[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Philipp Kontsarenko", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","wheely","\u0433\u0435\u0440\u043c\u0430\u043d_\u043a\u043b\u0438\u043c\u0435\u043d\u043a\u043e","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d\u043e\u043f\u0440\u043e\u0435\u043a\u0442","\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0439\u0441\u043a\u0438\u0435_\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d\u044b","\u0434\u043c\u0438\u0442\u0440\u0438\u0439_\u0445\u043e\u043c\u0430\u043a","liveinternet","mediametrics","ecwid","\u0440\u0443\u0441\u043b\u0430\u043d_\u0444\u0430\u0437\u043b\u044b\u0435\u0432","\u0433\u043e\u0441\u0434\u0443\u043c\u0430_\u0437\u0430\u043f\u0440\u0435\u0442\u0438\u043b\u0430_\u0445\u0440\u0430\u043d\u0438\u0442\u044c_\u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u0435_\u043d\u0430_\u0438\u043d\u043e\u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u043d\u044b\u0445_\u0441\u0435\u0440\u0432\u0435\u0440\u0430\u0445","\u0433\u043e\u0441\u0443\u0434\u0430\u0440\u0441\u0442\u0432\u0435\u043d\u043d\u0430\u044f_\u0434\u0443\u043c\u0430","\u043e\u0441\u043d\u043e\u0432\u0430\u0442\u0435\u043b\u044c_liveinternet","\u043b\u0435\u0432_\u0433\u043b\u0435\u0439\u0437\u0435\u0440","lurkmore_ru","\u0430\u043d\u0430\u0441\u0442\u0430\u0441\u0438\u044f_\u043f\u0435\u0447\u043a\u0443\u0440\u043e\u0432\u0430"], "comments": 64, "likes": 34, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "4321" }
Philipp Kontsarenko
25 439

Что думает рынок о принятом запрете на хранение данных россиян за рубежом

Государственная дума сегодня приняла в третьем чтении законопроект, запрещающий хранение персональных данных россиян на зарубежных серверах. ЦП обратился к представителям интернет-индустрии, чтобы узнать их мнение о предстоящих изменениях в отрасли.

Госдума одобрила во втором и третьем, окончательном, чтении законопроект, обязывающий хранить на территории России персональные данные россиян, обрабатываемые через интернет. Закон, согласно заявлению депутата Вадима Деньгина, вступит в силу с 2016 года.

По мнению Деньгина, этого срока достаточно, чтобы западные интернет-компании перенесли серверы, на которых будут храниться данные россиян, в Россию. Закон касается только персональных данных — то есть сведений, «относящихся к прямо или косвенно определенному или определяемому» гражданину (например, ФИО, номер телефона и сведения из паспорта).

В случае, если суд признает нарушение порядка хранения данных, Роскомнадзор будет обязан инициировать процедуру блокировки сайта-нарушителя.

ЦП узнал у представителей интернет-индустрии мнение о принятом законе.

Герман Клименкооснователь Liveinternet, Mediametrics

ГД, как в последнее время стало традицией, принимает законы во имя защиты граждан РФ, не поговорив с гражданами о необходимости этой самой защиты. Несознательные мы. Не можем сами решить, насколько высок риск хранения наших данных у зарубежных Букингов, Аппсторов, отелей. Мы даже не понимаем, в чем риск. Но нам об этом не говорят. Наверное, думают что не поймем.

К счастью, наше законодательство всегда отличалось с одной стороны строгостью, а с другой в прямой корреляции — необязательностью. Водители как не пристегивались, так и не пристегиваются. Да и паркуются где хотят, хотя штрафы достаточно стали высоки. Поэтому не будет катастрофы и с этим законом. Просто наши граждане вспомнят, как возили наличные средства, распихивая доллары в карманы всей семье, что веселило иностранных таможенников и отели, когда наши туристы на месте оплачивали отели наличными. Ну да. 2014 год, и это несколько дико. Я раньше думал, что с приходом в Думу молодого поколения отношение к современным технологиям изменится в лучшую сторону и не будет таким пещерным. Но, видимо, на Охотном ряду действует какой то вирус, который уничтожает в головах наших избранников все, что связано с новыми технологиями и возвращает нас к счетам и железному занавесу.

Лев Глейзер«Проджект2017», бывший коммерческий директор «Яндекса»

Принятие подобных законов, с моей точки зрения, является скорее запоздалой рефлексией на то, что мир поменялся и границ в информационном пространстве уже не существует. И можно скорее комментировать то, насколько уровень экспертизы авторов таких законопроектов мешает работе интернет-компаний с точки зрения объемов ресурсов, которые будут потрачены на игнорирование или обход неисполнимых запретов.

Мне кажется, что для Рунета это скорее несложно и не очень дорого. Cкорее проблема в том, что бизнес-атмосфера преобразовывается так, что количество малоэффективных решений в индустрии, связанных с необходимостью учитывать властных лоббистов, качественно растет, а эмоциональный фон таких решений напоминает школьную борьбу с длинными волосами и короткими юбками.

Пресс-служба «Яндекса»

Требование хранения баз персональных данных в России ничего не меняет в нашей работе, поскольку «Яндекс» для обслуживания российских пользователей всегда использовал сервера в России. У нас сейчас несколько дата-центров, но если бы перед нами стояла задача построить их за два года — мы бы, пожалуй, не справились. Только на строительство первой фазы нашего крупнейшего дата-центра в Рязанской области ушло, как минимум, два года. Создание нового дата-центра — это комплекс технологически сложных задач, который требует от компаний серьезных материальных вложений и большого запаса времени.

На сегодняшний день законодательство РФ в достаточной степени регулирует взаимоотношения в сфере обработки, распространения и защиты персональных данных. Право любого человека на судебную защиту своих законных интересов и прав — не вызывает сомнений. Кроме того, в сфере обработки и распространения персональных данных это прямо предусмотрено ст. 17 закона «О персональных данных». При наличии соответствующего судебного решения о том, что распространение какой-либо информации нарушает права гражданина, может быть применен механизм включения в «Единый реестра доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» (название можно сократить), предусмотренный уже существующей статьей 15.1. закона «Об информации».

В этой связи возникает вопрос о целесообразности дополнения закона «Об информации» новой статьей, по сути дублирующей существующий и применяющийся механизм ограничения доступа к информации. Введение нового реестра («Реестр нарушителей прав субъектов персональных данных») представляется избыточным, особенно с учетом того, что порядок ограничения доступа к информации в обоих случаях одинаковый.

Также хотелось бы обратить внимание на то, что 7-я часть новой статьи закона «Об информации» вводит новый для законодательства РФ термин: «лицо, обеспечивающее обработку информации в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети "Интернет"». При этом в законе определение такого лица отсутствует. Введение статуса такого лица в закон «Об информации» при отсутствии определения и перечня правовых признаков этого лица, необходимых для отделения его от круга иных лиц, установленных законодательством, нарушит единообразие и связанность норм отдельных нормативных актов в системе законодательства РФ и создаст неопределенность и сложность в применении новой нормы.

Руслан ФазлыевCEO и основатель Ecwid

Закон ничего общего с защитой персональных данных не имеет. На черном рынке торговали базами данных из ГИБДД и налоговой РФ, а никак не Facebook или Google. Принятие этого закона — пример ситуации, когда люди, которых я не выбирал, мешают мне пользоваться профессиональными решениями, которые я выбираю. Это еще один шаг Рунета через Китай к Северной Корее.

Закон — изоляционистский, он может укрепить позиции российских хостинг-компаний и интернет-сервисов, работающих исключительно на Россию, но уменьшит количество успешных глобальных историй, потому что Россия перестает быть удобной базой для глобального бизнеса. Российским компаниям придется выбирать: строить глобальный проект на нормальных технологиях типа Amazon AWS и игнорировать все преимущества местного рынка, или же начинать локальный проект, но быть менее конкурентноспособным глобально. Российские потребители пострадают - будет меньше выбора и больше утечек данных.

В ЕС есть схожие законы, но ЕС с США заключил протокол US-EU Safe Harbor, который позволяет хранить данные в США при соблюдении ряда условий, направленных на защиту пользователя. Российский закон подобное будущее наверное не ждет, но и массового внедрения, полагаю, не будет - лишь еще одна площадка для избирательного правоприменения.

Дмитрий Хомак,СЕО и сооснователь Lurkmore.Ru

Закон этот совершенно бессмысленный, конечно. То есть принят на волне идеи «на западе за вами следят американцы, так что давайте за вами будем следить еще и мы». А также, понятно, это принуждение зарубежных фирм к сотрудничеству. То есть, сотрудничаете — вы в «белом списке», и мы вас не сразу забаним на территории РФ. Не сотрудничаете — ну, мы вас можем заблокировать в любой момент.

На интернет-индустрии в России это отразится уже примерно никак. Все, что могло, отразилось: власть явно дала понять сначала русским интернет-деятелям, а потом зарубежным: нам не нравится, что у вас тут бизнес и вообще какая-то культура. Бизнес должен быть у нас, а культура — под нашим руководством.

Антон Чиркуновоснователь Wheely

До 2016 года еще далеко.

Анастасия Печкуровавице-президент по мобильному направлению MyPlayCity

Основные тезисы, почерпнутые из прочтенных статей, гневных комментариев, аморфных цитат приведу ниже:

  • персональные данные (далее ПДн) нужно хранить на территории РФ под бдительным контролем сертифицированных дата-центров;
  • под ПДн подразумевается имя, телефон, адрес электронной почты, личная переписка, информация о хранении сопутствующего контента и некое «т.д.» (которое, к сожалению, из статьи уже удалено);
  • именно после принятия закона бигбратья, типа Facebook, Twitter, Amazon, Booking должны развернуть хранение всего в родных ЦОД. Родных мне, а не господину Цукербергу, например.

Представив этот кошмар, пошла читать исходник законопроекта, умозаключения получились такие:

  • True: персональные данные (без исключений по классам, хотя в Европе наш 4-й класс к ПДн не относят вообще) должны храниться на серверах, физически находящихся в РФ. Базы данных, осуществляющие обработку ПДн, должны также физически находиться в РФ. Оператор должен будет сообщить, где физически это все лежит.
  • False: под персональными данными понимается информация, которая позволяет меня однозначно (или не очень, зависит от категории) идентифицировать, например: «Настя Печкурова, проживающая в провинциальном городке N». Кстати, это ПДн всего лишь третьей категории, если я не ошибаюсь, а вот просто переписка без упоминаний людей не относится к ПДн в принципе;
  • Правильный ответ на всю эту возню, на мой взгляд, будет выглядеть в виде распределенного хранения данных. Например. Один сервер находится в РФ: Настя Печкурова, телефон 89110000000, мыло. Второй сервер, находится в США: ID 23455677: «Привет, а посмотри мои мысли про закон о ПДн», ID5566778989: «О, ну ты фигню порешь».

Резюме. Меня не пугает, что я буду посчитана нашим государством еще раз, а непатриотичные социальные сетки кончатся. Думается мне, четвертую категорию ПДн все же отменят (это если вы напишете в переписке в том же Facebook «Настя, неплохая статья», будет К-4 ПДн). Ну и да, это затягивает контроль над передачей трансграничных данных, но прошу обратить внимание на то, что до этого по 152 ФЗ государство и так могло в одностороннем порядке запретить отдельным лицам или странам их передавать.

«Паниковать нельзя отставить» — решите, куда ставить запятую сами.

Сергей ШалаевCEO Surfingbird

Ну это пиздец.

#Мнения #wheely #Герман_Клименко #законопроект #российские_законы #Дмитрий_Хомак #Liveinternet #Mediametrics #ecwid #Руслан_Фазлыев #Госдума_запретила_хранить_данные_на_иностранных_серверах #Государственная_Дума #основатель_Liveinternet #Лев_Глейзер #Lurkmore_Ru #Анастасия_Печкурова

Статьи по теме
Законы: Почему в России нельзя доставлять пиццу дронами
Госдума запретила анонимные интернет-переводы между пользователями
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления