[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Alexander Lashkov", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043e\u043f\u0446\u0438\u043e\u043d\u044b","\u0430\u043a\u0446\u0438\u0438","mopub","\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430_\u0432_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435","\u043e\u043f\u0446\u0438\u043e\u043d\u044b_\u0432_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435","behance","singleplatform","\u0434\u0436\u0438\u043c_\u043f\u0435\u0439\u043d","\u0441\u043a\u043e\u0442\u0442_\u0431\u0435\u043b\u044c\u0441\u043a\u0438"], "comments": 25, "likes": 17, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "4922" }
Alexander Lashkov
8 937

Удачная работа: истории стартапов, сотрудники которых стали миллионерами

Издание Business Insider опубликовало материал с историями трех руководителей стартапов, которые после продажи компании за значительную сумму решили поделиться заработанным с сотрудниками.

Журналист Business Insider Эллисон Шонтел приводит в пример традиционного развития событий при продаже стартапа историю одного проекта из Нью-Йорка — компания была куплена за $80 млн. Её основатели стали богачами, но максимум, что получили сотрудники — это $50 тыс. Однако так поступают не все руководители молодых компаний — Шонтел рассказывает о трех компаниях, сотрудники которых хорошо заработали при продаже проекта.

36 миллионеров из MoPub

Основатель рекламной технологической компании MoPub Джим Пейн обладал большим опытом работы в стартапах — в свое время он был сотрудником проекта, закрывшегося во время «краха доткомов», а потом трудился в проекте, который был продан. Поэтому он позаботился о том, чтобы сотрудники его собственной компании имели шанс разбогатеть, еще до того, как в 2013 году Twitter предложил за MoPub $350 млн.

Мне было важно, чтобы люди, которые работали над MoPub, не просто наслаждались результатами своей работы, но чтобы эти результаты были значительными именно для них и расширили бы их возможности по жизни.[...] Лучший способ помочь сотрудникам заработать — это позаботиться обо всем заранее.

Пейн создал систему, при которой работники компании получали кредиты на выкуп акций по опционам — задолго до продажи компании. Это позволяло сотрудникам покупать акции по более низкой цене и экономить на налогах. Кроме того, каждые полгода опцион каждого сотрудника пересматривался в зависимости от результатов его работы. Это мотивировало не только старых сотрудников, но и новичков, которые могли быть настоящими звездами в своем деле.

Джим Пейн

В результате, когда была закрыта сделка с Twitter, 36 из 100 сотрудников компании стали миллионерами, а десять из них заработали «значительное» состояние. Вот как сам Пейн описывает свою политику по отношению к опционам:

Основателям стартапов нужно помнить, что сотрудники тратят время своей карьеры на их компанию, а значит руководитель несет ответственность за этих людей. У CEO обычно больше возможностей для заботы о сотрудниках, чем принято думать. 

Можно, конечно, оставить весь пирог для себя, но бизнес — это командная игра. Если стремиться заработать любой ценой, то стать хорошим CEO не получится. Деньги могут прийти, но вы никогда не будете по-настоящему хороши.

Основатель SinglePlatform по своей воле решил сделать половину сотрудников миллионерами

Уайли Серилли пять раз отчисляли из колледжа, и высшее образование он так и не получил. Кроватью в его первой съёмной квартире в Нью-Йорке служил дырявый матрас. Теперь он мультимиллионер — в 2012 году его двухлетний на тот момент стартап SinglePlatform был куплен за $100 млн наличными и акциями торгующейся на бирже компанией Constant Contact. В результате сделки половина сотрудников SinglePlatform стала миллионерами, хотя юридически для этого не было оснований, поскольку процесс закрепления акций за ними еще не завершился (этот процесс называют вестингом).

Слева Уайли Серилли

В июне 2012 года Серилли не собирался продавать компанию — он занимался привлечением очередного раунда инвестиций в размере $17 млн, но неожиданно появилось предложение от Constant Contact. Незадолго до этого в компании было 13 сотрудников и только четверо из них проработали в стартапе больше года — по условиям опционного соглашения, они еще не получили права на свои акции. К моменту поглощения в SinglePlatform работало уже 30 человек — ни у кого из новых сотрудников не было опционов. Серилли описывает эту ситуацию так:

Большая часть сотрудников, включая членов управляющей команды вроде COO и CTO, проработали в компании меньше года. Мы получили отличное предложение о покупке, но продажа компании означала бы, что все эти люди не получат ничего.

Серилли решил посоветоваться с инвесторами, и Говард Морган из венчурной компании First Round Capital предложил способ решения проблемы. Акции выбранных Серилли сотрудников были закреплены за ними, а новые сотрудники получали бонусы в размере тысяч долларов и акций Constant Contact. Эти действия сделали миллионерами больше половины сотрудников стартапа. Кроме того, Серилли заключил с Constant Contact соглашение, согласно которому, после поглощения все сотрудники его компании сохранят свою работу и что никому из них не придется переезжать из Нью-Йорка. В письме сотрудникам, основатель охарактеризовал сделку, как 'win-win-win', подразумевая, что в выигрыше остался и покупатель компании, и её основатель, и работники проекта.

История Behance

Основатель сайта для дизайнеров Behance Скотт Бельски не планировал продавать компанию, но от предложения Adobe в $150 млн отказаться было сложно. Однако, когда решение о продаже было принято, Бельски и второй основатель проект Матиас Кореа стали думать о том, как изменения скажутся на сотрудниках. Руководители Behance нарисовали таблицу, в которую вписали каждого сотрудника компании. В одном столбце таблицы они отмечали, что после продажи получит сотрудник согласно заключенным соглашениям, а во вторую — чего он на самом деле заслуживает.

Скотт Бельски

Бельски договорился с Adobe и советом директоров о том, чтобы использовать часть денег от сделки на выплаты сотрудникам, также некоторым из них полагались акции. 

Вы должны сражаться за своих сотрудников во время продажи компании и говорить покупателям о том, как стоит поступить. Кроме вас эти люди никому не нужны. Спустя много лет я хотел бы оглянуться назад и сказать, что мы поступили правильно по отношению к сотрудникам, пользователям и компании.

План основателей Behance о том, как вознаградить сотрудников наилучшим образом, сработал — спустя два года после продажи компании ни один из членов команды не покинул Adobe. А жизни около десятка работников «очень сильно изменились с материальной точки зрения».

#стартапы #опционы #акции #MoPub #работа_в_стартапе #опционы_в_стартапе #Behance #SInglePlatform #Джим_Пейн #Скотт_Бельски

Статьи по теме
Как не нужно просить повышение зарплаты: 10 главных ошибок
Glassdoor: Сколько зарабатывают сотрудники Apple
Исследование Glassdoor: В Google самые большие зарплаты и премии
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления