[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u043f\u043e\u043c\u043e\u0449\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430\u043c","\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441_\u0438\u043d\u043a\u0443\u0431\u0430\u0442\u043e\u0440_\u043c\u0433\u0443","\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441_\u0438\u043d\u043a\u0443\u0431\u0430\u0442\u043e\u0440","\u0433\u0434\u0435_\u043f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c_\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438_\u0434\u043b\u044f_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430","\u0433\u0434\u0435_\u043f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c_\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438"], "comments": 43, "likes": 12, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "4157" }
Редакция vc.ru
3 547

Алексей Жестков, бизнес-инкубатор МГУ: Почему стартапы боятся российских акселераторов

Партнер бизнес-инкубатора МГУ Алексей Жестков написал для ЦП колонку о том, почему многие российские предприниматели хотят попасть в YCombinator, TechStars или Seedcamp, подчас с недоверием относясь к отечественным акселераторам.

В начале 2013 года мы начали строить программу акселерации на базе бизнес-инкубатора МГУ, взяв за основу опыт западных коллег и посмотрев на то, как такие вещи делаются в России.

Алексей Жестков, партнер бизнес-инкубатора МГУ

За прошедшие полтора года мы протестировали собственные гипотезы, наши выпускники побывали в американских акселераторах, в России появились новые игроки на рынке (да еще какие!), да и просто рынок изменился. Но фундаментальные факторы остаются такими же.

Фондирование

Практически все западные акселераторы фондируются частными лицами и компаниями. Тот же Techstars с гордостью заявляет о том, что за ними стоит более 75 венчурных фондов и бизнес-ангелов. Для этих компаний акселератор – это возможность видеть пайплайн на ранних этапах, к тому же конкуренция за хорошие компании настолько велика, что ведущие игроки хотят иметь доступ к этим компаниям еще на стадии, когда они слишком малы для них.

В России сообщество бизнес-ангелов до сих пор только начинает формироваться, и привлечь $500 тыс. чуть ли ни проще, чем $50 тыс., главное – дорасти до такого размера, а для этого необходимо иметь много пользователей или хороший уровень продаж. Увидев такую зависимость от посевных денег, мы стали одними из первых, кто решил создать частный микро-фонд при инкубаторе, чтобы помогать тем, кого бы отобрали для акселерации. Сейчас у нас пять частных инвесторов и каждый приносит свою экспертизу и навыки.

Частично эту же дыру в финансировании решило закрыть государство с задумкой дать толчок развитию предпринимательства. Однако с государственными инвестициями все тоже непросто – это и бумажная волокита, и формальности, и невозможность работы в юрисдикции с английским правом, что не только ограничивает возможности защиты прав текущих инвесторов и основателей, но и может привести к сложностям в структурировании следующего раунда инвестиций.

Формат

Также вопрос в том, что именно считать акселератором. Классически, акселераторы предлагают небольшую сумму финансирования, инфраструктуру и интенсивную программу развития, направленную на вывод продукта на рынок и рост. В России не так много акселераторов, которые соединили все эти ресурсы в один пакет – либо нет денег, либо площадей, либо с командами никто не работает.

Но и топовые западные акселераторы уже тоже не являются стартап-акселераторами в классическом понимании. YCombinator, да и Techstars превратились в консалтинговые «бутики» для молодых компаний – с каждым новым набором участники все дальше отделяются от стадии предпосева / посева, становясь все более зрелыми – так, Quora, ставшая участником YC, уже привлекла более $100 млн инвестиций и совсем не похожа на классического клиента стартап-акселератора. Попасть в ведущий западный акселератор с идеей или прототипом без продукта с продажами и серьезной клиентской базой практически невозможно, остаются менее топовые варианты, но, к слову, и среди них есть очень достойные.

Ну а главное – это конечно то, что происходит внутри акселератора. И тут сравнение между российскими и западными программами провести гораздо проще. Но начать, наверное, стоит с того, зачем участвовать в акселераторе.

Инвестиции и инфраструктура

Большинство участников программ акселерации в США идут за фидбеком, связями и менторством. Большинство российских предпринимателей – за деньгами. Чаще всего мы слышим в качестве первых вопросов от наших потенциальных участников: «А почему так мало денег даете? А можно больше? А почему такая оценка низкая?».

Да, можно говорить о том, что денег в западных программах дают больше и инфраструктура у них лучше, но это же не только вопрос предложения, но и вопрос спроса. Сам рынок в США в десятки раз больше, венчурной индустрии десятки лет, да и конкуренция за проекты сильно выше, именно поэтому компании привлекают раунды с высокими оценками и без продукта. Да и не стоит забывать о затратах на краткосрочный переезд и общую стоимость жизни и разработку, которая на западе в итоге выйдет не меньше чем в России.

Но опять-таки, деньги — не первоочередная причина для выбора акселератора, основной вопрос — в менторстве, связях и внимании.

Менторство и нетворкинг

Вопрос с менторами и связями не такой уж однозначный, как кажется на первый взгляд. И тут главный вопрос – это понять, где же в реальности рынок твоего продукта и как все-таки предполагается развивать продажи. В силу менталитета, конкуренции и прочих барьеров, скорее всего, первые клиенты проекта из России будут тоже в России. А значит и первые связи и советы скорее всего тоже нужны в России. Уж точно лучше продать продукт условному «Связному», чем пытаться тщетно обивать пороги BestBuy. В конечном итоге, имея «Связного» в клиентах, продать продукт BestBuy будет проще.

Лучше продать продукт условному «Связному», чем пытаться тщетно обивать пороги BestBuy.

Чего нашим акселераторам явно не хватает — опыта и базы выпускников. Для многих участников ведущих западных MBA-программ, одна из главных ценностей — это нетворкинг среди выпускников, такая же ситуация и с акселераторами, западные программы существуют дольше, выпускников там больше и, наверное, они более успешные, другое дело, что это опять в основном контакты на западе.

Внимание

Помимо менторства и связей, третьим пунктом в выборе акселератора я поставил внимание к своему проекту. Многие предприниматели пренебрегают им, однако именно внимание и готовность стать частью вашей команды и, например, делать customer development вместе с вашей командой, может стать самой главной ценностью акселератора, особенно для проектов со сложными продуктами. И вне зависимости от того, западный или российский акселератор вы выбираете, надо понимать, с кем вам предстоит работать — что за команда, сколько она уже успела сделать и каким опытом она с вами может поделиться.

Такие акселераторы как 500co, Techstarts помогают найти внешних менторов с необходимой экспертизой, модель YC предполагает отсутствие внешних менторов, но зато вы можете получить консультацию у партнера YC или успешного предпринимателя в рамках их office hours. Но команда не будет тратить на вас по 10 часов в неделю и не станут частью стартапа, просто потому что не обладают необходимыми ресурсами — в наборе одновременно десятки компаний и нельзя всем уделить требуемое в идеале внимание.

Один из наших последних резидентов – настоящий российский серийный предприниматель, основал до этого и успешные, и не слишком успешные компании – естественно, первый его вопрос был в том, зачем ему мы. В итоге мы по сути стали CFO в его команде, помогали составлять бюджеты, финансовые планы, структурировать сделки с инвесторами. На выходе он сказал, что то, что было — это сильно отличается от того, что он слышал об акселераторах, но именно то, что ему и было нужно.

В целом, если бы у меня на руках было бы приглашение в ведущий российский акселератор и хороший западный акселератор, я бы поставил себе вопрос, кто мне больше нужен – а) известный член совета директоров из США, который может помочь связями на западе и будет отлично смотреться в презентации, или б) еще один член команды, способный закрыть большинство из вопросов, которые не закрывает команда основателей и менеджеров по продукту.

Выбор где-то рядом.

#Колонка #помощь_стартапам #бизнес_инкубатор_мгу #бизнес_инкубатор #где_получить_деньги_для_стартапа #где_получить_инвестиции

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления