко понимаю, что не только витамины, но ещё и сон. Если раньше, к примеру, я спал по 6-7 часов и думал, что это замечательно.

– Это много же - спать 6-7 часов.

– Для тебя, может быть, много, для меня это мало, я просто не высыпаюсь, не восстанавливаюсь. То есть сплю по 8 часов минимум. Затем тренировка. В офис приезжаю, если покаяние, в 2 в 3 часа, иногда могу и дома что-то по компьютеру, какие-то Skype-встречи провести или ещё что-то. Приезжаю в офис, здесь если у нас какие-то встречи, то встречи, если какое-то обучение, то обучение. Дальше, в принципе, приезжаю домой. С детьми могу пообщаться, могу до этого с ними пообщаться, могу после это сделать. В субботу, воскресенье я с детьми. А могу и в какой-то день вообще не приезжать в офис, то есть могу и с семьёй побыть, сейчас, например, лето, и куда-то поехать отдохнуть.

– В субботу, воскресенье стабильно с ними?

– Как правило, да. Семья, мы что-то там делаем. Конечно же, какие-то встречи, иногда могу куда-то уехать, в командировку отправляюсь. И то, даже если в командировку уезжаю, то стараюсь взять или жену, или кого-нибудь из детей «хвостом» беру.

– ТОП-3 твоих любимых книги за всю жизнь, может быть, какая-то детская сказка или что-нибудь из последнего прочитанного, есть такие?

– ТОП 3 – это «Три мушкетёра», если из детского, понятно, что основное из Дюма. Дальше у меня пошли книги Роберта Кийосаки. И третье – у меня была книга, прочитал прям совсем недавно «Ешь правильно, беги быстро» Джурека – это уникальный ультрамарафонец. Она на меня тоже произвела достаточно сильное впечатление, мотивации такая мощная. Хотя книжек много всяких разных. Основные три такие.

– А фильмы, 3 примера?

– Знаешь, фильмов смотрю не так много. Но старые фильмы – это «Золотой телёнок», «Берегись автомобиля». Эти наши старые фильмы мне нравятся. Если выбирать из современного, то это «Волк с Уолл-стрит». Ещё «Бойлерная»…

– Какое твоё кредо по жизни?

– Моё жизненное кредо… Ты знаешь, что сейчас – это, наверное, помощь людям. Когда с ними общаешься, не по теме какой-то за кого-нибудь «зацепишься, потянешь», когда делишься своими знаниями, видишь, что у человека просто «открываются глаза», и тогда день прожит не зря. То есть задача в большей степени – что-то людям отдавать, делиться. От этого получаешь большое удовольствие. И потом очень «входящее» большое идёт.

– Хорошо, спасибо Иван!

Интервью взято специально для конкурса vc.ru и банка «Точка».

#навсюголову

{ "author_name": "Roman Maslennikov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": -1, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "38655", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]