Margarita Vznuzdaeva
1 430

Изменения на рекламном ТВ-рынке: что ожидать от поправок в федеральный закон «О рекламе»

12 минут рекламы в час, рост рекламных доходов телекомпаний и другие изменения.

Поделиться

В избранное

В избранном

О процедуре принятия законопроекта

17 июля 2018 года Госдума в первом чтении приняла законопроект об увеличении продолжительности рекламы на ТВ с 9 до 12 минут в час. 24 июля — во втором чтении, 27 июля его одобрили на заседании Совета Федерации и 28 июля направили на рассмотрение.

Этот законопроект также поддержали профильный комитет Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи и Минкомсвязь.

Согласно процедуре принятия законов на территории РФ, принятый Советом Федерации закон в течение пяти дней поступает президенту (в этом случае до 2 августа), и в течение 14 дней с момента поступления его либо одобряют, либо повторно рассматривают в Государственной думе и Совете Федерации.

В чём суть законопроекта

В случае ратификации законопроекта телеканалам будет разрешат отводить под рекламу 12 минут в час, а не 9 минут (20% вместо 15%) по актуальному федеральному закону «О рекламе» от 2006 года. Общая продолжительность суточной рекламы не изменится и составит 216 минут (15% от суточного вещания).

Авторы законопроекта предлагают снова показывать рекламу в детских и образовательных передачах. Реклама с товарами, которые не предназначены для детей, показываться не будет. Во втором чтении депутат Антон Горелкин уточнил, какие товары подходят под эту категорию. К ним относятся:

  • Алкоголь.
  • Лекарства; медицинские изделия, услуги; методы профилактики, диагностики, лечения; медицинская реабилитация; методы народной медицины.
  • Биологически активные и пищевые добавки; продукты детского питания.
  • Продукция военного назначения и оружия.
  • Продукция, основанная на риске игр, пари.
  • Финансовые услуги.
  • Ценные бумаги.
  • Услуги по заключению договоров ренты, в том числе договоров пожизненного содержания с иждивением.
  • Деятельность медиаторов для проведения медиации.

Особенности рекламы этих категорий товаров установлены третьей главой нынешнего ФЗ «О рекламе». Это ограничение не распространяется на спонсорскую рекламу. Спонсорская реклама вышеописанных товаров запрещена.

Что даст новый закон в случае ратификации

В пояснительной записке к проекту закона написано, что предложенные меры позволят телеканалам эффективнее распределить объём рекламного времени в течение суток. А сохранение общего временного лимита позволит сдержать увеличение рекламной нагрузки на зрителей.

По данным Ассоциации коммуникационных агентств России, суммарный объём рекламы на ТВ за вычетом НДС за январь-март 2018 года вырос на 13%, по сравнению с аналогичным показателем 2017 года. Он составил 44,3-44,8 млрд рублей. Аналогичные показатели по итогам 2017 года также увеличились на 14%.

Реклама на федеральных каналах реализуется за счёт размещения по рейтингам, а не по минутам. Такая модель основана на продаже определённого объёма аудитории. Информацию о ней предоставляет исследовательская компания Mediascope.

Пункты рейтинга означают количество телезрителей, посмотревших 30-секундный рекламный ролик. На базе пунктов рейтинга формируются временные слоты, наиболее и наименее привлекательные для рекламодателя.

Для большинства федеральных каналов в будние дни, за исключением пятницы, прайм-тайм приходится на время с 19:00 до 00:30, в пятницу «повышенное» телесмотрение продолжается до 1:00. В субботу прайм-тайм продолжается с 8:00 до 1:00, в воскресенье и праздники — с 8:00 до 00:30. Несмотря на общие тенденции, у разных каналов слоты могут отличаться.

С принятием нового закона телеканалы смогут давать большее количество рекламы в прайм-тайм — время наибольшего телесмотрения. Аналитики рекламной группы Publicis Media Group отмечают, что вещатели вряд ли будут использовать полный объём квоты в час для того, чтобы равномерно распределить её по временным слотам.

Стоимость рекламы за базовое размещение в 30 секунд в прайм-тайм может в два-три раза превышать стоимость размещения в непопулярное время. Например, по данным рекламного агентства TV-SPB, вечерний тайм-слот в будни стоит почти в три-четыре раза выше, чем утренний (270 тысяч рублей против 80 тысяч рублей), в выходные — приблизительно в два раза (123 тысячи рублей против 260 тысяч рублей).

Цены формируются в соответствии с сезонными коэффициентами: в зависимости от времени года и месяца они могут отличаться. Также роль в и ценообразовании играет и степень охвата: на уровне города, региона, страны.

Ещё до первого чтения поправок к законопроекту аналитики Publicis Media Russia подсчитали, как увеличение рекламного времени в час может изменить предложение телевещательных компаний работодателям.

Длительность рекламы в девять минут ограничивает рекламный инвентарь. Если канал теряет часть зрительской аудитории, то вместе с тем уменьшается и этот показатель.

Чтобы компенсировать свои потери, телевещатель повышает цены на рекламу, так она становится менее доступной для рекламодателей. Новый закон может изменить эту ситуацию за счёт увеличения инвентаря.

Свое мнение в отношении нового законопроекта также выразили эксперты.

Новые поправки к закону «О рекламе» направлены в известной мере на то, чтобы помочь телеканалам. Увеличение рекламного пространства в единицу эфирного времени обеспечивает каналы и медиаселлеров дополнительным инвентарём и возможностью маневрировать при размещении рекламы в рамках прежних допустимых объёмов — 216 минут в сутки.

За этим, вероятно, последует рост объёмов в прайм-тайм и в отдельных высокорейтинговых передачах. Хотя может пострадать ночной, утренний эфиры от двух до пяти часов с минимальными рейтингами. Напрашивается вывод, что каналы получат дополнительные поступления от рекламы. Растущая конкуренция со стороны интернет-рекламы только обостряет борьбу за каждый рубль рекламодателя.

Увеличение возможностей размещения ТВ-рекламы — не самоцель. В последние годы российские телезрители были избалованы высококачественным телевизионным контентом. В этом можно удостовериться, наблюдая за реакцией на эфир программ 5-10-летней давности, которые уже сейчас смотрятся как архив.

Здесь и встаёт вопрос: «Как финансировать современный и высокотехнологичный контент?». Поправки к закону не решают комплексно эту проблему, но создают дополнительные источники финансирования, которые требуют профессионального управления эфирными возможностями.

Перед каналами встаёт проблема, как распорядиться со стандартным хронометражом традиционных программ, сериалов, которые рассчитаны на девять минут рекламного времени. Или в каком объёме допускать прерывание телепрограмм анонсами телепередач, за которыми не стоят рекламные деньги, но которые обеспечивают зрительскую аудиторию.

Необходимо найти золотую середину, чтобы не оттолкнуть телезрителя возросшим объёмом рекламы. На эти вопросы предстоит дать ответ медиаагентствам в сотрудничестве с медиаселлерами и каналами.

Отмена ограничений на рекламу в детских и образовательных телепередачах вместе с запретом рекламы товаров, не предназначенных для детей, — это также коммерческий вопрос. Скорее важнее позиция о запрете рекламы непредназначенных для детей товаров. Новая законодательная норма призвана поддержать именно производство детских и образовательных программ.

На нашем рынке уже существует практика добровольного самоограничения, введённого отдельными крупными производителями и рекламодателями. Они сознательно воздерживались от рекламы товаров, не предназначенных для детей, по соображения этики или охраны здоровья.

Этот тот случай, когда хорошая инициатива встретила поддержку на законодательном уровне.

Я не вижу проигравших с принятием новых законодательных норм. Если говорить о медиаканалах в целом, то каждому из них, чтобы быть востребованным, независимо от законодательных норм, приходится в жёсткой конкуренции ежедневно доказывать рекламодателям свою эффективность. И телеканалы как лидирующий сегмент медиарынка — не исключение.

Алексей Ковылов
первый вице-президент АКАР, генеральный директор Geometry, Grey

Поправки в федеральный закон «О рекламе» носят, скорее всего, технический характер. Они позволят телекомпаниям показывать больше рекламы в прайм-тайм и не показывать ночью, когда её никто не смотрит. С точки зрения бизнеса это разумно. С точки зрения телезрителя — объём выгружаемой на него рекламы возрастёт, так как средний зритель как раз и смотрит передачи в прайм-тайм.

В целом очевидно, что индустрия предпринимает меры по оптимизации ресурсов или, скорее, уже по выживанию. Люди переходят на другие форматы телесмотрения. YouTube, стриминги, свои видеоплатформы есть у Facebook, Twitter и так далее. Трансляционный телевизор вымирает вслед за газетами. Это вопрос смены поколений, а не редакционных усилий.

Каждый, кто уже перешёл в другие форматы, если вдруг возвращается в телевизор (например, на футбольный чемпионат), сталкивается с навязанной рекламой. И спрашивает сам себя: «Что это? Зачем? Почему я должен это смотреть?». Разве что реклама может быть любопытной в этаком ностальгическом или этнографическом смысле.

В целом, конечно, навязанное медиапотребление, да ещё нашпигованное рекламой, — архаизм, который уйдёт со сменой поколений. Возможность показывать больше рекламы в прайм-тайм немного улучшит бизнес телекомпаний. Но она также сделает для аудитории ещё более привлекательными другие форматы телесмотрения, где рекламы нет. Ведь цифровому человеку отказаться от телевизора очень легко, цифровая среда предлагает много других форматов видео.

Так что мера эта техническая, тактически удобная. Но стратегически телевизор она не спасёт и даже немного увеличит преимущества других телеформатов, в которых нет рекламы.

Андрей Мирошниченко
медиааналитик

Я воспринимаю этот законопроект странным образом. С одной стороны, конечно, для телеканалов это очень даже неплохо — теперь они смогут рассчитывать на увеличение доходов за счёт большего объёма рекламы в часовом вещании.

Но, с другой стороны, я хорошо помню историю, когда ограничений по часу вообще не было. И это приводило к тому, что вся реклама была брошена в прайм-тайм. Закон 2006 года, на мой взгляд, введя 15% ограничение рекламы в часовом слоте, как раз очень красиво выровнял объёмы размещения рекламы в течение суток. И для зрителей — это было отличное решение. Поэтому с экономической точки зрения мне законопроект вроде понятен и нравится. С гражданской или зрительской — совсем не нравится.

Что касается отмены ограничений на рекламу в детский программах — это вообще необсуждаемая история: тут либо стоит отдельно оговорить возраст детей, либо вообще ничего не предпринимать.

Насчёт стимулирования телевещателей — да, в какой-то мере... Хотя я всё же считаю, что это слабый стимул. Гораздо больший эффект могут дать действия телевещателей, направленные на более активную работу с цифровой аудиторией. До сих пор онлайн-аудитория недостаточно учитывается при продаже рекламы. Хотя это, конечно, забота не только вещателей, но и медиаизмерителя, медиаселлера. Впрочем, это уже совсем другая история.

Галина Щепилова
исполняющая обязанности заведующего кафедрой телевидения и радиовещания факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, профессор, доктор филологических наук

На первый взгляд, ничего особенного и кардинальных перемен не предвидится, просто аудитория ТВ-каналов будет немного больше видеть рекламу в прайм-тайм и меньше в непопулярное время. Но учитывая зависимость стоимости размещения роликов на телевидении от сетки вещания, поправки в закон должны некоторым образом повлиять на доходы телеканалов.

К чему это приведёт, сказать сейчас сложно. Как минимум это нововведение позволит каналам и рекламным агентствам больше заработать, так как время в прайм-тайм стоит значительно дороже, в некоторых случаях даже на порядок дороже.

Что касается аудитории, возможно, зрители просто дольше будут перещелкивать каналы во время рекламы, а возможно, наоборот, обрадуются дополнительной паузе и займутся своими делами в перерыве.

С детьми другая история. Это, пожалуй, самая неискушенная аудитория, которая с удовольствием смотрит рекламу. Дополнительная рекламная пауза наверняка поможет маркетологам влиять на потребительский спрос и продажи — дети всегда найдут возможность попросить родителей купить что-то, что им хочется. Поэтому цензура рекламы во время детских передач резонна.

Инна Алексеева
генеральный директор коммуникационного агентства PR Partner

Для рынка это, естественно, приятная новость. Ведь наше рекламное законодательство последние 10-15 лет становилось всё менее либеральным. Как известно, объём того товара, который продает ТВ рекламодателям, законодательно ограничен. И ограничен довольно жёстко. А спрос на товар растёт.

Чтобы вместить этот растущий спрос при невозможности увеличить предложение, приходится увеличивать цену, пытаясь приблизить её к балансовой.

Очевидно, что в такой ситуации кого-то из желающих не удаётся вместить, а для кого-то ТВ становится слишком дорогим. И эти недошедшие до ТВ маркетинговые бюджеты либо просто экономятся, либо вовсе уходят из медиарекламной индустрии, например, в стимулирование ценовыми акциями, ходячими хот-догами и так далее.

Внесённый законопроект позволит увеличить рекламный инвентарь на ТВ, даст телеканалам большее поле для манёвра и привлечения рекламодателей. А в конце концов выиграет и зритель, поскольку каналы смогут больше вкладывать в контент.

Антон Чаркин

советник генерального директора «Национального Рекламного Альянса»

Да, действительно, в связи с подписанием изменений в ФЗ «О рекламе» мы в будущем увидим больше рекламы в отдельные интервалы времени. При этом общий объём рекламы в течение дня не изменится.

Очевидно, что рост объёма и числа рекламных блоков придётся на самый рейтинговые интервалы и программы, что позволит каналам иметь больше инвентаря (рейтингов) для продажи и, как следствие, получать больше выручки. Телезрители при этом будут вынуждены смотреть больше рекламы, и возможно, это будет причиной изменения структуры телесмотрения.

При этом аудитория может уходить с одного канала на другой, но с высокой долей вероятности в этот временной интервал на другом канале объём рекламы тоже увеличен, поэтому может усилиться тренд снижения общего телесмотрения и рост аудитории в других медиа.

Однако если посмотреть на ситуацию с другой стороны, то большая прибыль должна позволить телеканалам инвестировать в создание или закупку новых качественных проектов, чтобы удержать телезрителей или привлечь новых. Поэтому мы будем надеяться, что в ближайшем будущем мы получим больше качественного контента на всех ТВ-каналах.

Что же касается снятия запрета на рекламу в детских и образовательных передачах, то не думаю, что это перевернёт рынок и принципиально изменит отношения на рынке или приведет к росту доли детских каналов. Детский контент всегда отличался невысоким интересом у зрителей и неоднородностью аудитории по возрастам, что затрудняет планирование рекламных компаний рекламодателями.

При этом сегодня рекламодатели могут размещаться до и после детских передач, что они и делают.

Безусловно, присутствие рекламы в самой программе способно переключить внимание ребенка или родителей на рекламируемый продукт с большей вероятностью, но не нужно забывать, что в законе остаётся большое число ограничений на товары, которые можно рекламировать. Более того, существуют ограничений на видео ряд, что усложняет задачу.

Также нужно понимать, сколько будет рекламных блоков и какой продолжительности для разных передач. От этого тоже будет зависеть заинтересованность рекламодателей и поведение телекомпаний.

Алексей Ртищев

руководитель группы по работе с клиентами медиаагентства Starlink

#медиа #маркетинг

{ "author_name": "Margarita Vznuzdaeva", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430","\u043c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0438\u043d\u0433"], "comments": 12, "likes": 11, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "43334", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]