Евгений Трифонов
7 851

Основные тезисы выступления Путина и ИТ-лидеров на «Интернет-предпринимательство»

10 июня прошёл первый форум «Интернет-предпринимательство в России», организованный фондом ФРИИ. На мероприятии лидеры ИТ-отрасли обсуждали перспективы развития интернет-рынка. Также форум посетил президент России Владимир Путин. Обозреватель ЦП собрал важнейшие высказывания, прозвучавшие в рамках ФИПР.

Форум нашумел в основном участием Путина в закрытом заседании — он заявил о недопустимости ограничений основных прав и свобод человека под маркой борьбы с отдельными негативными явлениями и миссии государства помочь стать компаниям независимыми.

Владимир Путинпрезидент Российской Федерации

Из средства общения интернет у нас в стране превратился в очень прибыльный бизнес. Напомню, что это 8,5% ВВП страны. Так или иначе, рынки, вовлеченные в бизнес в интернете — это свыше 5 трлн рублей. Это большая бизнес-среда.

[…]

Наша миссия будет заключаться в том, чтобы помочь вам, помочь национальному сегменту, помочь людям, которые работают в этих чрезвычайно перспективных отраслях, стать независимыми, и если уже не точку зрения государства, то, во всяком случае, свою личную точку зрения выражать и формулировать ее так, как вы считаете нужным, потому что когда это происходит на национальной почве, в конечном итоге это все равно на пользу государству.

[…]

Офшоризация — проблема для всех стран, особенно от нее страдает континентальная Европа. С ней надо бороться, так как она приводит к недополучению прибыли страной, на территории которой она производится. Все необходимые поручения по проработке изменений, важных для инвестиционного бизнеса, будут переданы правительству.

[…]

(отвечая основателю «Яндекса» Аркадию Воложу) Вы сказали про некую миссию, про то, что есть три-четыре страны, у которых есть свои поисковики... Эксперимент будет чистым, если каждый из этих «миссионеров» обладает известной чистотой суверенитета. Если за всеми четырьмя стоит один хозяин, это уже не миссия, а монополия. А монополия хороша только тогда, когда она своя.

Президент также заявил, что «не стоит прятаться» и призвал интернет-сообщество «вылезать из-под коряги и общаться». Он отметил, что это можно сделать через общественные структуры.

Однако на сессии «Ключевые тренды развития интернета», прошедшей без его участия, скучно тоже не было: когда в одном помещении собираются главы крупнейших российских интернет-компаний и начинают делать прогнозы, послушать явно стоит. Вот самые любопытные реплики оттуда.

Аркадий Воложоснователь «Яндекса»

Будет ли у России новая статья экспорта? Есть ресурсы, есть военная техника, а в ИТ сможем экспортировать? Вот мы научились экспортировать человекочасы программистов — прекрасное достижение. Мы научились экспортировать и делать коробочный софт. Но сервисы, интернет-сервисы — продукт гораздо более высокой степени переработки. Поэтому если в других странах пользуются российскими сервисами, это большая статья экспорта, многомиллиардная.

Дмитрий Гришингенеральный директор Mail.ru Group

Мы долго внутри обсуждали дальнейшую стратегию, и у нас был один из фундаментальных вопросов — выходить на новые рынки в страны, которые опережают нас в интернет-развитии, или страны, которые отстают. Понятно, что есть плюсы у обеих стратегий. За счет опережения можно принести технологии в страну, и это здорово. Но при экспорте надо не забывать, что есть еще внутренний рынок, и нужно активно на нем развиваться. Выход на новые рынки вроде Америки не просто учит конкурировать на сложном рынке, но и, если получается что-то хорошее, это автоматически будет помогать создать что-то в России. 

Мне кажется, это очень важная философская мысль, которую мы долго думали: нам кажется, что лучше конкурировать с лучшими. Мы в прошлом году запустили бренд my.com, открыли офис в США и запустили несколько продуктов на рынки Америки и Европы. Есть первые результаты: почтовый клиент myMail очень неплохо растет в Америке и Канаде, мы, в принципе, уже обогнали два знаменитых стартапа, Mailbox и Sparrow. Это сложно, у нас базовый менталитет — защита своей территории. Смотреть, что делают западные игроки, и повторять это. И поменять этот менталитет очень сложно на то, что ты создаешь абсолютно новый продукт, который нравится пользователям. Мы в начале пути, но надеемся, что у нас все получится.

Аркадий Воложоснователь «Яндекса»

Интернет — это ограниченная область. Но то, что мы за последние 10-15 лет сделали в интернете, технологии, на которых интернет построен — на них сейчас начинает строиться практически любая индустрия. Лет 30-40 развиваются наука об искусственном интеллекте, кластеризация, анализ данных и так далее. И совсем недавно это соприкоснулось с еще одним очень важным потоком: с огромным потоком данных, на которых этот анализ можно производить. Сейчас любой прибор генерирует данные, датчики стали дешевыми, стоят везде, у нас в карманах, в любом транспортном средстве, все генерит данные. 

И то, что мы видели в кино 20-30 лет назад, когда люди разговаривают со стенами, а стены им отвечают — эта «умность» предметов будет в основе абсолютно всех индустрий через 10-20 лет. И в этом следующая индустриальная революция. Была механическая индустриальная революция, когда машины стали нас возить, а теперь будут помогать в интеллектуальной деятельности. Это гораздо больше, чем интернет. Технологии, появившиеся в интернете, будут применяться в авиастроении, медицине, телекоммуникациях, банках, где угодно. И в любом месте они могут принести 5-10% экономии.

Дмитрий Гришингенеральный директор Mail.ru Group

Что касается анализа данных, есть модное понятие Internet of Everything или Internet of Things. Действительно, сейчас массовая и крупная тенденция в мире — интернет выпрыгивает за пределы своей стандартной среды и становится вокруг нас за счет сенсоров, каких-то приборов. Я, наверное, не соглашусь с Аркадием в том, что крупные компании, активно занимающиеся анализом данных, имеют конкурентное преимущество, потому что я сейчас вижу ситуации, когда вы не берете универсальную технологию и применяете для новой ниши, а когда создаются специальные алгоритмы и подходы к очень узким нишам, которые решают конкретные проблемы: термостат, telepresence-роботы, автомобили и так далее.

Александр Мамутсовладелец Rambler&Co

Заря моей ИТ-карьеры наступила недавно, совпала с тем временем, когда, может быть, надо думать о закате. Это обусловлено моим общим инвестиционным интересом к перспективным новостям экономики. Прогнозы в моем исполнении — дело, не стоящее вашего внимания. Но единственное, на что я бы обратил внимание: я не знаю ни одной индустрии с таким легким входом, с такой высокой конкуренцией и с таким мизерным количеством успешных проектов. Мне кажется, это и будет определять будущее: проектов будет все больше и больше, а успешных все меньше и меньше.

Дмитрий Гришингенеральный директор Mail.ru Group

Я очень много думаю о том, как предсказывать будущее. Я пришел к выводу, что человечество почти всегда право по поводу того, какие технологии будут развиваться. В чем люди ошибаются — время, когда это будет случаться. Если посмотрите, практически все бизнес-модели, которые были захаяны после интернет-баббла, существуют сейчас. Я помню, как читал аналитические отчеты 2001-2002 годов, что такие-то виды интернет-магазинов не будут существовать… Важно понимать не только какая технология будет развиваться, но и таймфрейм. 

Ошибаются в обе стороны, иногда люди слишком оптимистичны, иногда слишком пессимистичны. Переходя к конкретике, считаю, что будет активно развиваться робототехника. Как вы знаете, пару лет назад я начал активно инвестировать в это направление. Через год после того, как я начал это делать, этим стал активно заниматься Google.

Александр Мамутсовладелец Rambler&Co

Поколение, потребляющее медиа, будет определять их будущее. Я сторонник того, что определяющими являются, по-простому говоря, константы массовой ментальности, нужно понять, как они войдут в конфликт с новым типом потребления. Например, компания Amazon приносит жителям Европы комфорт в получении различного рода продуктов быстрее и дешевле, чем в оффлайновой торговле. Я немного понимаю рынок книг и не знаю более ненавидимую издателями во Франции компанию, чем Amazon. Потому что довольно эффективно разрушается целый мир издателей, авторов, критиков, маленьких магазинов, кафе при них, целая часть французской культуры. 

Это то, что я называю константой массовой ментальности: вроде бы потребление удобное, недорогое, эффективное, прекрасные логистические решения наталкиваются на культурологическое сопротивление. Во многом этим, может быть, и объясняется то, что люди точно догадываются об изменениях, но не могут угадать срок их наступления: мы не можем понять, когда преодолеем внутренее сопротивление инновациям.

Сергей Фагеоснователь Ostrovok.ru

Говорят о многомиллиардных компаниях. Но я бы сказал, что нужно ориентироваться на куда большее. Давайте посмотрим на Китай. Там уже есть две компании, которые стоят больше $100 миллиардов — Alibaba и Tencent. Есть одна, которая скоро будет столько стоить, это Baidu. Есть еще компаний двадцать дороже $10 миллиардов. И есть огромный потенциал для много чего еще. Это происходит не только за счет китайского рынка, а и за счет того, что Китай экспортирует на другие рынки. 

Сегодня я услышал, что Alibaba присылает в Россию 150 000 посылок в день. Почему это происходит? Говорят, что в России локальные игроки всех победили. На самом деле это не гарантировано. Если посмотрим на продвижение Instagram или Facebook, на то, как работают вместе западные игроки, как через Android продвигается Google, это — опасность для российского рынка. 

Я считаю, что здесь, чтобы Россия могла в существенной степени определять, что происходит в глобальном интернет-рынке, нужно, чтобы в том числе государство применяло те же методы, которые применяются в Китае. Я считаю, что государство Китая проявило дальновидность, четко поставив цель: «Наши игроки должны победить на локальных рынках и потом идти на глобальные». И государство в этом явно заинтересовано. Я считаю, что по раскрытиям Эдварда Сноудена видно, что это вопрос национальной безопасности, а не только экономики.

Борис Добродеевпервый заместитель гендиректора «ВКонтакте»

Важной особенностью российских социальных сетей стали мощные сервисы, связанные с потреблением медиаконтента, и это важное конкурентное преимущество по сравнению с теми же Twitter и Facebook. И я считаю, что на их базе могут быть построены крупные легальные сервисы. Но здесь есть одно важное «но»: на сегодняшний день рынок регулирования интеллектуальных прав в Рунете все еще стоит на перепутье. 

С одной стороны, рынок может пойти по пути либерализации прав на цифровой контент, в этом случае крупные игроки, социальные сети, могут стать основой легализации рынка, могут создать крупные преуспевающие бизнесы и генерировать крупные отчисления в адрес правообладателей. С другой стороны, рынок может пойти по пути ужесточения законодательства, и, на мой взгляд, это будет большой ошибкой. Потому что многие наработки и достижения в этой области будут просто уничтожены, а на смену им придет дробление рынка, большое количество мелких игроков с нежизнеспособными бизнес-моделями, и в итоге проиграют все — и пользователи, и правообладатели.

Герман Клименкооснователь LiveInternet, Mediametrics

Тиньков сделал крупнейший онлайн-банк, который должен был принадлежать, как мне кажется, все-таки Аркадию [Воложу — прим. ЦП], я всегда говорил, что «Яндекс.Банк» — это было бы шикарно. [Волож делает протестующий жест — прим. ЦП] Мы понимаем, что деньги выходят из обращения. Кто работает в банках — уходите немедленно. Банковская индустрия сейчас — примерно миллион человек. Сбербанк — 250 000, Тиньков — 6 000. Когда исчезнут деньги, а когда-то они в нынешнем виде исчезнут, один Тиньков будет обслуживать всю систему. Это может быть не Тиньков, а кто-то другой, неважно. Количество банков, потребных для нашей экономики — не тысячи, как сейчас, а три вверху, как у «Яндекс.Директа», и сбоку еще какая-то часть, 12 банков. Банковский сектор идет к катастрофе.

Борис Добродеевпервый заместитель гендиректора «ВКонтакте»

Раз уж мы говорим о теме регулирования, как представитель социальной сети не могу о ней не сказать. Как мы видим эту ситуацию? Последние 20 лет интернет развивался в обстановке практически полной свободы. За это время были созданы очень крупные, успешные, конкурентоспособные компании и отрасль в целом. Как это часто бывает, период свободы резко сменился регулированием. Безусловно, интернет-компаниям крайне трудно в такой короткий промежуток времени справиться с таким количеством новых законов. 

Особенно к этому чувствительно социальные сети как инструмент и персональных, и публичных коммуникаций. Мы очень надеемся и считаем, что в интересах развития отрасли создание более сбалансированной системы отношений, когда отношения между государством и интернетом не будут бросать в крайность.

Оскар Хартманнсоздатель KupiVIP

14 лет назад, в 2000 году, я сделал копию bodybuilding.com в Германии и стал торговать через интернет. Я отношусь не к тем, кто недооценил, а к тем, кто полностью переоценил все происходящее. Я думал, что убью телемагазины. Я начал торговать тем же по интернету в 10 раз дешевле. Я думал, никаких шансов у телемагазинов нет. Прогнозы, которые тогда были: во-первых, образование никогда не будет прежним, через 20 лет будем учиться по-другому. Был прогноз, что исчезнут очереди у врачей. Еще очень популярна была мысль, что полностью уйдет документооборот, не будет никакой бумаги. Неделю назад я просидел у врача в очереди два часа, и до меня очередь так и не дошла. У того телемагазина, который я пытался убить в Германии, был оборот $100 миллионов, а теперь $1,2 миллиарда. Самое странное — то, что никто не предвидел, что продажа одежды и обуви будет $100 миллиардов в мире. Было популярно говорить про образование и документооборот, а самая обычная одежда стала самой большой индустрией, которую никто не предвидел.

Маэль Гавэгенеральный директор Ozon.ru

Российским интернет-магазинам сложно конкурировать с западными, так как отечественным приходится платить все налоги и пошлины. В России минимальная граница беспошлинной посылки около тысячи долларов, тогда как в мире она десять долларов или нулевая. На этом Россия теряет 98 миллиардов рублей в год. Необходимо ускорить принятие ограничений на беспошлинные посылки.

#Сергей_Фаге #маэль_гавэ #оскар_хартманн #Герман_Клименко #Дмитрий_Гришин #Борис_Добродеев #Аркадий_Волож #Александр_Мамут #ФИПР #Владимир_Путин

{ "author_name": "Евгений Трифонов", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0435\u0440\u0433\u0435\u0439_\u0444\u0430\u0433\u0435","\u043c\u0430\u044d\u043b\u044c_\u0433\u0430\u0432\u044d","\u043e\u0441\u043a\u0430\u0440_\u0445\u0430\u0440\u0442\u043c\u0430\u043d\u043d","\u0433\u0435\u0440\u043c\u0430\u043d_\u043a\u043b\u0438\u043c\u0435\u043d\u043a\u043e","\u0434\u043c\u0438\u0442\u0440\u0438\u0439_\u0433\u0440\u0438\u0448\u0438\u043d","\u0431\u043e\u0440\u0438\u0441_\u0434\u043e\u0431\u0440\u043e\u0434\u0435\u0435\u0432","\u0430\u0440\u043a\u0430\u0434\u0438\u0439_\u0432\u043e\u043b\u043e\u0436","\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0430\u043d\u0434\u0440_\u043c\u0430\u043c\u0443\u0442","\u0444\u0438\u043f\u0440","\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u043c\u0438\u0440_\u043f\u0443\u0442\u0438\u043d"], "comments": 23, "likes": 16, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "4081", "is_wide": "1" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]