Николай Дюба
60
Блоги

Ошибка – основной инструмент эволюции

Интервью с Алексеем Королевым, создателем мороженного ручной работы "Айскейк Москва"

Поделиться

В избранное

В избранном

фото из личного архива Алексея Королева

Алексей, в 2014 году ты запускаешь свой проект - производство мороженного ручной работы «Айскейк». Можешь рассказать, чем ты занимался до этого времени и почему тебе пришлось оставить прежний бизнес?

С 2007 года я занимался «онлайн бизнесом», так я тогда называл игру в интернет-покер. В то время я еще "шифровался", и поэтому не многие знали что четыре года я занимался этим профессионально. Сейчас я уже могу открыто об этом говорить, и в принципе ни вижу в этом ни чего такого запретного. На тот период это был мой единственный заработок, и хочу сказать, что это было очень классное время, так как этот бизнес позволял нам с семьей путешествовать по Азии. Мы жили полгода там, потом полгода в России. Тогда у нас уже был первый ребенок, и в принципе для нас это было такое счастливое и беззаботное время, когда мы еще сами толком не «выбрались» из детства и все что с нами происходило, казалось нам просто романтикой. Но где-то в 2011 году, в этом бизнесе, начали проявляться первые трудности. Связанно это было с тем, что появилась очень большая конкуренция и многие стали понимать как играть, и при этом играть выигрышно. Поэтому чтобы оставаться на том уровне дохода, который у меня был, мне приходилось уделять игре уже в два раза больше времени, а это было очень тяжело и физически и морально. И вот однажды, в одной из наших поездок, я увидел достаточно интересный для нас товар – сувениры ручной работы. Нам с женой очень понравились эти сувениры, и мы решили привести их в Россию и начать ими здесь торговать. Тогда это был мой первый опыт в торговле. Вместе с женой, которая мне в этом помогала, мы достаточно быстро наладили весь бизнес-процесс, правда он был в небольших масштабах, но зато мы занимались делом которое нам действительно нравилось. В принципе все шло достаточно хорошо, я даже привлек партнеров в это дело и мы благодаря им, зашли с нашим товаром в одну крупную книжную сеть. Но к сожалению эти партнеры нас потом и обманули, они стали возить в эту сеть дешевую китайскую подделку. После чего бизнес стал потихоньку загибаться, потому что это был наш основной клиент, который давал нам большую часть выручки, и уже в дальнейшем бизнес пришлось полностью закрыть.

Как к тебе пришла идея заниматься производством мороженного и какие были твои первые шаги в этом деле?

Когда бизнес с сувенирами уже начинал загибаться, мы еще продолжали путешествовать, так как нам это нравилось и вроде как личные сбережения позволяли нам это делать, и в этот период у меня в голове крутилась мысль, заняться бизнесом связанным с едой. Достаточно долго я об этом думал, где-то в течение года, но не знал с чего начать. Но это был прямо такой запрос в «космос», я хотел понять какой следующий будет мой этап развития. И вот однажды в Таиланде, на ночном рынке, я увидел как делают мороженное на ледяной сковороде и понял что вот это оно, это мороженное которое всем нравится и которое нравится мне, и я решил что буду заниматься именно этим. Я стал разрабатывать данный проект. Изначально я хотел открыть розничную точку в Москве, в виде островка в торговом центре. И чем больше я погружался в эту тему, тем интересней мне становился сам продукт, с его технологией и многочисленными комбинациями производства, где конечный результат зависит от совокупности многих факторов. Мне это кстати в покере тоже нравилось, я их связываю по этой части и для меня это на самом деле творчество. И в течении года, параллельно с проработкой этого проекта, я уже поднаторел именно в самом продукте. Вместе с женой, на нашей маленькой кухне, мы стали экспериментировать с мороженным. Варили разные вкусы и угощали этим мороженным наших друзей. И однажды, на дне рождении нашего друга, я случайно познакомился с Василием Пальшиным из «ЛавкаЛавка». У нас с ним завязался обычный разговор, в ходе которого я рассказал ему про свое занятие мороженным и в итоге взял у него номер телефона, в надежде на дальнейшее сотрудничество. Но быстро начать сотрудничество не получилось, и мне еще понадобилось потом некоторое время, чтобы убедить его встретиться со мной. В итоге мы встретились, причем со всеми основателями проекта «ЛавкаЛавка», им очень понравился мой продукт и они сказали, что они готовы его брать. И после этой встречи в моей голове как будто бы что-то перевернулось, и я вдруг понял: «Вот в чем фишка, вот он настоящий потенциал, не один островок в торговом центре, а продуктовые сети!». И буквально на следующий день, я зашел на сайт еще одной продуктовой сети, позвонил в отдел закупок, предложил им свое мороженное и их это заинтересовало.

Получается, что когда ты начал предлагать свой продукт в торговые сети, на тот момент у тебя еще не было полноценного производства?

Нет, полноценного производства не было. И самая интересная ситуация во всем этом, была в том, что у меня на тот момент был только готовый дизайн-проект моего торгового островка и все, он кстати до сих пор у меня так и лежит в компьютере. И тогда я взял все это, отложил в долгий ящик и решил, что я буду создавать производство, потому что у меня уже были сети которые готовы были брать мой продукт. Тем более что одна из сетей уже даже обозначила мне объемы, которые им были нужны, а это примерно около четырех тонн в месяц, и сделать это можно было только в производственных масштабах. Наша маленькая кухня для этого уже не подходила.

Сколько тебе понадобилось времени на запуск производства?

Где-то в середине марта, я провел первые переговоры с торговой сетью, а уже в конце июля мы открыли производство. Эти четыре месяца у меня ушли на привлечение партнеров, поиск денег, подходящего под производства помещения и т.д. Но сама технология производства мороженного, на тот момент у меня уже была, и оставалось только дело техники – понять какое необходимо было оборудование и как на нем работать. И вся эта работа, по запуску производства, проводилась тогда практически в круглосуточном режиме.

При помощи каких инструментов ты всему этому обучался? Ведь производство это довольно серьезный и сложный процесс.

Все происходило походу дела. Основными источниками получения знаний были люди, с которыми я общался. Среди них были санитарные врачи, специалисты по биоорганики, а так же продавцы оборудования. Это люди, которые практически всю свою жизнь этим занимались и они с радостью делились со мной своими знаниями, потому что видели как я этим «горю» и можно сказать поверили в меня и мой продукт. И за это я им очень благодарен, а с некоторыми из них мы до сих пор общаемся по-дружески и обмениваемся опытом.

После того как производство было запущенно, какие были первые трудности, с которыми пришлось столкнуться?

Первые трудности, неожиданно для нас, возникли с реализацией продукции. С одной продуктовой сетью у нас была предварительная договоренность по цене, и когда мы привезли им на пробу первую партию, они сказали что продукт им понравился, но цена закупки будет ниже, чем та, которая обсуждалась с нами ранее. С учетом, что нас было двое партнеров, для нас это означало бы получение копеечной прибыли, и нам пришлось отказаться от таких условий и думать, что же делать дальше. Это была для нас основная трудность на тот момент. Потом начались финансовые проблемы. Мы тогда потратили очень много денег на первоначальную отработку наших домашних рецептов на профессиональном оборудовании, на различные тестирования и в итоге нам не хватило начального капитала. А доход, который у нас уже был на тот момент, не мог покрыть все наши потребности в производстве. Сразу же после этого, как только на нас навалились все эти проблемы, моментально испортились отношения с партнером и нам пришлось с ним расстаться. Потом я нашел другого партнера и уже в течении где-то шести-восьми месяцев, у нас происходил процесс налаживания производства. Так же решился вопрос по цене, с той сетью, с которой были разногласия. Мы им предложили продукт в меньшей упаковке, и это помогло нам найти выгодную для всех стоимость продукции.

Когда ты начинал строить свой бизнес, возникало ли у тебя желание, бросить все «к чертовой матери» и заняться чем-нибудь менее сложным?

Никогда. Как бы это не банально звучало, но мне помогали - вера, надежда и любовь. Вера в самого себя и в свой продукт. Любовь к своему продукту и к тому, чем я занимаюсь. Надежда на лучшее будущее и мой жизненный оптимизм. В жизни у меня так складывалось, что я очень часто падал и уже выработал на тот момент, а было мне тогда около тридцати, что-то вроде «брони» к неудачам. Я даже не думал тогда о деньгах, зарабатывать их в «Айскейке» я начал где-то около года назад. Даже был такой момент, в самом начале запуска проекта, когда мне приходилось ходить почти год в одних джинсах, я вещи себе практически не покупал, хотя я очень люблю красивые вещи, но от этого пришлось тогда отказаться.

Какими личными качествами и навыками ты обладал, на начальном этапе развития бизнеса, а какие уже пришлось развивать в самом процессе?

Навыки которые помогли «на старте» – любознательность, английский язык, математика, жгучее желание сделать что-то стоящее, что-то правильное, экономность и вера в себя и свои силы. Развивать пришлось умение работать с людьми, спустя год после официального запуска Айскейк, и работать с некоторыми дефектами своего характера.

Ошибки, допущенные в процессе твоего бизнеса, это в прямом смысле этого слова «деньги, спущенные в канализацию». Какая сумма, была спущена тобой, на начальном этапе?

Не считал. Как я уже сказал, я не отношусь к деньгам, как к чему-то сакральному. Исключительно, как к утилитарному. Деньги, затраченные на эксперименты с мороженым, с бизнесом и вообще, на эксперименты – плата за эволюцию. Ошибка – основной инструмент эволюции.

Уделяешь ли ты внимание к мелочам, в своем бизнесе?

Поначалу я был невозможным перфекционистом, но со временем понял, что такое отношение тормозит развитие. Поэтому сейчас дышу свободнее.

С каких объемов, начиналось твое производство, и какой был ежегодный прирост?

В конце первого года, мы делали что-то около 6-8 тонн в месяц. До этого дай Бог была 1 тонна в месяц. Потом росли примерно по 70% в год.

Были ли те, кто был категорически против, размещения вашей продукции, в своих магазинах?

Были такие, кто категорически игнорирует, то есть не дает обратную связь вообще. Также два раза сталкивался с неадекватным поведением двух разных категорийщиков одной и той же сети. Образцы нравятся, чуть ли уже не подписываем договор, и люди пропадают, перестают брать трубку. Но мы не расстраиваемся, по слухам, эта сеть очень плохо платит.

Какие расходы были на рекламную компанию и как она проводилась?

Рекламы практически не было, да и если честно, в начале было совсем не до нее. Все происходило естественным путем – «сарафанное радио» и присутствие нашей продукции в сетях.

На сегодняшний день, твое производство полностью закрывает потребность заказчиков?

Я никогда не беру больше, чем способен прожевать – это, прежде всего принцип про безопасность и про сохранение качества, а так же про репутацию. И да, мы всегда четко выполняем свои обязательства, даже если объемы подпрыгивают в 2-3 раза за короткое время.

При увеличении объемов производства, сможешь ли ты различить ту грань, за которой уже не получится удерживать баланс между ценой и качеством и придётся чем-то пожертвовать?

У нас сильный фундамент в виде хорошего сырья, производственных процессов и команды, как административной, так и рабочей. Основные люди на основных местах, они со мной с 1-го года и они мне как родные. Они за это время сильно выросли, многие имеют административные полномочия, многие могут обучать новичков. При дальнейшем росте я буду также придерживаться своих основных принципов про безопасность, экономность и качество, буду планировать, буду прибегать к помощи специалистов. Все то же самое, что делал раньше, только в больших масштабах. Поэтому большой проблемы я в этом не вижу.

Участвовал ли твой бизнес, в государственных программах поддержки предпринимателей?

Пытались, но высасывает много ресурсов. Так что экономически нецелесообразно для меня. Психологически тоже, не привык жить в парадигме, что государство мне что-то должно.

В одном из интервью 2016 года, ты говорил, что бизнес лучше всего создавать самому, без привлечения друзей и близких в виде партнеров, и лучше нанимать сторонних работников. Поменялось ли твое мнение, спустя три года и из кого сегодня состоит твоя команда?

Абсолютно не поменялось, наоборот, наполнилось позитивным опытом. Партнеров «знакомых» я привлекал, потому что - а) Было страшно одному и б) нет денег, а) гораздо важнее, чем б). Но это иллюзия. За иллюзию безопасности платишь душевными силами, которые высасывают отношения с партнером, как в нездоровом браке. Вообще, это очень глубокая тема и на сегодняшний день я связываю свои неудачные отношения с партнерами, в том числе, с некоторыми своими дефектами характера. Возможно, я еще изменю свое мнение. Но пока так. Что важно, с наемными работниками на старте отсутствуют эмоциональные отношения, все заняты общим делом и у каждого есть своя роль. Чем лучше каждый в команде выполняет свою роль, тем крепче становится команда, тем крепче становятся отношения и тем экологичнее и безопаснее эмоции, которые впоследствии обязательно возникают, потому что мы люди, а не роботы. Но с наемными работниками, прежде всего дело. А с партнерами у меня получалось так, что на первый план всегда выходили эмоции. В этом и была проблема.

Каким образом выстраиваются взаимоотношения в твоей команде, и к какому типу руководителей ты себя относишь?

На сегодняшний день у нас все отлаженно – форма отчетов, еженедельные встречи, обсуждения каких-то вопросов и проблем. Сначала я строил продукт, потом я начал строить команду, и сейчас я пожинаю плоды своего творения. Поэтому, я хотел бы больше остановиться на том, как они выстраивались в самом начале. Ошибок в начале конечно было много. Например, основная наша сотрудница, которая работает с нами с самых первых дней, в один момент просто не выдержала нагрузки и сказала, что она уходит. Я тогда сильно из-за всего переживал и вот это мое стрессовое состояние, создало в коллективе не совсем здоровую атмосферу. И когда она ушла, это был результат того, что я не справляюсь. И я сам принял решения уйти, не из бизнеса, а от фризера, от пастеризатора, морозилки и т.д., и заняться управленческой работой. Потом я уже ей позвонил, извинился и попросил вернуться и сказал: «Ты теперь главная на производстве, а я отодвигаюсь в сторону». И она до сих пор с нами и у нас все хорошо. Потом у меня был урок, с первым начальником производства. С ним была ошибка в том, что я стал общаться с ним, на дружеской «волне», и видимо он воспринял это как некую безопасность. Он стал думать, что какие бы он не делал «косяки» и промахи, это для него все пройдет не замеченным с моей стороны. Но в итоге он понял всю ситуацию, потому что «косяки» стали накапливаться как снежный ком, и естественно мое отношение стало к нему меняться, и он решил уйти сам.

По каким основным критериям, ты отбираешь себе сотрудников и на что обращаешь внимание в первую очередь?

Помимо очевидных профессиональных качеств (навыки, опыт в отрасли и рекомендации), стараюсь взглянуть на ситуацию глазами сотрудника. Сколько ему до нас добираться, что у него за ситуация в семье, мотивация. К администрации я отношусь очень трепетно, потому что это прежде всего, мое время, затраченное на «воспитание» этого человека. А времени, затраченного «впустую» мне жаль гораздо больше, чем денег. Потому что его не вернуть.

Если возникают конфликтные ситуации, внутри команды, то каким способом они решаются?

Когда мы встретились с моей женой, поняли, что любим друг друга и хотим быть вместе, мы пообещали, что все конфликты будем обсуждать и проговаривать. За 12 лет счастливого брака мы практически всегда придерживаемся этого правила. С работниками – тоже самое. Замалчивание ситуации – самое губительное для любых отношений.

Помимо финансовой мотивации своих сотрудников, используешь ли ты дополнительные «плюшки»?

Конечно. Я вообще, стараюсь относиться к другим, как к себе. Для меня деньги однозначно не главный мотиватор. Основные – это интерес, вдохновение, профессиональный рост (новые навыки, новая ответственность, новые полномочия, смена деятельности). При этом, я много раз убеждался, что деньги как бы «притягиваются» в твою жизнь, если ты поступаешь из любви или каких-то «настоящих» идеалов. Чем бы я в жизни не решал заниматься, прежде всего, я искал себе дело «по душе». Люди в нашей команде – такие же. И чем мы меньше с ними думаем о деньгах, тем больше их в нашей жизни материализуется.

Над какими бизнес-процессами, ты работаешь лично, а какие делегируешь?

Сейчас я делегировал почти все, но это такой этап, очень важный и нужный лично для меня, и я знаю, что это временно. Но делегирование – это эволюционный процесс и я пришел к тому, что есть сейчас, достаточно осознанно и не быстро. Делегирование – это в том числе, вопрос доверия, а доверие – вопрос безопасности. Сейчас я чувствую себя в безопасности, поэтому считаю, что я на правильном пути.

Сколько времени ежедневно, ты уделяешь своему бизнесу?

Сейчас не больше часа-полутора в день. Как правила это мессенджеры и почта.

Бывают ли твои эксперименты со вкусами провальными, и как это сказывается в дальнейшей на твоей работе?

Бывает, что вкусы, которые мы считаем достойными, плохо продаются. Никак не сказывается, работаем дальше.

Как ты думаешь, насколько сложно сегодня начать заниматься бизнесом в России, и на какие факторы, прежде всего, стоит обращать внимание при выборе ниши?

Не сложно. Про нишу уже ответил: для меня основное – это осознание того, что я делаю, как «любимое дело». И я бы распространил это на все сферы, а не только на бизнес.

Твой бизнес, это не благотворительность, ты на нем зарабатываешь деньги. На что ты тратишь заработанное и как сохраняешь или приумножаешь свой капитал?

Спустя 4 года купил себе машину мечты. Новую BMW, с максимальным мотором и в максимальной комплектации. О хорошей машине мечтал с 18 лет, я учился в МГИМО (кто знает, тот поймет). Тратим на путешествия, на комфортный уровень проживания, помощь себе и близким. Из личных сбережений – некоторые перспективные криптовалюты. Из основных – коплю на новый завод.

Сейчас, когда у тебя есть свое любимое дело, своя ниша в бизнесе, не приходят в голову «шальные» мысли и идеи о развитии другого бизнеса в других направлениях?

Приходили, и я, в общем, сейчас этим занимаюсь по мере сил и возможностей. Но это пока на старте.

Если завтра, к тебе придет инвестор, с кучей денег и предложит сильно масштабировать твой бизнес, за определенный процент в компании, примешь ли ты такое предложение?

Такое уже было. Решил, что душевное спокойствие важнее, поэтому отказался. О чем ни капли не жалею.

Каждый человек, неважно предприниматель он или нет, это прежде всего – индивидуальная личность, со своими «тараканами в голове», недостатками, амбициями и пр. Возникают ли в твоем бизнесе такие ситуации, когда приходится бороться со своим внутренним «Я», идти на какой-то компромисс и как ты с этим справляешься?

С бизнесом все хорошо и с моим отношением к нему тоже. Слава Богу, есть крепкая команда. Лично я сейчас переживаю подобный этап. Но это тема для другой истории.

Если кратко, то мне нравится читать книги, медитировать, работать с психологом. В этом году открыл для себя чудесные свойства групповой терапии. Поддерживаю и развиваю отношения с семьей в широком смысле этого слова, с родными и близкими.

Если бы сегодня, тебе пришлось начинать все "с нуля", то каким бизнесом ты бы занялся, в чем видишь потенциал развития, и самое главное, где бы ты брал на это деньги?

Опять же, «с нуля» очень условный термин. Сегодня, в 34 года, после 14 лет в «свободном плавании», мое главное богатство – мои интеллектуальные способности: EQ (эмоциональный интеллект), крепкая семья (источник сил и вдохновения), networking (друзья, знакомые, коллеги и номера в телефонной книге) и твердая уверенность в себе и в завтрашнем дне. С такими исходными данными, я думаю, будет реально найти деньги на бизнес, случись вдруг что.

Из перспективных (но не обязательно для меня) сфер вижу IT, частное сельское хозяйство на стыке финансовой грамотности и технологий, образование и воспитание детей.

#навсюголову

{ "author_name": "Николай Дюба", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443"], "comments": 2, "likes": -2, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "40232", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]