[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["ipo","\u0432\u0435\u043d\u0447\u0443\u0440\u043d\u044b\u0435_\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","\u043f\u043e\u0439\u0434\u0435\u043c_\u043d\u0430_ipo_\u0432\u044b\u0439\u0434\u0435\u043c","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b_vs_\u043a\u043e\u0440\u043f\u043e\u0440\u0430\u0446\u0438\u0438","\u0432\u0435\u043d\u0447\u0443\u0440\u043d\u044b\u0435_\u0444\u043e\u043d\u0434\u044b","\u0444\u043e\u043d\u0434\u043e\u0432\u0430\u044f_\u0431\u0438\u0440\u0436\u0430","\u0432\u0435\u043d\u0447\u0443\u0440\u043d\u044b\u0439_\u043a\u0430\u043f\u0438\u0442\u0430\u043b","\u0432\u044b\u0445\u043e\u0434_\u043d\u0430_ipo","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f_\u044d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0442\u043e\u0432","\u043c\u0430\u0440\u043a_\u0430\u043d\u0434\u0440\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d"], "comments": 0, "likes": 11, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "4276" }
Редакция vc.ru
2 603

IPO больше не играет роли для стартапа — инвестор Марк Андрессен

В беседе с журналистами издания Vox известный венчурный инвестор Марк Андрессен рассказал о текущем состоянии рынка стартапов и о том, что роль IPO в финансовом успехе ИТ-компаний крайне переоценена. ЦП публикует ключевые тезисы его интервью.

Двадцать лет назад Марк Андрессен был среди сооснователей Netscape — компании, которая создала первый коммерчески успешный браузер на рынке. Netscape вышла на биржу год спустя после запуска, что сделало Андрессена одним из самых богатых людей 90-х годов и положило начало «буму доткомов».

Сегодня Марк Андрессен — венчурный капиталист и один из партнеров фонда Andreessen Horowitz, который отмечает, что за двадцать с лишним лет рынок стартапов и капитала существенно изменился, и теперь выход на биржу не является обязательным условием для привлечения крупных инвестиций.

Для сравнения: стартап Netscape вышел на IPO по достижению рыночной стоимости компании в размере $2 млрд; Twitter «ждал» достижения рыночной капитализации на уровне $25 млрд; а Facebook на момент IPO оценивался в $100 млрд. А многие стартапы и вовсе не выходят на биржу, отмечает Андрессен: достаточно посмотреть хотя бы на Nest — его приобрела корпорация Google за $3,2 млрд, которую два десятилетия назад стартапы могли привлечь только в ходе IPO и никак иначе.

По словам венчурного капиталиста, рынок очень сильно изменился, а сама процедура выхода на биржу стала демократичнее. Если раньше компании начинали расти после IPO (когда привлекали средства за счет продажи акций), то теперь рост на сопоставимые суммы происходит на стадии стартапа, без необходимости выпускать ценные бумаги и становиться корпорацией.

Ирония состоит в том, что в современном стартап-мире не так спокойно, как было в 90-е годы ХХ века. Андрессен отмечает, что тогда у стартаперов был доступ ко взаимным фондам вместо хедж-фондов, и участие в росте стоимости компаний было персональным: активы покупали индивидуальные инвесторы, а не безликие венчурные фирмы.

Кроме того, по словам Андрессена, проще обстояло дело с корпоративным регулированием инвестиций и зарплат. Ситуация в разы усложнилась после скандала с компанией Enron и принятия пакета новых корпоративных правил и реформ. Как полагает венчурный капиталист, всё стало хуже после 2000 года, когда из-за попытки правительства предотвратить новые «пузыри доткомов» и «пирамиды» на плечи малых компаний легло дополнительное бремя налогообложения и корпоративного регулирования в случае выхода на биржу.

Венчурный капиталист Марк Андрессен

Пионер венчурного рынка сетует, что теперь стартапу требуется «армия» адвокатов, юристов, бухгалтеров, куча бумаг. Необходимость соответствовать целому ряду бюрократических процедур убивает дух свободного предпринимательства. Как отмечает Андрессен, возможности для роста получили не перспективные «зеленые новички», а компании, достаточно большие и финансово стабильные, чтобы оплачивать чартеры для бухгалтеров и юристов.

По его словам, выросли и риски, связанные с оперативным управлением и отношениями между акционерами и руководством компании. На фоне растущей популярности хедж-фондов пришлось несладко акционерам, говорит Андрессен. Цены на акции начинают «прыгать» практически сразу после выхода компании на биржу, потому что покупатели и держатели акций начинают «играть на понижение», длительность трейдинга сокращается — и от этого проигрывают и компания, и акционеры.

Андрессен сожалет, что из-за практики инвестирования «золотых парашютов» (выходного пособия по увольнению для топ-менеджмента — прим. ред.) в ценные бумаги возникает вопрос, как корпорации, образовавшиеся из вчерашних стартапов, смогут вообще выплачивать выходные пособия, если фондовый рынок нестабилен, вокруг циркулируют слухи, а менеджмент принимает ситуативные решения. Всех этих проблем, по его словам, не было тогда, когда Netscape выходил на биржу.

Слухи, по мнению Андрессена, стали одной из главных проблем для современных ИТ-компаний. После внедрения новых корпоративных правил и законодательных требований стартапам приходится опровергать буквально каждый слух в официальном порядке — от слухов о болезни СЕО до сообщений бульварной прессы о возможных проблемах в компании с наличкой. Среди стартаперов даже гуляет шутка о том, что каждый день надо выпускать пресс-релиз с официальным опровержением всех возможных «фактов», озвученных в СМИ и блогосфере.

Хедж-фонды не манипулируют рынком стартапов и ценных бумаг напрямую (т.к. это запрещено законом), но как утверждает известный венчурный инвестор, у них достаточно непрямых рычагов влияния, поэтому сейчас после выхода на биржу у компании проблемы только начинаются, а не заканчиваются.

IPO не спасает от «раскачивания» цен на акции конкретной новой компании — у новичков всё взаимосвязано: цена акций, моральный дух сотрудников, способность нанимать новых специалистов, подписание контрактов с новыми партнерами, управление финансами. Стоит только одному из этих компонентов «пошатнуться» — и начинает рушиться всё остальное, говорит Андрессен.

Все эти проблемы есть у стартапов и до IPO. Но после выхода на биржу от одной или нескольких таких проблем напрямую зависит цена акций, доверие инвесторов и клиентов. Для современного стартапа зачастую IPO становится, по мнению Андрессена, не перспективным шагом, а постоянным балансированием над пропастью.

Кроме того, если компания уже после выхода на биржу столкнется когда-либо с необходимостью привлекать сторонний капитал для дальнейшего развития, это стремительно обвалит краткосрочный курс акций и приведет к еще большим потерям, чем были у компании до IPO, утверждает Марк Андрессен.

По мнению известного венчурного капиталиста, изменить ситуацию может только реформирование отрасли, введение новых законов и правил, регулирующих деятельность компаний после выхода на IPO и оздоровление рынка ИТ-инвестиций в целом. Сейчас же сложилась ситуация, когда отсутствие роста на рынке ценных бумаг в ИТ воспринимается и клиентами, и потенциальными инвесторами как сигнал того, что ИТ не растет как отрасль. Подобный стереотип приводит к потере капиталов и к тому, что идти на биржу современным стартапам невыгодно. Прогресс технологий сдерживается механизмами традиционного капитализма, которые, по убеждению Андрессена, давно перестали работать на благо стартапов. В интервью обозревателю Vox он также подчеркнул, что последние 15 лет рынок был сравнительно стабилен, а всплески биржевых индексов были незначительными, хотя давление на стартапы со стороны биржи не уменьшилось.

Среди знаковых IPO последних нескольких лет можно отметить выход на биржу Twitter, Facebook, Alibaba, GoPro, а также слухи о готовящемся выходе на биржу облачного сервиса Box.

Стартапы теряют деньги не только из-за несвоевременного выхода на биржу. Ранее стало известно, что из-за патентных споров компании-новички потеряли $22 млрд за прошедшие 5 лет.

#IPO #венчурные_инвестиции #пойдем_на_IPO_выйдем #стартапы_vs_корпорации #венчурные_фонды #Фондовая_биржа #венчурный_капитал #выход_на_IPO #мнения_экспертов #Марк_Андрессен

Статьи по теме
Производитель камер GoPro выходит на биржу и планирует привлечь $100 млн
Регистратор GoDaddy снова подал заявку на IPO
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления