Лера Михайлова
3 964

«Мальчики, которые с восхищением в девять лет смотрели на Армстронга, сейчас в Конгрессе США и хотят колонию на Луне»

Главное из разговора сооснователя «Евросети» Тимура Артемьева с Елизаветой Осетинской.

Поделиться

В избранное

В избранном

1 июня 2018 года проект The Bell Елизаветы Осетинской опубликовал интервью с сооснователем «Евросети» Тимуром Артемьевым. Предприниматель рассказал о своём видении истории «Евросети», инвестициях в калифорнийские стартапы с русскими корнями и о планах вернуться в Россию в 2080 году.

О том, почему Чичваркина как сооснователя «Евросети» узнают чаще

Я точно знаю, что без Жени (Евгения Чичваркина — сооснователя «Евросети» — vc.ru) «Евросеть» не случилась бы даже близко. Я больше финансист, я много чего могу, но я не сделал бы тот маркетинг, который сделал Евгений. Поэтому да, факт учредительства, факт того, что я Женю убеждал заниматься этим, есть, но при этом его роль была ведущей.

Знаете, мы вначале договорились о том, что я буду генеральным директором, а он коммерческим директором, но потом он провозгласил, что он коммерческий диктатор.

О своей роли в «Евросети»

Моя роль была в том, чтобы смотреть за финансами, чтобы балансы сходились. Чтобы например, имплементировать в свое время компьютерную систему SAP R/3, мы её долго выбирали. В общем, всё, что требовало «технарского» подхода. Там я выступал в роли человека, который наблюдает — либо соглашается, либо пытается что-то улучшить.

Об осознании успеха в «Евросети»

Я впервые это почувствовал на выставке «Связь-Экспокомм». По-моему, это был 2000 год, когда человек вышел из павильона, громко распевая «Евросеть. Евросеть, цены просто ******!». Притом, что там (в слогане — vc.ru) было «ошизеть». Я понял, что это работает и это круто.

И это настолько легло на настроение людей того времени — свободы какой-то, возможности отринуть ограничения и быть самими собой, быть теми, кто мы есть на самом деле.

О бесполезности жалости и биткоинах

Жалеть — это потеря времени. Например, мне когда-то предложили купить биткоины по $15. Джимми предложил, мой приятель. По $15 за биткоин! И я хотел вложить миллион долларов, но передумал. Когда я биткоины свои продавал по $17 тысяч, я понимал, что тот миллион в тот момент мог бы быть миллиардом. Тут вопрос: ну кто знает? Жалеть об этом? Да нет, я был такой, я не вложил. Я абсолютно об этом не жалею, ни капли.

О своём решении уехать из России

Те же самые обвинения (которые были предъявлены Евгению Чиваркину — vc.ru) могли мне прислать ровно по тем же основаниям. И естественно, когда Женя мне позвонил из Лондона, он сказал: «Ты в Москву не лети, ты сразу сюда лети».

Я тогда был в Праге. В тот момент я хотел купить себе самолёт. У меня был демонстрационный перелёт из Праги в Москву, на что я сказал пилотам: «Нет, летим в Лондон». И я не просто прилетел туда, я сам за штурвалом посадил самолёт в Лутоне.

О сумме, полученной за продажу «Евросети»

Женя до сих пор не хочет, чтобы эта цифра была озвучена. Но вы можете просто по количеству наших инвестиций понять, что явно не десятки миллионов, иначе у нас просто не хватило бы денег. И явно не миллиарды, иначе мы бы, наверное, как-то по-другому инвестировали.

О проблемах со сделкой по продаже «Евросети» Александру Мамуту

26 декабря 2008 года я пилотировал свой самолёт, а 14 января 2009 мы отмечали старый Новый год, по-моему, мы отмечали вместе с Женькой, и я заночевал у них в доме. И я помню, как вошла жена Евгения, с ноги открыла дверь и сказала: «Вставай. Женю объявили в федеральный розыск».

Так что план был в тот момент бороться за то, чтобы доказать, что мы невиновны. Всю первую половину 2009 года шла борьба за то, чтобы доказать, что мы невиновны. А во второй половине 2009 года уже появились какие-то вопросы, связанные со сделкой по покупке компании. Мне пришлось сделать большую работу, чтобы доказать прозрачность наших продаж.

О конце истории «Евросети»

Это был 2012 год, когда мы, получив все деньги, рассчитались со всеми топ-менеджерами по опционам и пригласили всех сюда на корабль. И в одном самолёте «Аэрофлота» летело где-то 80 человек в жёлтых майках, и два или три дня мы тут колесили на автобусе, ходили по Темзе. И это было, конечно, просто фантастически! Этот дух — нам снова удалось его в какой-то момент в сконцентрированном виде воссоздать.

О транспорте будущего

Мой приятель Алекс Жаворонков — один из известных биотехнологов в применении к искусственному интеллекту, привез эту штуку, моноколесо, и я на ней научился ездить. Я подумал, что это следующий мобильный телефон, все будут пользоваться моноколёсами. Конечно же, я просчитался.

Но я все равно верю, что люди будут ездить на моноколёсах. Просто мы не предложили хорошего продукта до сих пор.

Огромное количество людей платят несколько тысяч евро за автомобиль. Вопрос, как этот автомобиль использовать и где его парковать. Если вы вышли из дома и вам нужно в булочную или прачечную, в химчистку, с моноколесом радиус ваших возможностей увеличивается в три-четыре раза. Соответственно, у вас в 15-20 раз увеличиваются возможности доступности каких-то сервисов.

Просто сейчас люди мыслят классически, традиционно. Они учат детей ездить на велосипеде, на горных лыжах, но не на моноколесе.

О том, как появилась идея создать своё моноколесо

У моего папы был горбатый «Запорожец». ЗАЗ 965. С глазками, с горбом. Дверь ещё открывалась, как у Rolls-Royce.

В советское время на этой машине ездить было стыдно. Это был маленький двухдверный тарахтящий автомобиль. С двигателем сзади, жёлтый, в нм было внутри тесно. Люди смеялись, показывали пальцем. Мне было стыдно, но ехать лучше, чем ходить.

И это при том, что я своего отца очень люблю, он замечательный человек, но он жил на зарплату. На зарплату он мог позволить себе только это. И он когда-то хотел сделать самодельный автомобиль. Причем он так хотел его сделать, что однажды в моей комнате мы заводили настоящий автомобильный двигатель.

Была мечта сделать свой автомобиль. И я даже в своё время сделал для Жени проект «Волги» на базе Porsche Cayenne. Когда появился одноколёсный автомобиль — моноколесо — естественно, мне захотелось сделать своё. Мечты детства.

О затратах на производство моноколёс

Я потратил примерно несколько миллионов долларов. Примерно шесть, уже, наверное, больше.

Но, к счастью, в Англии есть возможность вернуть очень много денег. В любом случае этот бизнес превратится в прибыльный. И дальше все эти расходы можно вычитать из налога на прибыль.

Фабрика рядом, в центре Лондона. Здесь производство, здесь отдел контроля качества. Разработка – в России. Там у нас электроника, программное обеспечение — его делает человек, который до этого делал противокорабельные ракеты.

О криптовалютах

Биткоин и любые другие криптовалюты уже нашли своё применение. Биткоинами пользуется огромное количество народов, стран, где есть гиперинфляция. Венесуэла, например, вся сидит на биткоинах. Есть страны, где экономический кризис, гиперинфляция, где люди не могут по какой-то причине купить себе доллары, они покупают себе криптовалюту.

Например, Litecoin – одна из самых удобных криптовалют для перебрасывания денег с системы на систему. Ripple используется банкирами, NEO — в Китае это наиболее признанная крипта. Разные валюты имеют разные маркетинговые стратегии выхода на рынок, но они занимают ту же долю рынка, что евро, доллар, фунт, рубли, то есть это рынок денег.

Об ICO мессенджера Telegram и будущем

Ещё пока в него не инвестировал, но всерьез об этом думаю. Лично с Дуровым я не общался, но уверен, что его криптовалюта, по крайней мере вначале, пойдёт вверх.

В будущем точно будет криптовалюта, децентрализация всего, исчезнут государства и империи. Люди будут жить маленькими образованиями, и будет много частных военных компаний, которые заменят армии. И будет система сдержек и противовесов. Это всё будущее. Вопрос – это всё будет через 20 или через 120 лет?

Об инвестициях в космические проекты

Я вложил деньги в раунд-финансирование компании Moon Express, которая участвовала в призе Google на первое частное космическое прилунение. И этот приз Google не стала продлевать буквально несколько дней назад.

Google не стала его продлевать, потому что Дональд Трамп объявил, что бюджет NASA теперь чуть ли не наполовину заточен на создание колонии на Луне. И теперь уже Google со своим призом не нужен, потому что $30 млн Google против бюджета NASA в $20 млрд – это ерунда.

И сейчас практически все компании в космической индустрии, которые могут это сделать, так или иначе объявили о своих лунных или окололунных программах, потому что огромное количество денег NASA пойдёт в частный сектор, чтобы создать колонию американцев на Луне.

О пользе колоний на Луне

Во-первых, это круто. Мальчики, которые с восхищением в свои девять лет в 1969-м году смотрели на то, как Армстронг сказал про большой шаг всего человечества, в свои 59 лет здесь и сейчас хотят, чтобы была колония на Луне.

Эти мальчики сейчас в Конгрессе США и много где ещё.

Во-вторых, Луна – это источник ракетного топлива. То есть вода при помощи солнечных батарей расщепляется на водород и кислород. Хранить в условиях абсолютного космического минуса этот водород и кислород стоит дёшево, не то что на Земле. С Луны, так как там гравитация в шесть раз меньше и нет атмосферы, послать бочку с водой на земную орбиту стоит гораздо дешевле, чем посылать её с Земли.

О билете на полёт в космос от Virgin Galactic

Это было самое лучшее, что случилось со мной с точки зрения вложения денег. Мне Женя (Чичваркин — vc.ru) подарил этот билет.

Это именно суборбитальный баллистический полёт, это не орбита. Благодаря этому билету я познакомился с Ричардом Брэнсоном и купил землю на том самом острове, и познакомился с огромным количеством будущих астронавтов, и открыл для себя Америку. Билет до сих пор есть, на нём можно слетать.

Это же не космос. Вернее, космос, но это не разгон до орбитальной скорости. Там меньше нагрузки — как будто подбрасываешь камешек, он вылетает в космос и падает назад. То есть по энергозатратам это гораздо меньше.

Если мне, например, сейчас отсюда лететь в Австралию, это сколько — 15 тысяч км лететь по воздуху. Буровить воздух 15 тысяч км. А если я лечу отсюда в Австралию через космос, то это 100-300 км подниматься по спирали в стратосферу и 100 км над Сиднеем спускаться, а всё остальное время — по космосу, где нет воздуха и трения. Так дешевле. То есть летать из Лондона через космос в Сидней дешевле, чем по воздуху.

Об инвестициях в калифорнийские стартапы

Так или иначе все мои инвестиции связаны с людьми из России. Это люди, которых я давно знаю. Я знаю, что они развитые, умные и точно добьются успеха. Бизнес будет существовать, и деньги вернутся. Сейчас я инвестировал в три компании, сделанные выходцами из Калифорнии, и все они живы, работают.

Одну из них сделал Серж Фаге (он учился в Стэнфорде), вторую тоже сделал он, это компания с искусственным интеллектом. А третий основал Михаил Щепинов. Он не выходец из Стэнфорда. Он русский химик, который живет в Оксфорде. Но он создал стартап, который называется Retrotope, это было 10 лет назад.

Мы уже подали в FDA разрешение на последнюю стадию испытаний на людях. Надеемся получить разрешение на лекарство, которое защищает людей от повреждения, вызванного трансжирами. И самое интересное – это уже работает. Уже есть, например, ребёнок, который был очень уязвим, и очевидно положительное воздействие на ребёнка идёт в течение года.

Об искусственном интеллекте

(В ответ на тезис о том, что ИИ на самом деле не существует — это просто перебор вариантов бесконечного количества).

Доказанный факт: Google Translate сделал свой собственный язык, и об этом его никто не просил. Поэтому в процессе развития искусственный интеллект создает свои инструменты, живые, которые существуют, эволюционируют. И где та грань, где мы нечто, что перебирает варианты, начинаем называть интеллектом. В конечном счёте наш мозг тоже перебирает варианты.

О планах дожить до 2080 года и России будущего

Во-первых, я уверен, что биологически я могу это сделать и все технологии для этого существуют. А во-вторых, я просто очень хочу увидеть Россию процветающей страной. И хочу жить в России, хочу жить в Москве.

Я вижу современное поколение. Они ещё пока что учатся в школах или в университетах, но они уже точно порвут всю эту устаревшую систему, и придут новые избиратели, которые будут голосовать за реальное положение дел. Им уже не заморочишь голову никакой пропагандой, никаким Соловьевым, никем.

Вот Моисей водил людей по пустыне сорок лет, да? Я сейчас думаю, что для этого требуется даже больше времени.

О вложениях в ресторан Евгения Чичваркина

Я же всё-таки здравый человек. Как бы я там ни сходил с ума по каким-то колесам, я понимаю, что есть инвестиции здесь и сейчас, что деньги здесь и сейчас нужно зарабатывать.

Я совершенно верю и глубочайшим образом доверяю своему другу в вопросах бизнеса. И очень хочу ему помогать, чтобы у него всё получилось. Естественно если он затевает какой-то проект, я с огромным удовольствием буду партнёром.

О понятии успешного человека

Мне не очень понятна категория «успешный бизнесмен». Я пытаюсь быть успешным человеком, я вкладываюсь в себя. Успешный человек – это человек, который успел.

Успеть сделать всё, что интересно. Сделать всё, что внутри, потому что не деньгами успех определяется, а счастьем. Реализацией себя, реализацией своих внутренних пружин зажатых, внутренних комплексов. Если ты смог и это попробовать, и это, и то, во всём разобраться и понять, что у тебя больше не осталось вопросов в этой жизни, — значит, ты успел.

О мечте вернуться в Россию

Я принципиально пока являюсь гражданином России, хочу жить в России, хочу вернуться в Россию. Я не очень себе представляю, как это возможно с текущей пропагандой, ментальностью и так далее, но Англия для меня – это аэропорт и вокзал. В Америке я, наверное, провожу в году месяца полтора совокупно. Нет, я мечтаю однажды вернуться в Россию и привнести все свои знания, способности, умения в страну и обучать, развивать и делать стартапы в России.

{ "author_name": "Лера Михайлова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 26, "likes": 30, "favorites": 18, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "39187", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]