[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["facebook","\u0441\u043e\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0435\u0442\u0438","\u043b\u0435\u043d\u0442\u0430_\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u0435\u0439"], "comments": 33, "likes": 28, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "4690" }
Daria Khokhlova
19 395

Эксперимент Wired: Что будет, если лайкать всё подряд в ленте Facebook

Колумнист Wired Мэттью Хонан провел эксперимент — он решил лайкать буквально все посты, которые увидит в своей ленте, вне зависимости от того, понравятся они ему или нет, и следить, как это отразится на предлагаемом контенте. По его собственным словам, он не руководствовался ни какой-либо целью, ни четкими сроками — хотел продержаться столько, сколько получится, и, может быть, вынести что-то для себя.

Facebook использует алгоритмы, которые определяют, что именно пользователь увидит в своей новостной ленте. Эти алгоритмы не строятся лишь на основе лайков и репостов — они базируются на сложных формулах, которые учитывают также все действия, которые конкретный пользователь совершает на Facebook и в интернете в общем.

Мюттью Хонан установил для себя пару правил: оценивать все, что ему предлагает новостная лента, и не переходить по ссылкам на сторонние ресурсы. Очень быстро выяснилось, что этих двух правил недостаточно. Как только некоторый пост получал свою оценку, система заменяла его на другой — похожий, чтобы новый пост также можно было лайкнуть. Это могло бы превратиться в бесконечную цепь однотипных новостей, так что журналисту пришлось ввести еще одно правило — оценивать только первые четыре рекомендованные новости, и ни одной больше.

Начался эксперимент с новостей, которые нравились друзьям, но с каждой оценкой лента стремительно менялась: стоило журналисту оценить, к примеру, пост об известном политике, как новостная лента тут же наполнялась новостями о других политиках, а новости об интернет-магазинах неизбежно влекли за собой новости о других интернет-магазинах. К вечеру новостная лента состояла лишь из новостей политики и техники, рекламы магазинов и вирусного контента — посты от друзей исчезли практически полностью.

Под конец первого дня эксперимента Хонан оценил новость о секторе Газа — и с утра обнаружил свою ленту гораздо более радикальной, чем вечером. Все новости выглядели однотипно: довольно спорный тезис, его объяснение, призыв к действию. Что занимательно, лента на мобильных устройствах и на десктопе выглядела по-разному. В то время как в полной версии еще демонстрировались хоть какие-то новости от друзей, мобильная была полностью избавлена от подобных постов — в ней остались лишь последние новости из СМИ и реклама.

Со слов экспериментатора, к середине вторых суток он начал попросту бояться заходить на Facebook, который превратился в нечто вроде «храма провокации» — его лента становилась все более и более радикальной, причем не только право-радикальной, но и лево-радикальной. Лайкая такое количество подобных новостей, довольно легко попасть под подозрение администрации соцсети и спецслужб, чего и опасался автор. Он решил остановить эксперимент спустя двое суток — просто потому, что он уже больше не мог этим заниматься.

Что гораздо хуже, чем то, насколько политизированной стала лента — то, насколько она стала глупой. Автору было предложено лайкнуть посты о парне из подтанцовки Кэти Перри, о младенце, который выглядит точь-в-точь как Jay-Z, результаты девчачьих тестов и фотографии собачек и облачков, и всё остальное, что ему было на самом деле стыдно лайкать. Но он лайкал.

Новостная лента стала выглядеть ужасающе. Журналист оценил более сотни постов — и из всех действительно понравились ему лишь единицы. Кроме того, всё, что он лайкнул, Facebook покорно транслировал его друзьям. Некоторые из них решили, что друга просто-напросто взломали, другие отмечали, что вся их новостная лента чуть ли не на 70 процентов состоит из постов, понравившихся автору статьи. Facebook не просто не понизил рейтинг его страницы — Facebook стремительно повышал этот рейтинг, так что из новостных лент друзей в конце концов практически исчезли все остальные посты — и остались только те, которые лайкнул журналист.

Чем дольше журналист убеждал Facebook, что ему нравится всё предложенное, тем меньше постов нравились ему на самом деле и тем быстрее Facebook превращался в место, где на деле ему не нравилось ничего.

#Facebook #социальные_сети #лента_новостей

Статьи по теме
Как брендам подстроиться под изменения алгоритмов Facebook
Почему главная проблема Фейсбука — это ньюсфид
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления